RSS
Написать
Карта сайта
Eng

Россия на карте Востока

Летопись

28 мая 1881 вел.кн. Сергей Александрович во время своего паломничества посетил место будущего Александровского подворья в Иерусалиме и решил провести на нем раскопки

28 мая 1898 открылся Архангельский отдел ИППО

28 мая 1908 убит почетный член ИППО экзарх Грузии Никон (Софийский)

Соцсети


Священник Гавриил Григорьевич Сретенский

Имя почетного члена Императорского Православного Палестинского Общества протоиерея Гавриила Григорьевича Сретенского (р. 1828–†25.03.1890), настоятеля храма Вознесения Господня («Малое Вознесение») на Большой Никитской улице в Москве, увековечено среди других деятелей Императорского Православного Палестинского Общества на мраморных мемориальных досках у Порога Судных врат на Александровском подворье ИППО в Иерусалиме.

Священник Гавриил Григорьевич Сретенский заступает на место настоятеля храма Вознесения Господня («Малое Вознесение») на Большой Никитской улице в Москве в 1873 году, там он прослужил по 1890 год до своей кончины.

Священник Гавриил Григорьевич Сретенский - почетный член ИППО
Протоиерей Г. Г. Сретенский.
Фото из альбома РУССКИЕ УЧРЕЖДЕНИЯ В СВЯТОЙ ЗЕМЛЕ И ПОЧИВШИЕ ДЕЯТЕЛИ ИППО 1882–1907.
Изд. ИППО 1907 г.

Закончив Вифанскую семинарию, впоследствии товарищ и друг священного Никодима Викария Московского,  Гавриил  Григорьевич Сретенский в 1848 г. окончил курс учения со степенью студента, и по порядку того времени, когда весьма немногие стремились в академию, поступил на «епархиальное поприще» дьяконом к Казанскому собору.

Здесь он сразу стал под руководство приснопамятного  протоиерея  А. И. Невоструева. По поручению и под наблюдением мудреца — начальника он выступает на проповедническое поприще — ведет в систематическом порядке в приписной к Казанскому собору церкви во временной тюрьме беседы с заключенными; по поручению Невоструева ходит в разные библиотеки, делает различные справки, извлечения, свод для его ученых работ. Через шесть с половиной лет о.  Гавриил   Сретенский  дьяконом переходит к церкви Успения на Остоженке. Через пять лет после этого умирает его супруга, потеря которой составляла почти непреодолимое препятствие для получения диаконом священнического сана.

В 1870 г. приезжает в Россию и в Москву скромный, но горячо преданный миссионерскому делу архимандрит Николай (Касаткин, позднее ставший почетным членом Императорского Православного Палестинского Общества) — в то время представитель, можно сказать, зерна Православной Церкви в Японии, обращается в то время к иерарху Петербургскому и в особенности к митрополиту Московскому Иннокентию — печальнику и великому деятелю Русской Церкви и русского дела за пределами России, объясняет состояние и надежды небольшой группы православных христиан в Японии, в то же время ищет в Москве людей, которые могли бы способствовать успеху дела в такой далекой стране. Московский протоиерей Амвросий, впоследствии архиепископ Харьковский, указывает архимандриту Николаю человека, способного для содействия миссионерским целям, в лице дьякона Сретенского, рекомендуя его в этом смысле и Высокопреосвященному Иннокентию. Митрополит дает отеческое благословение о. Гавриилу  Сретенскому  с пожеланием успехов, а архимандрит Николай отправляется в свою далекую Японию с верою в Бога и надеждою на избранного человека. Оттуда, он присылает еще несколько писем Сретенскому, возбуждает его на труд, просит… Нужно было приняться за дело, нужно было пробить брешь в русском обществе и народе для далекой Японии, о которой в России почти ничего не знали.

Нимало не смущаясь от невнимания и равнодушия, уверенный в святости православного дела и в государственном значении миссии в Японии, о.  Гавриил Сретенский  начинает сеяние во всех кругах русского общества, распространяя сведения о Японии, разъясняет значение ее для России. Затем пишет статью о Японии и значении православной миссии в ней: статья настолько была содержательна и рельефна, что ее с любовью помещают в «Русском вестнике» Михаил Никифорович Катков, отзывавшийся для всех русских интересов и симпатизировавший Японии до конца своей жизни. И вот, потекли различные пожертвования в Японию не только из Москвы, но из разных городов и углов России.

«Мы, благодаря Вам, Гавриил Григорьевич, стали на твердые ноги»,— пишет неоднократно в своих письмах почтенный труженик Николай, облеченный к тому времени в сан епископа.

Замечательно отношение митрополита Иннокентия к Японскому делу: он часто призывает к себе Сретенского, расспрашивает о ходе дела, радуется успеху, посвящает его во священника и не раз говорит: «Не привязывайтесь к приходу, мы дадим Вам более широкое поприще, для которого и сохраните свои силы». Впоследствии японская миссия принята в круг ведения Православного миссионерского общества. В свой следующий приезд в Россию для посвящения в епископы глава японской миссии собрал пожертвования более 20 000 рублей. А отец  Гавриил Сретенский как служил путеводителем и пособником Преосвященному Николаю во время его приезда в Москву за сбором пожертвования, так и до самого последнего времени оставался деятелем на пользу Японии: Преосвященный Николай часто писал ему о возникавших нуждах и потребностях миссии, а  Сретенский  по мере сил старался делать все для удовлетворения миссии. Даже за месяц перед смертью он давал, хотя уже через других, ответ телеграммой на запрос Преосвященного Николая относительно устройства русского звона при богослужении в Японии.

С 1882 года о.  Гавриил   Сретенский приглашается на новое общественное дело. Возникает в Петербурге Императорское Православное Палестинское Общество, положившее себе великие задачи — учено-археологические, паломнические, государственные. Во главе Общества стоит великий князь Сергей Александрович, а вокруг него группируется значительное число интеллигентных и уважаемых лиц Петербурга. Нужно было сделать известным Общество и его задачи в Москве — сердце православия и русской народности. Выбор пал для этой цели на о. Гавриила Сретенского, потому что многие в Петербурге знали его лично, а в Москве указывал на него как на человека, соответствующего цели, Преосвященный Алексий, впоследствии архиепископ Литовский.

Деятель Японский с опытностью берется за новое дело. Общество становится известным в Москве, а через Москву и в других местах России: привлекается большое число членов в Общество, возбуждается сочувствие к нему, растут материальные средства.


Имя протоиерея Г. Г. Сретенского (вторая доска слева в верхнем ряду) на мемориальной доске деятелей ИППО на Александровском подворье ИППО в Иерусалиме

Отец Гавриил Сретенский становится тем звеном, которое соединяет всех тех, кто заботится об успехах Общества. В квартире его нередко можно было встретить уважаемых лиц Петербурга, которые посещали его, беседовали о делах Общества, а вместе с ними и истинных представителей Москвы и русского народа, которые бывали у него для того, чтобы услышать сведения о Палестине, а потом, с совета его, отозваться на какие либо нужды и потребности русского дела в Палестине. Насколько живо и деятельно относился о. Гавриил Сретенский  к делу Палестинского общества, можно судить из того, что его лично знал великий князь Сергей Александрович, и он удостоился еще в 1884 г. получить от великого князя выражение искренней благодарности за примерно-ревностную и плодотворную деятельность для пользы Императорского Православного Палестинского Общества, а в 1886 г. из действительных членов возведен в почетного члена Общества — звание, которое дается немногим, и притом за особенные заслуги.

К заслугам о. Гавриила на общественном поприще можно также отнести его деятельность в 3-м Кадетском корпусе, Синодальном училище церковного пения, Императорской консерватории и других учебных заведениях.

Немало трудов приложил он и к благоустроению храма «Малое Вознесение».

С 1882 года, когда началось сотрудничество о. Гавриила с Императорским Православным Палестинским Обществом, храм «Малое Вознесение» становится известным не только широкому кругу москвичей, но и многим русским людям. Храм стал центром в Москве, где можно было узнать о Святой Земле, получить помощь для самого трудного для русского паломника пути к святыням Иерусалима. Большой четырехэтажный церковный дом становится местом, где в домашней обстановке встречаются у о.  Гавриила  члены общества из Москвы и Петербурга — историки, археологи, духовные лица, меценаты. В «Путеводителе по Святой Земле», изданном в 1885 г. в Одессе, читаем: «Паломнические книжки продаются в Москве у свящ. Г.Г.  Сретенского. Большая Никитская, д. церкви Вознесших».

За два года до своей кончины, в 1888 году, отправляется в паломническую поездку во Святую Землю сам о. Гавриил: он посещает святые места земной жизни Спасителя, приносит бескровную жертву на Гробе Господнем.

Нелёгок был жизненный путь о. Гавриила. Потеряв жену в возрасте 33-х лет, он впоследствии лишился и своих взрослых детей.

Отец Гавриил, очевидно, был похоронен на церковном погосте, рядом со своим храмом. Один из присутствовавших на его погребении так говорил о почившем:

«Обращаясь к твоей жизни, деятельности и взглядам как приходского пастыря, законоучителя и миссионера, я … укажу здесь только одну черту, замеченную мною и резко выдающуюся из числа других. Эта черта — верное понимание цели жизни и назначения человеческого здесь — на земле, вследствие ясного и просвещенного взгляда на неё… Ты увидел в ней не источник радостей и удовольствий, а наоборот, источник скорбей и бедствий — душевных и физических. Поэтому труд и деятельность ты предпочитал и ставил выше всякого другого времяпровождения, спокойного и беззаботного» (МЕВ. 1890. N 16. С. 222-223).

По материалам некролога, опубликованного в Московских Епархиальных Ведомостях № 16, 1890 г.

Храм Вознесения Господня («Малое Вознесение») на Большой Никитской улице в Москве

Тэги: почетные члены ИППО, Сретенский Г.Г.

Пред. Оглавление раздела След.
В основное меню