RSS
Написать
Карта сайта
Eng

Россия на карте Востока

Летопись

20 июля 1875 иеромонах Макарий (Сушкин) был торжественно избран игyменом Пантелеимонова монастыря, став первым русским настоятелем обители на Афоне

20 июля 1888 уполномоченный ИППО в Иерусалиме Д.Д. Смышляев пишет В.Н. Хитрово, что намерен подать в отставку из-за крайней усталости

21 июля 1914 вел. кнг. Елизавета Федоровна возвратилась в Москву после паломничества в Уфимскую, Пермскую епархии и Верхотурье

Соцсети


Возвращение в катакомбы

Последние два года мы наблюдаем за резким обострением политической ситуации в странах восточного Средиземноморья. Причем растущее напряжение здесь напрямую связано с усилением роли религиозной идеологии, прежде всего политического исламизма. Радикальные организации – «Хезболлах» и ХАМАС – навязали региону средневековые представления о государственном устройстве. Как живется христианам арабского Востока в условиях гнета воинствующих исламистов? На этот вопрос отвечает профессор Ливанского университета (г. Бейрут), учредитель «Ливано-Российского дома» Сухейль Фарах.

– Господин Фарах, какие процессы переживает христианская община на Ближнем Востоке?

– Численность христиан на Ближнем Востоке катастрофически сокращается. Буквально 20 лет назад на родине Христа мои единоверцы составляли примерно пятую часть от всего населения палестинских территорий, а сейчас по всей автономии их численность не достигает и пяти процентов. Еще недавно Ливан был единственной страной на Ближнем Востоке, где христиане составляли большинство и занимали ключевые посты в политике, экономике и культуре страны. Обстановка кардинально изменилась в пользу преобладания мусульман. Похожая картина в Сирии, Иордании и Египте.

За последние десятилетия очень изменилась демографическая ситуация в странах восточного Средиземноморья. 20 лет назад самой представительной общиной в Ливане были восточные католики – марониты. Христиане вообще составляли большинство населения в стране, теперь они стали меньшинством. Среди мусульман раньше преобладали сунниты, за ними по численности следовали шииты. Теперь самая большая община в Ливане – мусульмане-шииты, живущие в основном на юге страны, где безраздельно господствует «Хезболлах», и представляющие самые бедные слои населения.

– Что послужило причиной сокращения численности христиан в Ливане и Палестине?

– Эти причины уходят в глубину истории. Численность христиан на Ближнем Востоке стала сокращаться после падения господства Византии в этом регионе, во времена арабских завоеваний и Крестовых походов. Восточные христиане приняли удар не только от мусульманских завоевателей, но и от крестоносцев. Часть восточных христиан приняла ислам именно в эпоху Крестовых походов, испытывая притеснения от своих западных братьев по вере. Следующим мощным ударом по общинам христиан в восточном Средиземноморье стало османское завоевание.

Перед христианами лежало три пути: отстаивать свою идентичность, искать взаимопонимание с окружающими иноверцами или эмигрировать. Современная история знает периоды массовой миграции ближневосточных христиан в страны Запада и Латинскую Америку. В Ливане сейчас проживают почти 4 миллиона человек, а только в Бразилии и Аргентине – почти 7-миллионная ливанская община. Самая массовая эмиграция из Ливана, Сирии, Палестины произошла в конце XIX – начале XX века. Уезжали, правда, и мусульмане, но в меньшей степени, чем христиане. Большую роль здесь сыграли и экономические причины.

За последние 30–40 лет сильно выросли радикализм и фанатизм последователей ислама. Мусульманский мир не смог войти в современность. Для исламистов образец – Средневековье, когда арабо-мусульманская цивилизация господствовала в мире. Это отношение сильно повлияло не только на отношения к западному миру, но и к христианам Востока.

– Как отразилось на судьбе арабов-христиан усиление радикальных исламистских партий «Хезболлах» и ХАМАС?

– Как ни странно, в первую очередь опасаются «Хезболлах» не христиане, а мусульмане-сунниты, потому что эту партию поддерживает шиитский Иран. «Хезболлах» отличается от других исламских партий. У них очень прагматичное руководство. 15 лет назад они провозглашали целью создание исламского государства в Ливане, но теперь, по крайней мере – тактически, отказались от этого лозунга. «Хезболлах» вступила в альянс с генералом Мишелем Ауном, лидером восточных католиков-маронитов. Среди православных политиков некоторые тоже считают, что на данном этапе необходимо найти прагматичный язык с «Хезболлах», самой сильной партией в Ливане. Любая партия или община в стране, естественно, боится такую партию, которая выстояла под ударами Израиля, обладающего самыми мощными вооруженными силами в регионе. Христиане заинтересованы в том, чтобы иметь нормальные, справедливые отношения и с мусульманским Востоком, и с христианским Западом. Такова психология и стратегия меньшинства. Но это тактика. В стратегическом плане союз с какой-либо религиозной идеологией очень опасен.

В начале 1980-х годов боевики «Хезболлах» преследовали светских мыслителей Ливана. Пострадали лучшие представители светской мысли арабского Востока. Руководство «Хезболлах» пытается представить себя разумными людьми, но их идеология очень ортодоксальна и входит в противоречие с попытками наладить диалог с другими общинами страны. Благодаря им Ливан становится округом Ирана, хотя еще недавно был самым развитым светским демократическим государством Ближнего Востока. В Ливане 17 общин, и даже самая маленькая из них способна нарушить баланс сил. А общество настроено на сохранение равновесия. Все остальные общины боятся расширения влияния «Хезболлах» из-за их ортодоксальной идеологической базы.

ХАМАС тоже пытается представить себя лояльной христианам силой, в руководстве движения есть даже один христианин. Однако их идеология очень ортодоксальна. И опыт показал результаты их власти – то, как они относились к сторонникам ФАТХ. Произошедшее можно назвать деспотизмом по отношению к братьям-арабам, исповедующим христианство или придерживающимся светских взглядов.

– Каковы взаимоотношения между христианскими общинами в сегодняшнем Ливане?

– Во время гражданской войны 20 лет назад друг другу противостояли правохристианские партии (в основном марониты) и мусульмане (в основном сунниты). Сейчас конфликты в Ливане не носят конфессиональный характер. Расстановка сил поменялась. Партии делятся по принципу отношения к внешним силам: одни тяготеют к Сирии и Ирану, другие – к Америке и вообще Западу. Христиане тоже расколоты по политическим и экономическим предпочтениям. Интересно, что Саудовская Аравия поддерживает не только суннитов, но и христиан Ливана, поддерживающих США.

– Почему среди христиан Ближнего Востока не вырос уровень религиозности, хотя бы как реакция на исламизм?

– Образ мысли и быт христиан на Востоке заметно отличаются от образа мысли и быта их соседей – мусульман. Материализм, либерализм и распространение философии секуляризма оказали огромное влияние на современную культуру арабов-христиан. Светская мысль была развита сильно именно среди православных Ливана. Маронитов секуляризация коснулась в гораздо меньшей степени. Своей приверженностью к светским и либеральным ценностям православные желают отличаться от мусульман, часто склонных к религиозному фанатизму и нетерпимости. Христиане считают, что только в условиях светского устройства государства им будет обеспечено равноправие. Если они пойдут по пути поддержки усиления роли религии в политике, то понятно, что все равно возобладает исламская власть и христиане вернутся в состояние «ахль-аззума», то есть подчиненное положение по отношению к господствующему исламу.

Подъем арабского национально-освободительного движения конца XIX века был связан со светской мыслью. Православные арабы играли большую роль в этом движении. Они считали, что объединение арабского мира на принципах либерально-демократической мысли и отделения государства и религии приведет арабов в число передовых наций. Но арабский национализм в конечном итоге выбрал путь исламизма. История показывает, что религиозное государство неизбежно становится тоталитарным. Когда религия смешивается с политикой, она теряет свою святость, свои высокие ценности. Исходя из этого, христиане Ближнего Востока сделали все, чтобы этот процесс не пошел, но у них мало что получилось.

Однако православная элита на Ближнем Востоке всегда отличалась от лидеров восточных католиков тем, что она пыталась всегда найти общий язык с арабо-исламским миром. Духовные истоки православных на Востоке, а именно на Антиохийском Востоке, а католики подчиняются Риму. Мусульмане всегда воспринимали католиков как некое продолжение Запада. Каждая община в сегодняшнем Ливане вынуждена существовать в условиях агрессивной глобализации, с одной стороны, и религиозного фанатизма – с другой.

Беседовал Александр Мельников

Фарах С., профессор, доктор философских наук, действительный член Императорского Православного Палестинского Общества

02 апреля 2008 г.

Независимая газета

Тэги: арабы-христиане, Ближний Восток

Ещё по теме:

Пред. Оглавление раздела След.
В основное меню