RSS
Написать
Карта сайта
Eng

Россия на карте Востока

Летопись

24 апреля 1918 была арестована вел. кнг. Елизавета Федоровна

25 апреля 1883 для публикации объявлений ИППО выбраны "Московские ведомости" и "Церковный вестник"

25 апреля 1901 с инженером Г. Шумахером подписан контракт на сооружение подворья ИППО в Назарете

Соцсети


Памятники византийского периода в Иерихоне:
результаты и перспективы изучения

В конце прошлого года (13–17.10.2008) совместная официальная делегация ИППО (Императорское Православное Палестинское общество) и МИД РФ на Палестинские территории осмотрела участки, находящиеся в собственности России в г. Иерихоне. В делегацию были включены специалисты, перед которыми ставились задачи ознакомления с состоянием природных и культурно-исторических (прежде всего археологических) памятников на этих участках, а также оценка перспектив исследования и первоочередных мероприятий для их охраны и поддержания. Экспертизы осуществляли члены ИППО: дендрологическую — доктор биологических наук Ю. Н. Карпун (директор Субтропического ботанического сада Кубани, ведущий научный сотрудник Всероссийского НИИ цветоводства и субтропических культур РАСН), археологическую — автор данной заметки, специально прикомандированный ИА РАН к делегации. Основной задачей археологической экспертизы было определение возможности возобновить натурные исследования, проводившиеся в 1880-1900-х годах на двух участках Иерихона: Антониновском и Иоасафовском (см. в этом номере подробный очерк Р.Б. Бутовой и Н. Н. Лисового).

В ходе поездки в Иерихон делегация провела несколько раундов переговоров с представителями администрации Палестинской автономии, включая губернатора провинции, министра культурного наследия НПА, мэра г. Иерихона и специалистов его муниципалитета. Во время этих встреч обсуждались вопросы организации (в том числе логистика) будущих работ. Были произведены выезды на наиболее значительные культурно-археологические объекты Иерихона (монастыри Сорокадневной горы, Телль эс-Султан, дворцы эпохи Хасмонеев и Ирода над ущельем Вади-Кельт, остатки стадиона в Телль эс-Самарат, дворец Хишама в Хирбет ал-Мафьяр).


Рис. 1. Иоасафовский участок в Иерихоне.
Схема территории с указанием старейших деревьев, построек и мест, раскопок конца XIX в.

Оба участка ИППО удалось осмотреть. Проведена первичная фотофиксация. Обмерены н привязаны, с использованием лазерной рулетки к выкопировке из схематического плана города, предоставленного местными властями, наиболее важные для планирования работ объекты: самые крупные деревья и участок раскопок 1880-1900-х годов на Иоасафовском участке (рис. 1).

Оба участка выглядят перспективными с точки зрения изучения древностей I тыс. н.э., особенно византийского периода. На них имеются остатки мозаичных выкладок из мелких камешков, типичных для строительства этого времени в Палестине. Однако первоочередные задачи археологического обследования связаны прежде всего с Иоасафовским участком, так как на нем планируются в скором времени строительные работы, вести которые нельзя без предварительных археологических исследований.

Иоасафовский участок имеет форму неправильного четырехугольника, две стороны которого образуют улицы современного Иерихона, большая Айн Султан и малая Аль-Джумезе («улица Сикомора»); от улиц владение отделено оградами. В северо-западном углу помешается огромный фикус сикамора («сикамора Закхея»), все еще дающий плоды и служащий объектом поклонения местных христиан и паломников (по определению Ю. Н. Карпуна, он может иметь возраст около 2000 лет). Дерево отделено от остального участка стеной с дверью; вдоль восточной и южной сторон владения проходит еще одна стена. Внутри участка имеются заброшенные одноэтажные сырцовые строения конца XIX — начала XX в.: мощенная камнем дорога, годная для проезда автотранспорта; артезианский источник воды и старый каменный колодец; небольшой православный некрополь донаторов участка. Основная часть владения представляет собой несколько запущенный сад с десятками деревьев, типичных не только для Палестины, но и для северного и западного Средиземноморья: маслина европейская и сосна итальянская (пиния), среди которых имеются достаточно старые экземпляры, достигающие возраста в 500 и 1000 лет; лимонные, апельсиновые и грейпфрутовые деревья; еще один фикус сикамора (около 500 лет) (определения возраста деревьев сделаны Ю. Н. Карпуном).


Рис 2. Иоасафовский участок в Иерихоне.
Вид на котлован раскопа конца XIX в. с севера. Фото 15.10.2008 г.

На участке хорошо заметен заросший котлован близкой к прямоугольной формы, на дне которого сохраняется in situ небольшой (примерно 1?1 м) фрагмент мозаичного покрытия из светлых каменных тестер, идущих параллельными рядами. Котлован имеет глубину 100–150 см, на его дне россыпи камней, а в осыпях стенок — развалы именных кладок. Сверху по периметру этого котлована (приблизительная оценка его первоначального размера — 15?15 м) насажены небольшие цитрусовые деревья, вероятно ровесники работ 1880-1900-х годов. Положение котлована на участке — по оси владения с севера на юг и существенно ближе к восточной стене (несколько южнее кладбища ХIХ в.). На основании имеющегося материала остатки покрытия могут быть датированы только в пределах римско-византийской как раннеисламской эпохи. Вряд ли стоит сомневаться, что это котлован раскопа, относящийся к эпохе архимандрита Антонина (Капустина), расширенный при работах Я. И. Смирнова (рис. 2).

На участке имеются и другие признаке возможного присутствия здесь зданий византийского периода — тесаные блоки камня, в том числе подставы и капитель с изображением равноконечного креста с расширенными концами, жернова другие каменные детали.

Учитывая результаты осмотра и последовавшей за ними систематизации архивных материалов, можно предположить, что новые археологические изыскания на участке возможны и необходимы как в качестве элемента общих проектных и строительных работ, так и в качестве независимого исследовательского проекта, который позволит обосновать все дальнейшие действия по освоению участка. Сейчас мы, конечно, знаем о древностях на участке крайне мало, но его археологический опорный план может быть составлен на основе методически правильно организованных разведок и раскопок.

В качестве первоочередных шагов потребуется провести инструментальную топосъемку участка (сейчас таковая полностью отсутствует) и получить общее представление о мощности и характере культурного слоя при его общем инженерно-геологическом обследовании. Первым этапом собственно-археологических изысканий видится очистка котлована раскопок конца XIX в. на площади около 400 м2 с полным раскрытием имеющихся кладок (предположительно V — начала VII в.) и подробной фиксацией состояния объектов на уровень, достигнутый нашими предшественниками. Это позволит определить направление, размеры и глубины дальнейших вскрытий. Параллельно следует провести разведочную шурфовку участка (особенно в зонах, проектируемых под застройку и прокладку коммуникации). Условия для организации экспедиции и ее работы на участке имеются (заброшенные здания пригодны для организации полевой лаборатории, хранения инструментов и находок; есть независимое водоснабжение; имеющиеся ограждения облегчат охрану участка, а сеть дорожек — подъезд к зданиям и раскопу).

Следует сказать несколько слов и об Антониновском участке, где неотложные строительные работы пока не планируются, но который должно будет включить в сферу работ экспедиции. Мозаичный пол, открытый в 1880-х годах, включен здесь в состав ныне существующей церкви (построена в 1910-х годах) и используется в первоначальной функции (сама церковь стоит существенно ниже окружающей поверхности, а вход в нее ведет еще ниже, к углубленному полу церковного зала). Наблюдаемые части мозаики показывают применение в ней трех основных цветов: бело-кремового, красно-коричневого охристого и серого. Орнаменты витые (жгуты) и цветочные. Широкая (около 1 м) кайма из лепестковых крестообразно расположенных соцветий, помещенных в центры ромбов, образованных гирляндами таких же соцветий, идет вдоль стены храма (литургический север). Она отделена от центральной части прямыми разноцветными полосами. В центре выделены и окаймлены широкой трехцветной полосой крупных жгутов надпись по-гречески (темно-серые буквы на белом фоне) и крестообразный орнамент в виде крупной прямой решетки с узлами-розетками в перекрестьях. Этот орнамент перебит мозаичной вставкой явно ремонтного характера: светлый круг с темным равноконечным крестом на нем, под основанием которого — маленькая утопленная в пол квадратная коробочка из камня с выбранной четвертью, но без крышки (вероятно, реликварий). Наиболее важная часть мозаики, tabula ansata с надписью погребении клирика, закрыта алтарным ограждением и коврами, снимки можно было сделать только при слабом свете и с известного расстояния. Тем не менее по многочисленным аналогиям легко сделать заключение о принадлежности всего комплекса мозаик к эпохе расцвета византийского церковного строительства в Иудее второй половине VI–VII в. н.э. (здесь не ставится, разумеется, задача серьезного анализа композиций и надписи, но в качестве простейших примеров приведу ромбические цветочные орнаменты церкви Хироет эль-Бейюдат, около 570 г. (Ancient Churches…, 1993. Р. 156, 163) и в монастырях Иудейской пустыни, например в Хирбет эд-Дейр, где есть и примеры отдельных крестов в мозаичном поле (Ancient Churches…, 1993. Р. 256). Кроме того, в фасады церкви вмонтированы фрагменты резных архитектурных орнаментов (стилизация аканфа. восьмиконечные кресты-хризмы). Перед церковью собраны spolia: фрагменты каменных колонок, их базы и др.

На Антониновском участке можно наблюдать также довольно глубокие (не менее 3–4 м) современные вертикальные планировки, профили которых имеют многослойную строительную стратиграфию, в них читаются развалы стен, поверхности и др. Насельники подворья рассказывают, что при садовых работах в разных зонах участка им встречались мозаичные поверхности. В целом на Антониновском участке можно планировать сейчас фиксационную работу внутри храма (съемка, обмер, научная интерпретация и подготовка к публикации мозаик пола и архитектурных фрагментов), а на остальном участке — геодезическую съемку с привязкой всех имеющихся разрезов и их фиксацией.

Историографы отечественной науки, обращаясь к опыту работ конца ХIX — начала XX в.. неоднократно подчеркивали, что русской археологии необходимо вернуться в Палестину. Очевидно, что намечающиеся работы на возвращенных России участках в Иерихоне — прекрасная возможность сделать первый (и существенный) шаг на этом пути. Поэтому по результатам экспертиз подготовлены соответствующие отчеты, на основе которых составлены обращения от имени ИППО, МИД и Министерства культуры РФ к Президенту РФ и премьер-министру Правительства РФ с предложениями по развитию участков, включая первоочередные археологические исследования.

Список литературы

1. Ancient Churches Revieled. Jerusalem, 1993.

Беляев Л.А., доктор исторических наук

Статья опубликована в журнале РОССИЙСКАЯ АРХЕОЛОГИЯ, 2009, № 3 Июль-Сентябрь, с. 118–121 в рубрике «Публикации».
© 2009 г. Л. А. Беляев, Институт археологии РАН, Москва

Тэги: археология, Иерихон, иоасафовский участок ИППО

Ещё по теме:

Пред. Оглавление раздела След.
В основное меню