RSS
Написать
Карта сайта
Eng

Россия на карте Востока

Летопись

25 июля 1898 общее собрание решило избирать действительных членов ИППО на Совете и ввести в Совет представителя Министерства просвещения

25 июля 1921 на подворье ИППО в Бари была освящена крипта св. Спиридона

26 июля 1897 открылся отдел ИППО в Екатеринославле

Соцсети


Преосвященный Вениамин (Муратовский) -
председатель Калужского отдела Императорского Православного Палестинского Общества в 1901-1910 гг.

Посвящается 118-й годовщине со дня открытия Калужского отдела Императорского Православного Палестинского Общества.


Архиепископ Вениамин (Муратовский)

Василий Антонович Муратовский (будущий архиепископ Вениамин) родился 18 апреля 1855 года в Казанской губернии в семье священника. В 1877 году он с отличием окончил Казанскую Духовную Семинарию. С 1 декабря 1877 года — священник Казанской Духосошественской церкви. Овдовев по рекомендации архиепископа Казанского Палладия (Раева) в 1892 году поступает в Казанскую Духовную Академию, которую оканчивает в 1896 году со степенью кандидата богословия. В 1896 году был пострижен в монашество, возведён в сан архимандрита и назначен настоятелем Иоанно-Богословского Череменецкого монастыря Санкт-Петербургской епархии.

26 октября 1897 года хиротонисан во епископа Ямбургского, викария Санкт-Петербургской епархии. Хиротонию совершил митрополит Санкт-Петербургский Антоний (Вадковский) с сонмом архиереев. С 3 декабря 1898 года — епископ Гдовский, викарий Санкт-Петербургской епархии. Первой самостоятельной кафедрой Преосвященного Вениамина – становится древняя Калужская земля, куда он был назначен в 1901 году и которую занимал до 1910 года.

Из организационных начинаний, предпринятых епископом Вениамином (Муратовским) на Калужской кафедре, особо отметить следует создание комиссии для экзаменации ставленников. Отныне кандидат на священство кроме аттестации знаний по семинарской программе был обязан сказать проповедь в присутствии архиерея и провести образцовый урок по Закону Божию. Кандидат же во диакона был обязан сдать экзамен за курс Духовного Училища, провести пробный урок по общеобразовательным предметам в образцовой школе при КДС, а также выучить законы церковного письмоводительства. При всем этом к экзаменам допускались все желающие — независимо от образования и сословного происхождения.

С самого первого дня пребывания на Калужской кафедре Преосвященный Вениамин (Муратовский) возглавил Калужский отдел Императорского Православного Палестинского Общества. И как раз на эти годы пришлись наиболее значимые события в жизни Калужского отдела Императорского Православного Палестинского Общества. В 1904 году в Калуге Преосвященный встречал и сопровождал по городу председателя Императорского Православного Палестинского Общества Великого Князя Сергея Александровича, почетных членов ИППО Императора Николая II и Великого Князя Михаила Александровича. В 1906 году, вскоре после трагической гибели Великого Князя Сергея Александровича, Преосвященный Вениамин (Муратовский), горячо поддержал инициативу основания Сергиева скита. В дальнейшем Владыка стал деятельным покровителем строительства Сергиева скита и его первого настоятеля, действительного члена Калужского отдела ИППО иеромонаха Герасима (Гаврилова). Именно Преосвященный Вениамин (Муратовский) стал инициатором идеи строительства именно монастыря в память Великого Князя, во всем поддержав иеромонаха Герасима (Гаврилова), разглядев в нем будущего неутомимого труженика и проповедника. Конечно, рассказывая о деятельности Преосвященного Вениамина (Муратовского), нельзя обойти вниманием многих других членов Калужского отдела, кто приложил массу усилий для процветания Сергиева скита.

Открытие Калужского отдела Императорского Православного Палестинского общества состоялось в 1894 году. Как писали Калужские епархиальные ведомости:

«5 апреля 1894 года по инициативе и приглашению состоявшего в то время уполномоченным от Палестинского Общества, занимавшего в то время пост Калужского Вице-губернатора Александра Александровича Офросимова, собрались пожелавшие вступить в члены Общества в числе 12-ти человек, которые по предложению Александра Александровича Офросимова и постановили открыть в городе Калуге отдел под председательством почетного члена Общества, Преосвященного Александра, епископа Калужского и Боровского. Открытие отдела было приветствовано Советом Общества полным сочувствием и благодарностью.

Затем, 10-го того же апреля, в день праздника Входа Господня во Иерусалим по совершении Преосвященным председателем отдела торжественной Литургии в соборе местные члены Общества открыли первое общее собрание отдела. Это общее собрание было осчастливлено телеграммою Августейшего Председателя Общества Великого Князя Сергея Александровича, полученною в ответ на телеграмму Председателя отдела, следующего содержания: «С великим удовольствием получил Я радостную весть от Вашего Преосвященства и приношу Вам, Владыко, Мою душевную благодарность и пожелание успеха на благо и пользу Православия».

Телеграмма на имя Его Императорского Высочества была отправлена за подписью Председателя отдела следующего содержания: «Калужский отдел Императорского Православного Палестинского Общества, открытый сегодня после соборного служения, почтительнейше приветствует Августейшего Председателя Общества и просит Его милостивого покровительства в предстоящих трудах на пользу Святой Земли». На собрании том присутствовал действительный член Общества Михаил Петрович Соловьев, нарочно прибывший для этого из города Санкт-Петербурга, которым и была сказана глубокопрочувственная речь, рельефно рисующая прошлое и настоящее Святой Земли и то отношение к ней русского народа, душою вечно стремящегося к святыням Палестины, которое вызвало русских основать среди себя Православное Палестинское Общество под покровом Правительственной власти. Речь эта, изданная Советом Общества отдельною брошюрою под заглавием «Св. земля и Россия», была впоследствии выслана в Калужский отдел в нескольких экземплярах и распространена среди жителей Калужской епархии.

На том же собрании были избраны по единогласному желанию присутствующих: Товарищем Председателя — сам инициатор открытия отдела Его Превосходительство Александр Александрович Офросимов, состоящий и ныне в этой должности, членами совещательного совета отдела: бывший Калужский губернатор, князь Николай Димитриевич Голицин, губернский предводитель дворянства Николай Семенович Яновский, действительный статский советник Владимир Степанович Сорокин, протоиерей Дмитрий Егорович Лужецкий, протоиерей Алексей Михайлович Колыбелин, статский советник Димитрий Валерианович Панин, калужский полицмейстер Евгений Иванович Трояновский, калужский уездный исправник Николай Эрнестович Мантейфель и купец Феоктист Павлович Власов, казначеем отдела — Иван Козьмич Ципулин и кандидатом к нему — купец Николай Васильевич Теренин. 8 октября 1895 года после продолжительной и тяжкой болезни скончался председатель отдела Его Преосвященство епископ Александр, принимавший весьма деятельное участие в открытии отдела и 1895 – 1896 годах. Отчетный год был закончен назначенным на Калужскую кафедру Преосвященным епископом Макарием, который был 10 июля 1901 года Высочайше уволен вследствие просьбы его по преклонности лет от управления епархии на покой. Затем отдел с 6 сентября 1901 года и по настоящее время состоит под председательством призванного Высочайшею волею на Калужскую кафедру Преосвященного Епископа Вениамина. Товарищ председателя отдела Шталмейстер Двора Его Величества Его Превосходительство Александр Александрович Офросимов в 1895 году был избран общим собранием Императорского Православного Палестинского Общества за труды и содействие целям Общества в действительные пожизненные члены, а в 1899 году за те же неусыпные труды свои избран Почетным членом Общества. В настоящее время занимает пост Калужского губернатора.

Из членов совещательного совета отдела выбыли за выездом из Калужской епархии князь Николай Димитриевич Голицин и протоиерей Димитрий Егорович Лужецкий и за смертью — Владимир Степанович Сорокин, Димитрий Валерианович Панин и протоиерей Алексей Михайлович Колыбелин. Вместо этих лиц в члены совета избраны: действительный статский советник Александр Петрович Булгаков, отец ректор духовной семинарии архимандрит Александр и купец Николай Васильевич Теренин.

За все время существования отдела главное его внимание было направлено на возможно широкое распространение среди населения Калужской епархии сведений о Святой земле и деятельности Императорского Православного Палестинского Общества путем устройства народных чтений. В этой сфере деятельность отдела значительно расширилась со вступлением председателем отдела Преосвященного Епископа Вениамина: чтения стали устраиваться не только в городах, но и во многих отдаленных и глухих селениях Калужской епархии среди народа полуграмотного, причем во многих местах сопровождались показыванием туманных картин. Материалом для чтений служили высылавшиеся ежегодно Советом Общества особые брошюры издания Общества. Устраивались чтения преимущественно в храмах и в помещениях волостных правлений, школ, чайных, попечительства о народной трезвости, но особенно торжественные и многолюдные чтения устраивались в Калужском дворянском собрании, отзывы о которых своевременно помещались в годовых отчетах. Таким образом, Калужский отдел, начав свое существование молитвою и приветствуемый благожеланиями Августейшего Председателя Общества, закончил свою скромную десятилетнюю деятельность на пользу Святого дела Палестинского – дела любви к Спасителю Христу и основанной на нем церкви и дело народное!» («Калужские епархиальные ведомости». 1904 год № 17. С. 546-548).


В 1904 году Председатель Императорского Православного Палестинского Общества Великий Князь Сергей Александрович поздравил всех членов Калужского отдела с 10-летием: «Калуга. Епископу Вениамину. Передайте, Преосвященнейший Владыко, мой искренний привет Калужскому Палестинскому обществу по случаю вступления его во второе десятилетие деятельности и мою душевную благодарность за молитвы и выраженные чувства. Сергий» («Калужские епархиальные ведомости». 1904 год. № 6–8. С. 199–200).


Преосвященный Вениамин с императором Николаем II и Великими князьями Сергеем Александровичем и Михаилом Александровичем на пороге Троицкого собора.
Калуга, 1904 г.

В мае 1904 года Калужской губернии выпало великое счастье: встречать Императора Николая II в сопровождении Наследника Великого Князя Михаила Александровича и командующего войсками Московского военного округа и Председателя Императорского Православного Палестинского Общества Великого Князя Сергея Александровича. Этот исторический визит состоялся 7 мая 1904 года, когда Император Николай II в сопровождении командующего войсками Московского военного округа Великого Князя Сергея Александровича делал Высочайшую инспекцию войск, отправляющихся на русско-японскую войну. Император Николай II в сопровождении командующего войсками Московского военного округа Великого Князя Сергея Александровича изволили здороваться с 9-м пехотным Ингерманладским Императора Петра I полком, 10-м пехотным Новоингерманладским полком и артиллерийскими бригадами.

«По окончании объезда Государь изволил остановиться у устроенного на поле для Его Величества павильона; войска же были перестроены для прохождения церемониальным маршем, который не замедлил начаться, причем пехота шла батальонами, а артиллерия по полубатарейно. На правом фланге войск находился Августейший командующий войсками Московского военного гарнизона. Бодро и стройно проходили одна за другою части войск под звуки музыки. Затем перед частями войск были собраны их офицеры, и Его Величеству благоугодно было обратиться к ним с милостивыми напутственными словами и осчастливить расспросами офицеров, участвовавших в ранее бывших кампаниях. Высказав уверенность, что они ревностно и со славой послужат Отечеству, а также надежду всех здоровыми после славного похода, Его Величество от имени Государыни Императрицы и Своего в благословение и напутствие дал каждой части по иконе св. Николая Чудотворца, пособника и защитника воинов» («Калужские епархиальные ведомости», 1904 год. № 9. С. 242-243).

В этот день многие члены Калужского отдела ИППО имели счастье видеть и общаться с Председателем Императорского Православного Палестинского Общества Великим Князем Сергеем Александровичем, Императором Николаем II и Великим Князем Михаилом Александровичем. Имели такое счастье: Калужский губернатор А. А. Офросимов, Преосвященный Калужский и Боровский епископ Вениамин (Муратовский), губернский предводитель дворянства Н. С. Яновский, купец Н. В. Теренин, настоятельница Казанского женского монастыря игуменья Ангелина (Яновская), настоятель Свято-Тихоновой пустыни архимандрит Лаврентий (Бархатов). Это событие надолго осталось в памяти калужан и стало последним свиданием с Великим Князем Сергеем Александровичем, память и труды которого многие из встречавших будут свято беречь и сохранять.

Главным делом Калужского отделения ИППО за все время его существования стало строительство уникального деревянного монастыря в честь преподобного Сергия, Радонежского Чудотворца. Для Российской Империи 1905 и 1906 годы были непростыми и крайне сложными. По всей России прокатилась волна всеобщей смуты, искусственно устроенная врагами нашего государства. В то время, пока страна вела тяжелую войну с Японией, революционеры-безбожники, щедро финансируемые из-за рубежа, устраивали забастовки и митинги, поднимали студентов и крестьянство. Были в это время и защитники устоев нашего государства, и немало было среди них, кто за Царя, за Родину и за Веру «живот свой положили». Погиб в этой борьбе и дядя Царя Николая II Великий Князь Сергей Александрович.

Великий Князь Сергей Александрович пал смертью героя в самом центре России, в Московском Кремле, так до конца и не изменив своих убеждений. Убежденный монархист, глубоко православный человек, сторонник сильной и могучей Державы Российской, он твердо держал знамя в Москве, видимое со всех концов Империи. Великий Князь Сергей Александрович был не только представителем Царствующего Дома Романовых и убежденным сторонником абсолютной монархии, это был еще и полноправный, деятельный, талантливый хозяин Москвы.

Почему же погиб Великий Князь Сергей Александрович? Ответим словами книги, которая вышла из печати в 1905 году и в которой на поставленный вопрос о причинах убийства Великого Князя Сергея Александровича есть четкий ответ:

«Но наши крамольники не оставили Его в покое. Зная, что Он не вмешивается уже более в политику, что Он не может вредить их намерению довести Россию путем смуты до гибели, они мстили Ему за то, что Он свято исполнял Свой долг в прошлом, за то, что Он никогда раньше не изменял Своему долгу Царского слуги и верноподданного. Вот почему сатанинская злоба извергов решила погубить Его. Но была, быть может, и другая причина, заставившая крамольников поднять руку на Великого Князя. Они не могли не сознавать, что затеянное ими адское дело – низвержение Царского Самодержавия – ни на какой прочный успех рассчитывать не может, что рано или поздно Императорское Правительство и русский народ встанут во весь свой исполинский рост и дружными усилиями избавят Россию от революционной крамолы. В этой освободительной борьбе, несомненно, приняли бы живейшее участие все истинно русские люди, которым Великий Князь, конечно, служил бы доблестным примером самоотверженной преданности Царю и России. Лишить Россию не только в настоящее время, но и на будущий период ее возрождения сильных и убежденных защитников — вот гнусная цель наших подпольных и «легальных» революционеров. Вот почему они спешат натворить в настоящее время как можно больше зла, дабы на будущее время добру труднее было восторжествовать над злом. Вот почему они с ожесточенною злобой накинулись на Великого Князя Сергея Александровича, чуя в Нем человека не только бывшего, но и будущего времени, человека, который неуклонно стоял бы на страже Православия, Самодержавия и русского народа» («Незабвенной памяти Его Императорского Высочества Великого Князя Сергия Александровича», М. 1905 год. С. 35-36).

А ведь Великий Князь Сергей Александрович был вымоленным ребенком, родившимся по обету его родителей Государя Императора Александра II и его матери Императрицы Марии Александровны, давших обет у мощей великого угодника Божия. Во время торжественного венчания на Царство Государя Императора Александра Николаевича и Императрицы Марии Александровны, проходившего в Успенском соборе Московского Кремля 26 августа 1856 года, Императрица уже носила под сердцем своего седьмого ребенка, которому суждено было стать первым порфирородным сыном. Тогда же Император и Императрица дали тайный обет: если Бог дарует им сына, то нарекут его Сергием в память и благодарность Великому Угоднику Божию. И когда младенец появился на свет, Венценосные родители исполнили свое обещание. Об обстоятельствах наречения его именем Сергий, доселе не встречавшимся среди членов Царствующей фамилии, поведал святитель Филарет, митрополит Московский и Коломенский, в своем слове, произнесенном в стенах Свято-Троицкой Сергиевой Лавры 7 мая 1857 года:

«При рождении Великого Князя Сергия Александровича особенным образом в Благочестивейшем Государе нашем и Благочестивейшей Супруге Его просияли черты душ, боящихся Господа, благоговейно преданных Его Провидению; и Бог, творящий волю боящихся Его, над сим рождением особенным образом сотворил знамение во благо. Радость отверзла сердце Царя и открыла Его тайну. После священного Коронования и Помазания на Царство Государь Император с Государынею Императрицею посетили сию обитель преподобного Сергия. С глубоким утешением и умилением были мы свидетелями умиленной Их молитвы, но не знали тайны, которая с нею была соединена. Теперь мы знаем. Благочестивейшие у гроба сего Молитвенника и Заступника России, с верою и упованием повергаясь пред нетленными Его останками, дали тайный обет, что если дарует Им сына, то нарекут его Сергием в память и благодарность сему великому Угоднику Божию» («Творения святителя Филарета» М., 1861 год. Том V. С. 411-412).

4 февраля 1906 года состоялось историческое заседание Калужского отдела Императорского Православного Палестинского Общества, посвященное памяти Великого Князя Сергея Александровича. На заседании присутствовали председатель отдела епископ Калужский и Боровский Преосвященный Вениамин (Муратовский), товарищ председателя отдела калужский губернатор шталмейстер двора А. А. Офросимов и еще 17 членов отдела: Н. С. Яновский, Е. И. Трояновский, Д. А. Некрасов, В. В. Архангельский, Н. Э. Мантейфель, Л. П. Офросимова, Е. Ф. Денисьева, М. Б. Трояновская, Е. Н. Салтыкова, игуменья Ангелина, Д. Ф. Соколов, А. А. Преображенский, А. Ф. Орлов, И. И. Ципулин, В. С. Розанов, иеромонах Герасим (Гаврилов) и делопроизводитель А. Д. Лебедев.

Преосвященный Вениамин (Муратовский) напомнил всем собравшимся:

«Согласно журнального постановления членов отдела от 14 февраля 1905 года посвящено памяти мученически скончавшегося 4 февраля 1905 года в стенах Московского Кремля от руки злодея-убийцы Основателя и первого Председателя Императорского Православного Палестинского Общества Его Императорского Высочества Великого Князя Сергея Александровича и предложил почтить его память вставанием, что и было исполнено всеми присутствующими» (ГАКО фонд 33 опись 2 дело 1634). На этом собрании заместитель председателя отдела калужский губернатор А. А. Офросимов высказал предложение об увековечении памяти первого руководителя и Председателя Императорского Православного Палестинского Общества Великого Князя Сергея Александровича, а также рассказал всем присутствующим о том, что «некоторые лица обращались к нему с заявлениями о желании пожертвовать на благотворительное учреждение или доброе дело земельную собственность с возведением построек и что он, заручившись согласием жертвователей принести этот дар Императорскому Православному Палестинскому Обществу для увековечения памяти мученически скончавшегося 4 февраля 1905 года Великого Князя Сергея Александровича, довел об этой мысли до сведения Августейшего председателя Палестинского Общества Великой Княгини Елисаветы Феодоровны через Ея помощника в делах Общества генерал-лейтенанта Степанова, и ответ генерала Степанова заключал в себе милостивое согласие Ея Высочества разрешить Обществу принять это предложение. Подлинное письмо было прочитано и выслушано» (ГАКО фонд 33 опись 2 дело 1634).

Так же на этом заседании Калужский губернатор А. А. Офросимов обратил внимание всех, что оно посвящено именно памяти мученика Великого Князя Сергея Александровича и просил всех присутствующих обсудить вопрос о немедленном приведении в исполнение этого благого дела. Далее господин губернатор ознакомил всех членов с составом и положением жертвуемого участка земли и находящимися на нем постройками, службами и лесом, которые были лично им осмотрены при поездке 2 февраля 1906 года.

После выступил делопроизводитель отдела А. Д. Лебедев, который рассказал:

«Для увековечивания памяти мученически скончавшегося 4 февраля 1905 года Великого Князя Сергея Александровича, сильного и убежденного защитника православия, самодержавия и народности до последнего дня своей жизни во дни всеобщей смуты не изменившего своему долгу царского слуги и верноподданного, основателя Палестинского Общества и первого его председателя, и памятуя, что заветной мечтой Великого Князя в последние годы его жизни было желание построить на личные свои средства храм в честь преподобного Сергия, действительный пожизненный член Калужского отделения Палестинского общества Николай Эрнестович Мантейфель приносит в дар Обществу 63 десятины 2079 саженей земли при деревне Мстихиной Калужского уезда в урочище под названием «Боровой лес» и калужская купчиха Серафима Феодоровна Михайлова — 47 десятин земли, находящихся там же в общей даче, а всего 110 десятин 2079 саженей. Количество это может быть в самом непродолжительном времени увеличено. Земля эта находится в 2х верстах от разъезда № 19 Московско-Киево-Воронежской железной дороги, на котором останавливаются все поезда, кроме курьерских; в 2х верстах от деревни Мстихиной и в 6-ти верстах от усердно посещаемой богомольцами обители преподобного Тихона, Калужского Чудотворца, и лежит на пути, по которому обыкновенно следуют богомольцы. Земля песчаная, вся сплошь густо поросла молодым сосновым лесом в возрасте 15–25 лет. Климатические условия необыкновенно благоприятны» (ГАКО фонд 33 опись 2 дело 1634).

Промыслом Божиим протянулась духовная нить от игумена всея земли Русской преподобного Сергия, Радонежского Чудотворца, преподобного Тихона, Калужского Чудотворца, через братию обители преподобного Тихона в лице старца Герасима (Брагина) и покрыла светом Истины Христовой благословенные земли у деревни Мстихиной. Эта незримая нить, прошедшая через века от двух величайших святых нашей православной веры, была пророчески открыта блаженному старцу иеросхимонаху Герасиму (Брагину) и воплотилась в строительстве скита во имя преподобного Сергия и в память мученически погибшего Великого Князя Сергея Александровича. Не менее важным представляется тот факт, что старец иеросхимонах Герасим (Брагин) в течение многих лет нес послушание гробового монаха у мощей преподобного Тихона, Калужского Чудотворца. Неизвестный, поставивший подпись под своей статьей как «Паломник» в Калужском церковно-общественном вестнике за 1909 год написал о старце иеросхимонахе Герасиме (Брагине) с чувством большого уважения и любви:

«Почивший – в мире Брагин — сын калужского рыболова. Что и как привлекло его к монашеской жизни не берусь описывать, но, видимо, он руководился примером св. апостолов – рыбаков и по призыву Св. Евангелия оставил мир и пошел за ним. Монах в полном смысле прошел все монастырские послушания. Кто не видел седенького, согбенного старца у дуба пр. Тихона? Тихий, скромный, неразговорчивый и всеми заметный. Еще тогда обращались к нему с больным и сокрушенным сердцем, веруя, что обитель пр. Тихона не оскудела такими подвижниками» («Калужский церковно-общественный вестник», 1909 год. № 1. С. 11).


Игумен Герасим (Гаврилов)

Отличался высокой духовной жизнью и его ученик Михаил Гаврилов (будущий первый настоятель Сергиева скита иеромонах Герасим). Молодой послушник Михаил Гаврилов 13 сентября 1899 года был пострижен в монашество с наречением имени Герасим. Еще при совместной жизни со старцем они как-то вдвоем проезжали по красивой и чрезвычайно сухой местности невдалеке от города Калуги, где отец Герасим (Брагин) четко и ясно указал на это место, произнеся: «Миша, здесь, я провижу, скиток будет» (В. П. Быков «Тихие приюты», М., 1913 год. С. 81). Эти слова очень хорошо запомнил молодой тогда Михаил Гаврилов, и вот вскоре после своего пострижения в монашеский чин он решил поселиться здесь для подвигов во имя Бога, положив основание завещанному своим старцем-учителем Сергиеву скиту. «Как и всегда водится в великом деле Божественного строения, начало Герасима было благословлено Господом, к нему пришли некоторые из желающих сожительствовать с ним вместе» (В. П. Быков «Тихие приюты», М., 1913 год. С. 81). Так было положено основание скиту с благословения старца Калужской Тихоновой пустыни иеросхимонаха Герасима (Брагина) и трудами его ученика и келейника монаха Герасима (Гаврилова). Несомненно, что старец Герасим (Брагин), обладая даром от Бога, предвидел не только, что возникнет здесь скит, но, рассказав все это своему ученику-келейнику Михаилу Гаврилову, видел и далекое будущее. Видел, что именно ему предстоит потрудиться в этих местах ради стяжания великих добродетелей. Конечно, что-то еще было открыто иеросхимонаху Герасиму, ибо не просто возник здесь скит, а зародилась обитель в память мученически скончавшегося патриота земли Русской Великого Князя Сергея Александровича, и именно здесь был выстроен храм во имя преподобного Сергия, Радонежского Чудотворца, который так хотел при жизни построить сам Великий Князь. В духовном мире ничего не бывает просто так, а, значит, открыто было старцу Герасиму многое, ибо часто говорил он своим почитателям: «Мой Миша будет меня выше» (В. П. Быков «Тихие приюты», М., 1913 год. С. 80). Хотелось бы отметить еще, что Мария Гурко, опубликовавшая свои паломнические впечатления в 1911 году, прямо указывает: «Всего лишь пять лет тому назад начал отец Герасим постройку скита по завещанию своего старца иеросхимонаха Герасима без всяких средств с тем же чудным упованием, с каким в глубине веков сам преподобный Сергий воздвигал свою обитель в дремучих лесах Коломенских, с тою ясною улыбкою, с какой преподобный Серафим говаривал: «Лавра у нас будет, храм какой, все у нас будет!» («Кормчий», 1911 год. № 27. С. 318).

Так было положено основание Сергиева скита, а далее уже духовные дети старца иеросхимонаха Герасима (Брагина) и выдвинули идею строительства обители у деревни Мстихино, одобренную членами Калужского отделения Императорского Православного Палестинского Общества в 1906 году.

Жертвователи, принося эту земельную собственность в дар, выдвинули требования, прося предоставить им право:

«1) построить храм во имя преподобного Сергия, в котором бы совершалось непрерывное, т. е. ежедневное, богослужение и «неусыпаемое» чтение псалтири по обычаю многих обителей русских и восточных с поминовением на всех Литургиях и за чтением псалтири мученически скончавшихся Императора Александра II-го, Великого Князя Сергия Александровича и всех умерших членов Императорского Православного Палестинского Общества. Желательно, чтобы совет общества для составления этого синодика передал в созидаемую церковь сведения обо всех умерших членах общества и затем последовательно сообщал таковые. Сруб для храма готов. Лицами, пожелавшими пока остаться неизвестными, принесены в дар священные сосуды и другая церковная утварь и облачения; есть лица, желающие принять на себя сооружение иконостаса для трех престолов.
2) Построить церковно-приходскую школу. Нужда в школе большая, так как в дер. Мстихиной, имеющей около 350 душ населения, школы нет.
3) Странноприимный дом для проходящих богомольцев с богадельнею на 12 престарелых раненых или увечных воинов. Дать название сему месту жертвователи предоставляют калужскому отделу с благословения его председателя, епископа Калужского и Боровского, но желают, чтобы оно было соединено с именем Сергия. Все эти благотворительные учреждения содержатся своими средствами, не требуя никаких расходов со стороны Императорского Православного Палестинского Общества. На большаке, у просеки, ведущей к церкви, предполагается поставить часовню. Весь доход, который будет получаться от продажи свечей в этой часовне и деньги из кружки, поставленной здесь же, должен поступать в совет общества на его нужды. Желательно, чтобы тут же всегда имелись все необходимые по Палестинскому Обществу сведения и чтобы богомольцы могли обращаться сюда за справками. Тут же можно было бы продавать билеты для проезда в Иерусалим и обратно, а богомольцы по желанию могли бы иметь здесь временный приют перед отправкой в Иерусалим» («Калужские епархиальные ведомости», Калуга, 1906 год. № 14. С. 515–516).

На своем заседании Калужский отдел ИППО под председательством Его Преосвященства епископа Калужского и Боровского Вениамина (Муратовского) принял крайне важные постановления:

«Его Преосвященство председатель отдела и все члены с чувством глубокой благодарности к жертвователям, приняв дар в пользу Императорского Православного Палестинского Общества, постановили: дать сему месту название «Сергиев скит Калужского отдела Императорского Православного Палестинского Общества в память в Бозе почившего Великого Князя Сергия Александровича», о чем представить на благовозрение Августейшего председателя общества Ея Императорского Высочества Великой Княгини Елисаветы Феодоровны и просить распоряжения Совета Палестинского общества о назначении лица по своему усмотрению или же о разрешении отделу назначить одного из своих членов для совершения с жертвователями дарственной на приобретение в собственность Палестинского Общества и на его имя жертвуемого имущества. При этом отдел установил, что все сооружаемое ныне и впредь на пожертвованной земле должно считаться собственностью Императорского Православного Палестинского Общества» («Калужские епархиальные ведомости», Калуга, 1906 год. № 4. С. 127-128).

На журнале Калужского отдела Августейшему председателю Императорского Православного Палестинского Общества Великой Княгине Елисавете Феодоровне благоугодно было сделать следующую собственноручную надпись: «Очень тронута постановлением отдела — утверждаю его. Сердечно благодарю за пожертвование Н. Э. Мантейфеля и С. О. Михайлову. Елисавета» (ГАКО фонд 33 опись 2 дело 1634).

15 февраля 1906 года коллежский советник и казначей отдела Николай Эрнестович Мантейфель обращается с прошением на имя епископа Вениамина (Муратовского), где просит его благословения: «Во исполнение журнального постановления Калужского отдела Императорского Православного Палестинского Общества от 4 сего февраля имею честь почтительнейше просить Ваше Преосвященство разрешить мне приобрести старую церковь в селе Тихоновой слободе и перевести в имение моё, находящееся при дер. Мстихиной Калужского уезда, для устройства там новой церкви во имя Преподобного Сергия, Радонежского чудотворца» (ГАКО, фонд 33, опись 2, дело 1634). По благословению Преосвященного Вениамина (Муратовского) и с разрешения Калужской Духовной Консистории храм был перевезен на территорию Сергиева скита. У Губернского строительного комитета к разборке данного храма претензий не было. Он был продан господину Н. Э. Мантейфелю за предложенную им сумму 900 рублей.


Генерал-лейтенант Михаил Петрович Степанов
(1853-1917)

14 марта 1906 года на имя Преосвященного Вениамина (Муратовского) поступает письмо из Императорского Православного Палестинского Общества за подписью помощника председателя М. П. Степанова. В этом письме помощник председателя М. П. Степанов пишет:

«Позволю себе присовокупить, что и Совет Императорского Православного Палестинского Общества, и вообще все члены Общества, без сомнения, будут особенно признательны Калужскому отделу за таковое пожертвование и за устройства храма в память благоговейно чтимого Августейшего основателя и первого Председателя Общества, которое без участия отдела и без подобного пожертвования благопопечительных лиц не имело бы при всем желании, возможности, по недостатку средств устроить и содержать такие благотворительные учреждения. Желание отдела получить для синодика в воздвигаемом храме список всех почивших членов Императорского Православного Палестинского Общества будет своевременно исполнено Советом. При сем препровождается подлинный журнал Калужского отдела с собственноручной резолюцией Великой Княгини» (ГАКО фонд 33 опись 2 дело 1634). Несомненно, благому начинанию Калужского отела ИППО в молитвенную память патриота земли Русской, Великого Князя Сергея Александровича, радовалось все Императорское Православное Палестинское Общество. Строительство Сергиева скита при духовной поддержке Императорского Православного Палестинского Общества во главе с его Председателем Великой Княгиней Елисаветой Феодоровной двигалось быстрыми темпами.

22 апреля того же года Н. Э. Мантейфель испрашивает у епископа Калужского и Боровского Преосвященного Вениамина (Муратовского) благословение на построение храма и часовни в Сергиевом скиту: «Представляя при сем проекты: церкви во имя Преподобного Сергия Радонежского и часовни, покорнейше прошу разрешения и благословения Вашего Преосвященства на утверждение этих проектов и устройство церкви и часовни на месте будущего Сергиева скита» (ГАКО фонд 33 опись 2 дело 1634). 27 августа 1906 года Преосвященный Вениамин (Муратовский) начертал резолюцию: «Отнести на рассмотрение и утверждение Строительного отделения Калужского уезда»,- а уже 28 августа строительным отделением было начертано на прошении: «Утверждено» (ГАКО фонд 33 опись 2 дело 1634). Из одного документа мы узнаем подробности о том, кто же явился истинным инициатором строительства Сергиева скита. «Калужским губернатором А. А. Офросимовым было сообщено, что член Калужского отдела Палестинского Общества, Иеромонах Калужской Тихоновой Пустыни Герасим обратился к нему со словесным заявлением о том, что некоторые лица выразили ему свое желание пожертвовать на благотворительное учреждение земельную собственность с возведением построек и что он, Г. Губернатор, заручившись согласием жертвователей принести этот дар Императорскому Православному Палестинскому Обществу, для увековечивания памяти мученически скончавшегося Великого Князя Сергея Александровича, довел об этой мысли до сведения Августейшего Председателя Общества Великой Княгини Елисаветы Феодоровны через Ея помощника в делах Общества генерал-лейтенанта М. П. Степанова, ответ которого заключал в себе милостивое согласие Ея Высочества разрешить Обществу принять это предложение» (ГАКО фонд 33 опись 2 дело 1634). Из этого документа видно, что первоначально жертвователи обратились к иеромонаху Тихоновой пустыни отцу Герасиму (Гаврилову), члену Калужского отдела Императорского Православного Палестинского Общества, а он уже довел это их желание до губернатора. Жертвователи же желали увековечить память почившего Великого Князя, человека высокого христианского образа жизни, подвижника и защитника государственности. Так, общими усилиями Церкви, светской власти и простых верующих калужан было положено начало строительству и последующей миссионерской деятельности Сергиева скита.

Вскоре Калужские епархиальные ведомости сообщили своим читателям о начале строительства Сергиева скита:

«…При добром усердии жертвователей и трудах ревнителей устройство скита быстро двинулось вперед, и в настоящее время на пожертвованных участках земли на высоком каменном фундаменте поставлен перенесенный сюда из соседней Тихоновой слободы бывший там ранее приходской храм. Он несколько видоизменен против прежнего и, судя по плану, будет весьма красив. Ея Императорское Высочество Великая Княгиня Елисавета Феодоровна соизволила принести в дар этому храму несколько икон и церковное облачение. Помощник Ея Высочества по делам Палестинского Общества генерал-лейтенант Степанов, как мы слышали, принял на себя ходатайствовать пред патриархом Иерусалимским о присылке в сооружаемый храм иконы с частицами гроба Господня. Близ храма построен двухэтажный дом с поместительной террасой — это будущий приют для 12 увечных воинов Московского военного округа, которым командовал в Бозе почивающий Великий Князь Сергий Александрович, и преимущественно из Калужского гарнизона. В зале этого дома помещен в киоте большой образ Божией Матери; стены ея украшают портрет в Бозе почившего Великого Князя Сергия Александровича, фотографические снимки, изображающие моменты из пребывания Его Высочества в г. Калуге в 1897 году и гравюра – подвиг Старичкова – по другую сторону церкви, приютились еще два деревянных одноэтажных дома и большой хозяйственный сарай; тут же выкопан глубокий колодезь, обильный прекрасной водой» («Калужские епархиальные ведомости», 1906 год. № 14. С. 517-518).

В мае 1906 года Калужскую Духовную Семинарию посетил протопресвитер и духовник Их Императорских Величеств присутствующий в Святейшем Синоде отец Иоанн Леонтиевич Янышев. Отец Иоанн Янышев, питомец Калужской Духовной Семинарии, был встречен с большим воодушевлением всеми членами Калужского отдела ИППО. В стенах семинарского храма отец Иоанн сказал свое пастырское слово, в котором обратил внимание на ужасы последнего времени, политические убийства, грабежи, насилие.

«С горечью и негодованием говорил о. протопресвитер о политических убийствах и, в частности, об убийстве Великого Князя Сергия Александровича, которого он знал с малых лет его как самоотверженного слугу Родине. Сурово осудил это убийство старец-духовник Царственного Дома и высказал ту мысль, что ничего так не доказывает существование диавола как личного злого начала и зла вообще, как эти сознательные убийства заведомо невинных и верных слуг Царя и отечества. С негодованием говорил далее о другом проявлении злых сил настоящего времени – о забастовках, не об экономических, а о каких-то бессмысленных профессорских, студенческих и ученических. Выявил их полную неуместность и вред и с глубокою скорбью остановился вниманием на том печальном факте, что эти неразумные и дерзкие забастовки нашли себе место и в нашей духовной школе: семинариях и академиях,— кои приносят только один вред и вред неисчислимый и невознаградимый для дальнейшего развития науки и просвещения» («Калужские епархиальные ведомости», 1906 год. № 12. С. 411-412).

Закладка основного храма Сергиева скита состоялась:

«5 июля, в день тезоименитства в Бозе почившего Великого Князя Сергия Александровича, и состоялась закладка Преосвященным Вениамином, епископом Калужским и Боровским, в Сергиевском скиту храма в честь преподобного Сергия, Радонежского чудотворца. В этот день к 11 часам утра в скит собралось духовенство с архимандритом и братиею соседней Тихоновой пустыни, прибыли: начальник губернии и вице-губернатор с семьями, местная землевладелица, княгиня О. Н. Кантакузен, начальник дивизии генерал-лейтенант Орлов, командир 9-го пехотного полка во главе части войск Калужского гарнизона из одной усиленного состава роты с оркестром военной музыки и сотни казаков, члены Калужского отдела Императорского Православного Палестинского Общества, местный исправник и др. лица. Затем изволил прибыть Его Преосвященство Преосвященный Вениамин, Епископ Калужский и Боровский. Началу закладки предшествовал молебен преподобному Сергию; по прочтении святого Евангелия последовал чин закладки храма. По прочтении молитв пред водруженным крестом Владыка проследовал внутрь строящегося храма для водружения там креста для заложения камня и доски, на которой сделана следующая надпись: «Во имя Отца и Сына и Святого Духа. В лето 1906, июля 5 дня. Основася сия церковь во имя Преподобнаго и Богоноснаго Отца нашего Сергия Радонежскаго Чудотворца, в Сергиевом скиту, в память мученически скончавшегося Великого Князя Сергея Александровича, основателя и перваго председателя Императорского Православного Палестинского Общества, в Царствование Государя Императора Николая II, при Преосвященном Вениамине, Епископе Калужском и Боровском, во время управления губерниею Калужского Губернатора, Шталмейстера Александра Александровича Офросимова». Эта надпись прочитана с благословения Его Преосвященства ключарем собора, затем поданы были принадлежности закладки и совершена таковая в восточной стороне Его Преосвященством, в северной — ключарем собора, в западной — о. архимандритом Лаврентием и в южной стороне — о. строителем иеромонахом Герасимом при участии начальника губернии и присутствовавших. Закончился чин закладки царским многолетием, многолетием Августейшему Председателю Православного Палестинского Общества Благоверной Государыне Великой Княгине Елисавете Феодоровне. Провозглашена была вечная память в Бозе почившему Благоверному Государю Великому Князю Сергию Александровичу, далее провозглашено многолетие Калужскому отделу Православного Палестинского Общества и, наконец, строителям храма. По окончании молебствия Его Преосвященство, обходя войска, окропил их святой водой, причем хор музыки исполнил гимн «Коль славен», затем совершил панихиду по в Бозе почившем Государе Великом Князе Сергии Александровиче среди войск и собравшегося народа. Провозглашение вечной памяти Великому Князю все присутствовавшие выслушали коленопреклоненно. По окончании панихиды начальник гарнизона объяснил войскам значение события закладки храма и учреждения богадельни, что воины, верою и правдою послужившие Государю и потрудившиеся на пользу родины, найдут здесь гостеприимный приют; затем войскам предложен был обед и чай с белым хлебом, а духовенство и начальствующие лица были приглашены в инвалидный дом на чай и пирог. Первый тост, восторженно встреченный громким «ура» и сопровождаемый звуками гимна, предложен был начальником губернии во здравие Их Императорских Величеств: Государя Императора, Государынь Императриц, Наследника Цесаревича и Августейшей семьи. Также восторженно была принята здравица, предложенная Преосвященным Епископом Вениамином за Августейшего Председателя Императорского Православного Палестинского Общества Великую Княгиню Елисавету Феодоровну, при чем оркестр исполнил Преображенский марш…Господин губернатор поднял бокал за здравие генерал-лейтенанта Орлова и присутствующих представителей калужского гарнизона, за жертвователей, всех трудящихся и трудившихся в деле сооружения скита и в кратких, но сердечных словах охарактеризовал усердную деятельность строителя скита, иеромонаха Герасима, предложив здравицу за него. Обратившись к архимандриту Тихоновой пустыни, г. губернатор высказал: « По русской пословице – не купи имение, а купи соседа — вновь созидаемый скит счастлив иметь соседом обитель преподобного Тихона, покровительство которого будет способствовать развитию учреждения и принесет счастье пребывающим в нем»,- при сем Его Превосходительство просил отца архимандрита о добром, покровительственном соседском расположении к скиту вверенной его управлению обители. Владыка сказал несколько теплых слов пожертвовавшему Императорскому Православному Палестинскому Обществу участок земли, действительному члену этого общества Н. Э. Мантейфелю» («Калужские епархиальные ведомости», 1906 год. № 14. С. 519-520).

Калужские епархиальные ведомости выражали надежду на большую и миссионерскую роль скита в настоящем и будущем:

«В настоящее тяжелое время, когда как бы наступил период разрушения устоев русской жизни, православия, преданности Царю и Родине, отрадно видеть, что есть еще люди, которые являются созидателями учреждений, подобных скиту Калужского отдела Императорского Православного Палестинского Общества, в стенах коего будут возноситься постоянные усердные молитвы за безвинно погибших слуг Государя и отечества, отыщут приют пострадавшие за родину воины и найдут столь необходимое просвещение дети крестьянства в духе истинной Веры и любви к Царю и Родине» («Калужские епархиальные ведомости», 1906 год. № 14. С. 520).

Губернатор А. А. Офросимов на имя Великой Княгини Елисаветы Феодоровны послал телеграмму следующего содержания:

«Всепреданнейше докладываю Вашему Императорскому Высочеству, что в сегодняшний день Ангела в Бозе почивающего Великого Князя Сергия Александровича, незабвенного Августейшего Председателя Императорского Православного Палестинского Общества архиерейским служением состоялся чин закладки храма во имя Сергия, Радонежского Чудотворца. Вместе с председателем отдела епископом Вениамином собрались члены Калужского отдела Палестинского Общества. На месте был парад частей местного гарнизона во главе с начальником дивизии генералом Орловым. Все горячо молились об упокоении светлой души Великого Князя и о ниспослании здравия Вашему Императорскому Высочеству». На посланную Губернатором в день закладки храма телеграмму Великой Княгине Елисавете Феодоровне на следующий день от Ея Императорского Высочества последовал по телеграфу следующий ответ: «Калуга. Губернатору Офросимову. Благодарю от всего сердца вас, членов Калужского отдела Палестинского Общества и генерал-адъютанта Орлова с войском за молитвы. Елисавета» («Калужские епархиальные ведомости», 1906 год. № 14. С. 520-521).


Сергиев скит

17 мая 1907 года Преосвященным епископом Калужским и Боровским Вениамином (Муратовским) был получен указ Святейшего Синода за № 5773 об открытии обители:

«По указу Его Императорского Величества Святейший Правительствующий Синод слушали: рапорт Вашего Преосвященства от 25 марта 1907 года за № 5083 об учреждении Сергиева скита при деревне Мстихиной Калужского уезда. Приказали: выслушав изложенное и вполне одобряя благочестивое желание Палестинского Общества и Калужского епархиального начальства учредить в молитвенное воспоминание мученически скончавшегося Великого Князя Сергия Александровича мужской скит, Святейший Синод определяет: на участке земли при деревне Мстихиной Калужской епархии в урочище «Боровой лес» учредить мужской скит с присвоением ему наименования «Сергиев скит Калужского отдела Императорского Православного Палестинского Общества в память в Бозе почившего Великого Князя Сергея Александровича» (ГАКО фонд 33 опись 2 дело 1634 и «Калужский церковно-общественный вестник». 1907 год. № 16. С. 10).

Сразу после получения указа (6 июня 1907 года) был официально утвержден настоятель Сергиева скита. Им стал человек, который принял в его зарождении такое живейшее участие,— иеромонах Герасим. В миру его звали Михаил Андреевич Гаврилов, родился он в 1868 году в селе Трубино Спасской волости Малоярославецкого уезда Калужской губернии и происходил из крестьянского сословия. В 1887 году поступил в число послушников Тихоновой пустыни, где проходил послушание в качестве келейника у известного старца иеросхимонаха Герасима (Брагина). В 1892 году послушник Михаил Гаврилов перешел в Калужский Лаврентиев монастырь, где был пострижен в монашество 13 сентября 1899 года с наречением имени Герасим. В Калужском Лаврентиевом монастыре он был рукоположен в сан иеродиакона 20 ноября 1901 года, и в сан иеромонаха 20 мая 1903 года. За благочестивую иноческую жизнь 15 августа 1903 года иеромонах Герасим (Гаврилов) награжден набедренником и 6 мая 1904 года грамотой от Святейшего Синода. 21 января 1906 года иеромонах Герасим (Гаврилов) избран в действительные члены ИППО. Паломник Г. Тулин, посетивший Сергиев скит в 1914 году, написал еще одну деталь из жизни отца Герасима: «Всем известны его подвижнически-строгая жизнь, неустанный труд, непоколебимая, пламенная вера еще в то время, когда он был простым диаконом соборной церкви в г. Брянске» («Историческая летопись», 1914 год. № 6. С. 597). К сожалению, пока об этом периоде жизни отца Герасима нет никаких данных.

14 июня 1907 года коллежский советник и пожизненный член Императорского Православного Палестинского Общества Николай Эрнестович Мантейфель, неутомимый труженик на благо процветания Сергиева скита, подал прошение на имя Преосвященного Вениамина (Муратовского):

«С благословения Вашего Преосвященства на земле, граничащей с моим имением при дер. Мстихиной, выстроена деревянная церковь на высоком каменном фундаменте. Каменный фундамент настолько высок, что под церковью получилось обширное и высокое помещение, в котором можно устроить придел таких же размеров, как и верхняя церковь. Так как в устроенном скиту будет крайняя нужда в другом приделе на случай совершения двух Литургий в большие праздники и заказных обеден, то я, полагая при сем акт Калужского Губернского Инженера о том, что постройка подвального помещения произведена прочно, правильно и вполне приличного вида и совершенно суха, осмеливаюсь ходатайствовать благословения Вашего Преосвященства об устроении второго придела во имя Успения Божией Матери, причем считаю своим долгом доложить, что для этого храма благотворителями уже пожертвовано: золоченный на белом фоне иконостас, св. образа, сосуды, люстры, подсвечники и все необходимое,— так что придел может быть готов к 5 июля сего года» (ГАКО фонд 33 опись 2 дело 1634).

Главный престол храма был освящён 5 июля 1907 года во имя преподобного Сергия Радонежского. В этот день с особым поездом по Московско-Киевско-Воронежской дороге отправились из Калуги в скит рота 9-го пехотного Ингерманландского имени Императора Петра I полка при восьми офицерах и полковым знаменем, представители Калужского отдела Союза Русского Народа со стягом, около полусотни казаков и все желающие. От разъезда № 19 все шли пешком. К 9-ти часам утра прибыл Преосвященный Вениамин (Муратовский), епископ Калужский и Боровский. Ожидался приезд Великой княгини Елисаветы Феодоровны, но вместо неё прибыл помощник председателя Императорского Православного Палестинского Общества генерал-лейтенант М. П. Степанов; командующий войсками Московского гарнизона генерал П. А. Плеве, начальник 3-й пехотной дивизии генерал Орлов со штабом, представители учреждений, обществ и разных сословий. Чин освящения храма совершил епископ Вениамин (Муратовский) в сослужении настоятелей монастырей: Свято-Тихоновой пустыни, Боровского Пафнутиева, Козельской Свято-Введенской Оптиной пустыни, Сергиева скита в окружении калужского духовенства и хора архиерейских певчих. После освящения на открытом воздухе началась Божественная Литургия. Со словом выступили кафедральный протоиерей Дмитрий Некрасов и епископ Калужский и Боровский Преосвященный Вениамин (Муратовский). Звучали слова многолетия Государю Императору Николаю Александровичу, Императрице Александре Федоровне, Наследнику Престола Цесаревичу Алексею Николаевичу. Была пропета вечная память Государю Императору Александру III, основателю и первому Председателю Императорского Православного Палестинского Общества Великому Князю Сергею Александровичу. После молебна состоялся парад войск, который принимал помощник Великой Княгини Елисаветы Феодоровны по Императорскому Православному Палестинскому Обществу и близкий друг погибшего Великого Князя Сергея Александровича генерал-лейтенант М. П. Степанов. После парада было освящено еще два здания скита: странноприимный дом и церковно-приходская школа для детей. К вечеру, когда торжества близились к завершению, в раскинутом шатре состоялась трапеза с речами преданности Престолу, Родине, здравиями Императорскому Дому Романовых (ГАКО фонд 32 опись 2 дело 1411).

На другой день после торжеств освящения главного престола, 6 июля 1907 года, настоятель Калужской Тихоновой пустыни архимандрит Лаврентий (Бархатов) освятил нижний придел главного храма скита во имя Успения Пресвятой Богородицы.

Об этом памятном событии рассказал более подробно неизвестный в статье «Из впечатлений паломника. Освящение храма в Сергиевом скиту» на страницах Калужского церковно-общественного вестника:

«В недавно возникшем Сергиевом скиту 5 июля происходило освящение только что созданного храма в честь преподобного Сергия, Радонежского чудотворца, совершенное Его Преосвященством Преосвященнейшим Вениамином, епископом Калужским и Боровским при участии нескольких архимандритов и священников из ближайших монастырей и сел. Этот только что возникший скит находится в 5 верстах от Тихоновой пустыни и в одной версте от деревни Мстихиной Калужского уезда. Главными жертвователями и устроителями скита явились пожизненный член Калужского отдела Императорского Палестинского Общества Н. Э. Мантейфель и Калужская купчиха С. Ф. Михайлова, пожертвовавшие названному Обществу землю в совокупности 110 десятин. Ближайшим их сотрудником и организатором дела явился иеромонах Герасим, ученик и келейник скончавшегося тому назад около 9 лет известного подвижника в Калужских пределах и устроителя женской Николаевской общины в Медынском уезде старца иеромонаха Герасима. Новосозданный скит, получивший название Сергиева, еще только отстраивается. В настоящее время там воздвигнуты церковь, богадельня на 12 престарелых раненых или увечных воинов и школа для крестьянских детей деревни Мстихиной. Вновь построенная церковь – деревянная вверху, нижний этаж каменный; верхний храм, освященный 5 июля, посвящен памяти преподобного Сергия Радонежского; нижний храм – в честь Успения Божьей Матери. Из икон обращают на себя внимание образ Нерукотворного Спаса – копия с чудотворной иконы Новоспасского монастыря в Москве. За Литургией в день освящения произнесено было кафедральным протоиереем Д. Некрасовым поучение, в котором проповедник, изобразив живыми чертами воспоминаемого в этот день преподобного Сергия, Радонежского чудотворца, его любовь к Богу и своему отечеству, перешел к изображению деятельности по Православному Палестинскому Обществу мученически скончавшегося Великого Князя Сергия Александровича, для поминовения которого и неусыпного чтения по котором псалтыри по обычаю многих обителей русских и восточных и устроен этот скит, а в заключение воздал должную честь Калужскому отделу Общества, увековечившему память Великого Князя построением скита в его память. Перед началом молебна, который совершен был около вновь освященного храма, Его Преосвященством Преосвященнейшим Вениамином произнесено было глубоко прочувствованное слово с молитвенным обращением о упокоении мученически скончавшегося Великого Князя Сергия Александровича. Храм в нововыстроенном ските довольно поместительный, отличается простотой и изяществом отделки иконостаса; по стенам храма живопись очень хорошей работы московских иконописцев; пред входом в храм над дверьми помещено изображение креста, напоминающее о том, что этот скит принадлежит Калужскому отделу Императорского Православного Палестинского Общества. В настоящее время в скиту временно находятся вместе со строителем скита иеромонахом Герасимом около 12 человек братии из Тихоновой пустыни для совершения богослужения. Урочище, где построен скит, называется «Боровой лес», местность ровная, покрытая средней величины хвойным лесом. Построек, кроме богадельни, школы и двух-трех небольших деревянных домиков для братии и богомольцев, еще не видно, но уже разводится сад, огород; имеется пчельник и пр. Неудобство для скита состоит в том, что по близости не имеется хорошей воды, за которою приходится ездить вдаль. Местность, где расположен скит, покрытая со всех сторон лесом, отличается чистым и здоровым воздухом и в стороне от больших дорог. На торжестве освящения храма присутствовало немало богомольцев из Калуги и из других городов Москвы и Смоленской губернии. Были представители и члены Калужского отдела Палестинского Общества во главе с Калужским губернатором А. А. Офросимовым; из Москвы же к этому дню нарочно прибыл по поручению Ее Императорского Высочества Великой Княгини Елизаветы Федоровны как председательницы и покровительницы палестинского Общества помощник Ее по делам этого общества генерал-лейтенант Степанов. Крестьяне деревни Мстихиной и других деревень, присутствовавшие при освящении означенного скита, очень довольны организаторами и устроителями этого скита, особенно за устройство богадельни и школы, где будут учиться их дети, и высказывают свое благоговение к неутомимой деятельности устроителя его — иеромонаха Герасима» («Калужский церковно-общественный вестник». 1907 год. № 19. С. 9–10).

Еще до начала строительства самого храма был выстроен в скиту инвалидный дом (богадельня) для увечных воинов Московского военного гарнизона, которым командовал Великий Князь Сергей Александрович. Впоследствии при инвалидном доме был устроен музей памяти Великого Князя Сергея Александровича, попечительство над которым приняла на себя Великая Княгиня Елисавета Феодоровна. Вскоре при этом доме была устроена домовая церковь во имя иконы Божией Матери «Скоропослушница».

Богадельня была рассчитана на 12 человек, в которую принимались отставные и увечные воины, одинокие, не имеющие средств и нуждающиеся в призрении. Калужский губернатор А. А. Офросимов в циркулярном обращении оповестил всем уездным исправникам Калужской губернии: «При основанном близ Калуги Сергиевом ските устроен инвалидный дом, в котором могут иметь приют отставные воины, пострадавшие во время войны с Японией, не имеющие средств к жизни, одинокие и вообще нуждающиеся в призрении. Таких призреваемых может быть принято до 10 человек. Об этом даю знать Полицмейстеру и Уездным исправникам на случай, если бы в подведомственных им районах оказались воинские чины, нуждающиеся в призрении» (ГАКО фонд 32 опись 2 дело 1411). Одним из первых посетителей, поступивших 19 мая 1908 года в богадельню для увечных воинов Сергиева скита, оказался запасной рядовой Прохор Волков, слепой на оба глаза вследствие ранения во время войны. Он был доставлен из Москвы в Калужское полицейское управление, откуда препровождён в Сергиев скит.


Великая княгиня Елизавета Федоровна.
1909 г.

Деятельность Калужского отдела ИППО получила высокую оценку Великой Княгини в 1907 году.

«Рескрипт Августейшей Председательницы Православного Палестинского Общества Великой Княгини Елисаветы Феодоровны на имя Его Преосвященства. Ваше Преосвященство! Калужский отдел Императорского Православного Палестинского Общества, искусно и энергично руководимый Вашим Преосвященством, обнаруживает, как это усматриваю из представленного Мне отчета, неустанную и весьма плодотворную деятельность на пользу всем нам дорогого дела поддержания православия на Святой Земле и улучшения материального быта наших паломников в Иерусалиме. В последнее время при горячем усердии высокопочтенных жертвователей Н. Э. Мантейфеля и С. Ф. Михайловой, целым рядом проектируемых и ныне уже с Божьею помощью отчасти воздвигнутых благотворительных учреждений при Сергиевском скиту в память первого Председателя и Основателя Императорского Православного Палестинского Общества Великого Князя Сергия Александровича Калужский Отдел явил несомненные доказательства глубоко трогательного внимания к памяти Моего возлюбленного Мужа, безвременно погибшего при исполнении долга службы Монарху своему и горячо любимой Им родине. С чувством особенного удовольствия вменяю Себе в приятный долг свидетельствовать Вашему Преосвященству и всем ближайшим Вашим сотрудникам Мою сердечную признательность как за указанную плодотворную деятельность, так особенно потому, что все созидаемые благотворительные учреждения в скиту находятся в связи с близким Моему сердцу Палестинским Обществом и приютом для 12 увечных воинов Московского военного округа из Калужского гарнизона. Испрашивая Ваших архипастырских молитв, остаюсь неизменно благодарною». На подлинном Собственною Ея Императорского Высочества рукою подписано: «Елисавета» («Калужский церковно-общественный вестник», 1907 год. № 5. С. 14-15).

В феврале 1908 года калужский губернатор А. А. Офросимов получил в дар от ИППО по ходатайству Преосвященного Вениамина (Муратовского) за постоянную заботу о Сергиевом ските икону преподобного Сергия, Радонежского Чудотворца, с частицей Святого Древа и Гроба Господня. Решением губернатора икона была им передана в дар на вечные времена Сергиеву скиту.

В 1908 году иеромонах Герасим (Гаврилов), строитель и настоятель Сергиева скита, вошел с ходатайством к калужскому губернатору Александру Александровичу Офросимову с рядом жизненно важных для скита вопросов: «Отдаленность Сергиевского скита от железнодорожной станции тяготит существенным недостатком и дороговизною при доставке материалов и разного груза из города Калуги в скит, при недостаточности средств заставляет меня решиться на смелость беспокоить Ваше Превосходительство смиренною и сердечною просьбою сделать сношение, с кем это следует, дабы вместо находящегося при ските железнодорожного разъезда № 19 была бы назначена станция под названием «Скит», «Сергиев Скит» или «Палестинский Скит». Это переименование во многом улучшит материальную сторону Скита, так как всякий груз и необходимая провизия будет близка и не затруднительна. При этом осмеливаюсь присовокупить, что этим назначением будет удовлетворено душевное желание многих благодетелей Скита и богомольцев, давно просящих моего ходатайства перед Вашим Превосходительством» (ГАКО фонд 32 опись 2 дело 1411). Еще несколько просьб выдвинул отец Герасим в другом прошении: «Необходимо на разъезде установить продажу билетов только на один перегон, то есть до ст. Тихонова пустынь и Воротынск, так как без билетов сплошь и рядом отказываются сажать. Желательно поставить в помещении комнаты для ожидающих поезда св. икону преподобного Сергия, кружку для сбора денег и поставить ящик со свечами, для того чтобы желающие могли бы, опуская в кружку деньги, ставить свечи. Необходимо просить о выдаче багажа пребывающего на имя скита на этом разъезде» (ГАКО фонд 32 опись 2 дело 1411).

Ответ из Общества Московско-Киево-Воронежской железной дороги гласил:

«Присвоение остановочным пунктам на железных дорогах наименований в силу последовавших на развитие статьи 3 Общего Устава Российских железных дорог Правительственных распоряжений может осуществляться только с разрешения Управления железных дорог. Управлению железных дорог будет сделано об этом представление, и если получится разрешение, то по исполнении публикации просимое наименование разъезду № 19 будет присвоено. Продажа на разъезде № 19 билетов до ст. Воротынск и Тихонова пустынь уже производится с июля 1907 года, причем билеты продаются для пассажиров без багажа, так как в разъезде допущена посадка и высадка только пассажиров без багажа, но со всех пассажирских поездов, за исключением скорых. Постановка святых икон в пассажирских железнодорожных помещениях урегулирована циркулярным распоряжением Управления железных дорог 25 февраля 1901 года за № 8941/35, и пунктом I этого распоряжения установлено, что в общих пассажирских помещениях постановка святых икон в киотах не должна быть разрешена. Постановку святых икон в киотах разрешено допускать в особо устроенных часовнях, и если администрацией «Сергиев скит» изъявлено будет желание устроить за свой счет часовню на разъезде, то к постановке в таковой часовне св. иконы, кружки для сбора и ящика для свечей препятствий со стороны Управления дороги не встретится. В служебном же здании разъезда № 19, приспособленном исключительно для железнодорожных нужд и в котором для пассажиров всех классов, отведена одна лишь небольших размеров комната. Постановку св. иконы в киоте представляется необходимым отклонить. В разъезде № 19 специально для нужд движения поездов имеются только ходовые пути для пропуска и скрещивания поездов; пользоваться этими путями для задержки подвижного состава, назначаемого для нагрузки или выгрузки, безусловно, невозможно. Поэтому нагрузка или выгрузка клади, могущей прибывать в разъезд № 19 на имя Сергиева скита, только и могла бы быть допущенной при устройстве на этом разъезде за счет обители Сергиев скит особого тупикового пути с полезной длиной хотя бы только на 20 сажень, стоимость прокладки такового тупика обойдется приблизительно на сумму 1500 рублей, что в зависимости от тех решений, какие со стороны обители Сергиев скит могут состояться по пунктам 3 и 4 настоящего уведомления, последуют и дальнейшие распоряжения со стороны Управления дороги» (ГАКО фонд 32 опись 2 дело 1411).

Из обширной переписки настоятеля Сергиева скита иеромонаха Герасима и калужского губернатора А. А. Офросимова прослеживается, каким глубоко верующим человеком был Александр Александрович Офросимов, сколько сил, умения, такта, своего влияния он положил на отстаивание нужд Сергиевской обители. Ни одна просьба отца Герасима не оставалась им не замеченной, а временные отказы некоторых сторон лишь заставляли Александра Александровича вновь и вновь вставать на защиту святой обители. 18 февраля 1909 года калужский губернатор А. А. Офросимов направляет прошение на имя министра финансов Российской Империи графа В. Н. Коковцова. В прошении он излагает трудности скита и вновь просит о помощи:

«В заботах о Сергиевском ските, основанном в память о в Бозе почившем Великом Князе Сергии Александровиче, я как Товарищ Председателя Калужского Отдела Императорского Православного Палестинского Общества ходатайствовал пред Управляющим Московско-Киево-Воронежской железной дорогой в видах привлечения в обитель Сергиев скит, расположенную близ разъезда № 19 Московско-Брянской линии названной дороги, богомольцев: о наименовании этого разъезда «Скит», об установлении на разъезде Скит продажи билетов до ст. Тихонова пустынь и Воротынск, о разрешении постановки в комнате для пассажиров ст. Скит иконы преподобного Сергия, кружки для сбора пожертвований в пользу скита и ящика со свечами, чтобы желающие могли покупать и ставить их пред иконой и об установлении выдачи на ст. Скит багажа, пребывающего на имя Сергиева скита, и при этом просил Управляющего дорогою, не будет ли признано возможным ныне же сделать распоряжение хотя бы об установлении на разъезде Скит остановок поездов для схода с них паломников, для выгрузки клади, адресуемой на имя Сергиева скита, так как посылка каждый раз на следующий за разъездом № 19 станции лошади за получаемыми для скита грузами при недостаточности средств у обители крайне для нее обременительна. Содержание отношения Управляющего дорогой мной было сообщено настоятелю Сергиева скита, при чем он просит моего ходатайства пред администрацией железной дороги о разъяснении, какой размер земли общество железной дороги разрешит Сергиеву скиту под постройку часовни с необходимым при ней жилым помещением для монаха и сараем, на что будет потребно, по мнению настоятеля скита, приблизительно 10 сажень по фасаду и 10 сажень от полотна дороги, и о том, когда потребуются от скита за устройство тупикового пути упомянутые 1500 рублей. При этом настоятель Сергиева скита просит моего ходатайства пред администрацией дороги, не будет ли признано возможным ввиду крайне тяжелого материального положения скита потребную сумму 1500 рублей разрешить уплатить в несколько сроков. Обратившись вместе с сим к Управляющему Московско-Киево-Воронежской железной дорогой с просьбой уведомить меня, может ли рассчитывать Сергиев скит на предоставление от железной дороги под постройку часовни означенного количества земли и на согласие Управления дороги рассрочить уплату названной суммы, я в то же время прошу Ваше Превосходительство оказать Ваше содействие к удовлетворению приведенного выше ходатайства настоятеля Сергиева скита иеромонаха Герасима» (ГАКО фонд 32 опись 2 дело 1411).

После длительной переписки всех инстанций было принято решение создать совместную комиссию из представителей Московско-Киево-Воронежской железной дороги и представителей Сергиева скита.

Исход дела был окончательно решен в пользу скита, и разъезду № 19 было присвоено название «Сергиев скит». Это название просуществовало до 26 мая 1959 года, когда станция была переименована в безликое «Калуга-II». В наши дни трудами возобновленного Калужского отделения ИППО и многочисленных патриотов идет процесс формирования народного мнения в пользу возвращения исконного названия «Сергиев скит».

В начале 1909 года в Сергиевом скиту при поддержке губернатора А. А. Офросимова и по инициативе отца Герасима (Гаврилова) была открыта школа для глухонемых крестьянских мальчиков. При школе был организован и приют, в котором могли проживать мальчики во время всего курса обучения. Создание этого богоугодного заведения стало еще одним удивительным реабилитационным проектом настоятеля скита. Эта школа и приют для глухонемых крестьянских мальчиков была открыта как отделение при Калужском губернском отделе Попечительства Государыни Императрицы Марии Федоровны о глухонемых. Иеромонах Герасим (Гаврилов) стал в 1909 году действительным членом этой организации, расположенной в городе Калуге в приходе Успенской церкви на улице Загородно-Садская в собственном доме. Калужский губернский отдел Попечительства Государыни Императрицы Марии Федоровны о глухонемых был учрежден по инициативе губернатора А. А. Офросимова, его главным попечителем стал управляющий Сызрано-Вяземской железной дорогой действительный статский советник К. Я. Якубовский.

Начиная с 1909 года, отец Герасим (Гаврилов) стал принимать большое участие в работе отдела, в котором трудился до 1917 года, и одним из проектов его участия и стала организация деятельности отдела в Сергиевом скиту.


Губернское Собрание Калуги.
В центре губернатор А. А. Офросимов, заместитель председателя Калужского отделения ИППО,
почетный член Императорского Православного Палестинского Общества.
Фото: zhurnal.lib.ru


Вскоре после этих событий калужский губернатор Александр Александрович Офросимов Высочайше был пожалован новым высоким государственным назначением с оставлением должности калужского губернатора. 29 марта 1909 года А. А. Офросимов получил звание сенатора и должен был покинуть город Калугу. С большим сожалением отпускали калужане его в город Санкт-Петербург. Официальная церемония проводов А. А. Офросимова была назначена на 18 мая 1909 года. 5 мая 1909 года Его Превосходительство со всем своим семейством посетил Тихонову пустынь и Сергиев скит.

«Из Тихоновой пустыни Его Превосходительство с семейством прибыл в Сергиев скит. По прибытии Его Превосходительство проследовал в храм, где был встречен настоятелем скита иеромонахом о. Герасимом с братиею. Здесь был совершен молебен, по окончании которого настоятель скита о. Герасим благословил Его Превосходительство иконою преп. Сергия Радонежского Чудотворца и поднес по русскому обычаю хлеб-соль, высказав при этом благодарность за постоянную вполне христианскую отзывчивость ко всем нуждам скита и теплое отношение к братии. На слова благодарности о. Герасима Его Превосходительство высказал, что хотя он и покидает Калужскую губернию, но душою всегда также будет близок к Сергиеву скиту, как и был доселе, причем в свою очередь благодарил о. Герасима за принятие под сень скита отделения глухонемых с несчастными детьми, лишенными слуха и речи. Объявив затем школу для глухонемых мальчиков младшего возраста открытою, Его Превосходительство преподал некоторые указания учителю новой школы послушнику скита – бывшему сельскому учителю Тимотиевичу. Простившись с иеромонахом Герасимом, Его Превосходительство с семейством проследовал в г. Калугу» («Калужский церковно-общественный вестник», 1909 год. № 15. С. 10).

18 мая 1909 года, участвуя в церемонии проводов А. А. Офросимова в его доме в городе Калуге, ректор Калужской Духовной Семинарии протоиерей А. Преображенский особо отметил заслуги в деле благотворительности: «С жизнью церковной тесно связана жизнь и благотворительных учреждений, участие в которых является желательным и необходимым для всякого, призываемого чрез пастырей церкви к истинно христианской жизни, и духовенство города Калуги почитает своим долгом засвидетельствовать пред Вашим Превосходительством чувства уважения и признательности, какие вызвало к нему ваша энергичная деятельность в устройстве и жизни благотворительных учреждений, которые имеют своей целью помощь страдающим болезнями – Община Красного Креста, недостатком развития органов чувств и речи – школы и приюты для глухонемых, приют пострадавшим от войны – инвалидный дом в Сергиевом скиту, заботу о гибнущих от нищенства и не имения работы для добывания средств пропитания – работный дом и дешевая столовая. Наконец, ваши последние заботы о построении в г. Малоярославце храма-памятника всем должны свидетельствовать о вашем религиозном чувстве, проникающим в чувство патриотическое» («Калужский церковно-общественный вестник», 1909 год. № 16. С. 8). Заслуга Александра Александровича в деле управления Калужской губернии была очень велика, но еще больше он проявил себя здесь как выдающийся администратор, как сторонник твердых монархических убеждений и как глубоко верующий человек. Его вклад в дело строительства Сергиева скита был крайне значителен. Профессор Московского Университета И. В. Станкевич, член Союза русского народа, обращаясь к А. А. Офросимову, сказал: «В России давно были люди, ставившие себе идеалом верить в единого Бога, чтить Самодержавного Царя и любить Отечество. Но этих людей не замечали, ибо их убеждения казались только естественными. Мало-помалу, однако, расшатались основы, смешались идеи и понятия, и то, что недавно еще было естественным, стало казаться многим достойным осуждения. Не поколебались наши немногие, грянул гром воровского мятежа, именуемого революцией, все смешалось, поколебалась даже власть. Затерянные в общем хаосе люди, преданные Царю и Отечеству, поняли, что настало их время. И вот истина, которая еще не угасла в сердцах их, светя им своим светом, послужила для них путеводной звездой в деле объединения. Образовался союз, но ему нужна была поддержка власти, а местами ее не находилось. Свет истины вел русских людей к таким представителям власти, как Вы, таким, которые оставались твердыми в своих убеждениях и укрепляли своим примером других» (Т. М. Мастергази «Семь дворянских родов одной семьи», г. Калуга, 2011 год. С. 60). Профессор И. В. Станкевич очень четко угадал роль и значение трудов А. А. Офросимова на калужской земле. Сенатор А. А. Офросимов переехал на жительство из города Калуги в Царское Село для участия в заседаниях Правительственного Сената, где проживал до 1917 года. Александр Александрович скончался в 1933 году в городе Житомире, сильно голодая и в полном одиночестве.

Новый Калужский губернатор С. Д. Горчаков и его супруга А. Е. Горчакова стали действительными членами Калужского отдела Императорского Православного Палестинского Общества и также активно помогали Сергиеву скиту.

5 июля 1910 года в храме Сергиева скита состоялась торжественная служба с участием всех членов Калужского отдела Императорского Православного Палестинского Общества во главе с его председателем Преосвященным Вениамином (Муратовским), отправившим об этом событии телеграмму Великой Княгине Елисавете Феодоровне. В ответ Ее Императорское Высочество ответила взаимностью.

«Копия с телеграммы, служащей ответом на приветствие, выраженное Ея Императорскому Высочеству Великой Княгине Елисавете Феодоровне членами Калужского Отдела Палестинского Общества, собравшимися на молитву 5-го июля сего года в Сергиевом скиту: «Только что возвратясь из Уфимской губернии, получила телеграмму Вашу. Приношу Вам, Владыко, Князю Сергею Дмитриевичу, генералу Орлову и всем, подписавшим депешу, искреннюю мою благодарность за память, молитвы и выраженныя чувства, глубоко меня тронувшие. Елисавета» («Калужский церковно-общественный вестник», 1910 год. № 21. С. 10).

В 1910 году Сергиев скит пополнил свои земельные владения, приобретя еще 119 десятин земли у калужского мещанина Павла Алексеевича Сидорова за 6000 рублей. Вся сумма за Сергиев скит была уплачена благотворителем, пожелавшим остаться неизвестным. В рапорте на имя Преосвященного Вениамина (Муратовского) иеромонах Герасим пишет:

«Смиренно доношу Вашему Преосвященству, что от неизвестного благотворителя поступило в пользу скита пожертвование – государственной ренты на шесть тысяч рублей, обусловленное на специальную цель – уплату долга за землю. Означенные процентные бумаги 9 сентября сего года переданы калужскому мещанину Павлу Алексеевичу Сидорову за уплату долга, за приобретенную у него землю в количестве 119 десятин, о чем нотариусом сделана надпись на заявлении» (ГАКО фонд 33 опись 2 дело 1634).

В декабре 1910 года Преосвященный Вениамин (Муратовский), епископ Калужский и Боровский, получил новое Высочайшее назначение. 31 декабря 1910 года он был назначен на Симбирскую кафедру с титулом Преосвященного Симбирского и Сызранского. Официальное прощание Преосвященного Вениамина (Муратовского) с калужской паствой было назначено на 16 января 1911 года, когда он совершил последнюю прощальную Божественную Литургию в Калужском Кафедральном соборе.

«По окончании многолетия Преосвященный, взволнованный моментом разлуки с паствой, с которой он уже вполне сжился в течение почти десятилетнего пребывания на Калужской кафедре, обратился ко всей массе молящихся с глубокопрочувственным словом прощания. В своей речи Владыка со скорбью говорил, что не судил Господь исполниться его желанию — посвятить всю свою жизнь на служение калужской пастве, что он отдал на служение последней лучшие свои годы. А много ли сделано им хорошего за это время — об этом скажет история. «Я же думаю,— сказал Владыка,— что почти ничего» («Калужский церковно-общественный вестник», 1911 год. № 4. С. 11).

Преосвященный Вениамин (Муратовский) запомнился калужанам прежде всего своей добротой, любвеобильностью, простотой, отзывчивостью, скромным поведением, участием во всех благотворительных начинаниях и постоянной заботой привлечь духовенство к более широкой и энергичной деятельности. Именно Владыка Вениамин (Муратовский) стал подлинным защитником и покровителем идеи строительства Сергиева скита, делу которого он отдавал все свои силы, он был деятельным председателем Калужского отдела ИППО и своим личным участием привлек немало жертвователей на благо этой святой обители. На молитвенную память от калужан при прощании Преосвященному Вениамину (Муратовскому) была преподнесена икона святого Вениамина, Киево-Печерского Чудотворца, написанная московским иконописцем Александром Александровичем Глазуновым.

19 января 1911 года Преосвященный Вениамин (Муратовский) отправился к своему новому месту служения. В 1915 году он стал архиепископом, в 1917–1918 годах — участник Всероссийского Поместного Собора. В ноябре 1918 года был председателем Сибирского церковного совещания, участники которого поддержали белое движение. В 1918–1920 годах — член Временного Высшего церковного управления (ВВЦУ) в Омске, активно содействовавшего деятельности Верховного правителя адмирала А. В. Колчака. В феврале 1920 года был арестован органами советской власти в Новониколаевске, приговорён к расстрелу, но через несколько месяцев освобождён.  С  13 июля 1920 года — архиепископ Рязанский и Зарайский. К сожалению, в 1922 году Владыка Вениамин (Муратовский) присоединился к обновленческому движению.  В июле 1923 года, вскоре после того, как он принёс покаяние Патриарху Московскому и всея Руси Тихону за пребывание в «обновленческом расколе», был арестован ОГПУ и экстренно увезён в Москву из Рязани и уже 26 июля 1923 года принимал участие в заседании «обновленческого» синода. Был почётным членом президиума обновленческого собора 1923 года, хотя и не принимал непосредственного участия в его работе по болезни. По словам авторов «Очерков по истории русской церковной смуты» Анатолия Краснова-Левитина и Вадима Шаврова, к моменту избрания председателем обновленческого Синода в 1925 Владыка Вениамин (Муратовский) был «дряхлым, добродушным и почти впавшим в детство старцем».






Преосвященный Вениамин (Муратовский) умер 6 мая 1930 года без покаяния в сане обновленческого митрополита (есть версии, что Преосвященный все-таки принес перед смертью покаяние). Он похоронен на Ваганьковском кладбище в городе Москве у храма Воскресения Словущего.

Панин А.Н.

10 апреля 2012 г.

Тэги: отделы ИППО, Калуга, Вениамин (Муратовский), Сергиев скит ИППО, Офросимов А.А., игум. Герасим (Гаврилов), ФВКН

Ещё по теме:

Пред. Оглавление раздела След.
В основное меню