RSS
Написать
Карта сайта
Eng

Россия на карте Востока

Летопись

27 мая 1885 количество почетных членов ИППО увеличено в Уставе до 200 человек

27 мая 1887 Д.Смышляев просит разрешения построить 2-й этаж в Сергиевском подворье в Иерусалиме для библиотеки и музея

27 мая 1893 скончался почетный член ИППО Никандр, архиепископ Тульский и Белевский

Соцсети


Документы о возвращении русского имущества в Израиле

После Второй мировой войны СССР возобновил работу по возвращению русского имущества на Святой Земле, приобретенного еще до революции российскому правительству, Русской духовной миссии и Императорскому Православному Палестинскому Обществу, часть объектов которого было записано на частных лиц, чтобы обойти османские законы о недвижимости.

Созданное в 1951 году представительство Российского Палестинского Общества в Израиле вместе с советскими дипломатами занималось поиском и возвращением объектов русского имущества, построенных или приобретенных Императорским Православным Палестинским Обществом до начала Первой мировой войны. 

Ниже публикуются некоторые из документов, отражающие вехи этой работы, начатой еще до учреждения РПО в Израиле и образования Государства Израиль в 1948 году.

Записка заведующего Ближневосточным отделом НКИД СССР И.В. Самыловского и посланника СССР в Египте А.Д. Щиборина заместителю народного комиссара иностранных дел СССР В.Г. Деканозову

25 ноября 1944 г.

О нашем отношении к панарабской федерации и созданию еврейского государства в Палестине

1. Стремления арабов к объединению и созданию единой панарабской федерации подогреваются и поддерживаются англичанами в той мере, поскольку это отвечает их планам укрепления своего влияния на Ближнем Востоке и создания барьера против возможного проникновения туда влияния Советского Союза. Среди самих арабов это движение охватывает лишь круги правящей верхушки и интеллигенции, и лидеры движения, несомненно, люди проанглийские.

Ввиду того, что фактически все арабские страны не являются независимыми государствами, всякого рода их соединение возможно лишь под эгидой господствующей державы, т.е. в настоящее время Англии.

Судя по ряду фактов, отношение американцев к такого рода объединению — отрицательное. Об этом свидетельствует заявление Рузвельта о возможности создания еврейского государства в Палестине, сделанное как раз в момент усиления панарабской деятельности на Ближнем Востоке, а также и тот факт, что на конференцию в Александрии делегаты от Саудовской Аравии и Йемена (где сейчас уже больше сказывается американское влияние) прибыли лишь после особого приглашения, посланного от всех других уже собравшихся делегатов, и все же они не подписали решений конференции.

Учитывая все это, мы считаем, что наша позиция в вопросе панарабской федерации в настоящее время должна быть следующей:

Мы не можем выступать с поддержкой этих стремлений, но в то же время не следует и связывать себя какими-либо прямыми заявлениями о нашем отрицательном отношении к ним, чтобы не вызывать враждебной нам реакции со стороны правящих кругов арабских стран, арабской прессы и англичан. Исходя из этого, в беседах в Каире не следует по своей инициативе затрагивать этих вопросов, а при постановке их собеседником уклоняться от обсуждения.

2. Сионистские организации в Палестине сейчас всячески добиваются установления связей с нашими миссиями на Ближнем Востоке в расчете заручиться поддержкой СССР в вопросе о создании еврейского государства в Палестине.

Однако оказание такой поддержки несомненно вызовет неблагоприятную нам реакцию со стороны арабского населения — и не только в Палестине, а и во всех других арабских странах. Кроме того, в связи с недавним убийством лорда Мойна в Каире англичане, по-видимому, не склонны сейчас давать какие-либо обещания об изменении существующего мандатного режима в Палестине.

В Палестине мы имеем большие имущественные интересы в виде собственности бывшего русского правительства, Духовной миссии и Палестинского общества, которую надлежит возвратить советскому государству. Успешное решение этого вопроса может быть достигнуто лишь при благоприятном отношении к этому англичан, распоряжающихся сейчас этой собственностью. Учитывая этот момент, нам также невыгодно давать сейчас какие-либо обещания о поддержке евреев, которые были бы восприняты англичанами как шаг, направленный против них.

Исходя из этого, мы полагаем, что связи наших миссий с различными еврейскими организациями и отдельными общественными деятелями следует ограничить рамками культурной связи с ВОКСом, никаких высказываний о нашей поддержке идеи создания еврейского государства не делать.

Главное наше внимание в Палестине должно быть сосредоточено на вопросе о возвращении нам всего русского имущества.

Заведующий Ближневосточным отделом И. Самыловский
Посланник СССР в Египте А.Щиборин

Советско-израильские отношения: Сборник документов. Т. I: 1941-1953. — М.: Междунар. отношения, 2000.

Справка Ближневосточного отдела НКИД СССР

20 октября 1945 г. Секретно

Справка о нашем имуществе в Палестине
(В дополнение к справке по этому же вопросу от 11.Х.45. )

Наше имущество в Палестине состоит из 35 земельных участков (см. приложение) общей площадью до 2 кв. км с возведенными на них зданиями (подворья, гостиницы, больницы, церкви и т.п.). По имеющимся в НКИД СССР материалам, стоимость этих земельных участков с возведенными на них зданиями исчисляется в миллион фунтов стерлингов. Юридически все это имущество может быть сведено к 4-м группам:

1. Имущество, принадлежавшее российскому правительству.
2. Имущество, принадлежавшее бывшей Духовной миссии.
3. Имущество, принадлежавшее бывшему русскому Православному палестинскому обществу.
4. Имущество, оформленное фиктивно на имя частных лиц, но приобретенное Духовной миссией или Палестинским обществом. В то время по турецким законам иностранные общества, компании и частные лица не могли владеть недвижимым имуществом. Правом владения недвижимостью пользовались лишь турецкие подданные, исключение допускалось для членов российского царствующего дома. Этим объясняется то, что купчие на многие земельные участки и другое имущество в Палестине были оформлены на председателя Палестинского общества великого князя Сергея Александровича.

Это имущество юридически должно быть признано собственностью советского государства в силу декрета о национализации имущества членов бывшей императорской фамилии. При ведении дела мы можем ссылаться на решение ливанского суда как на прецедент и на последующий декрет президента Ливанской республики о передаче нам имущества Палестинского общества в квартале Ашрафие (Бейрут), записанного на имя бывшего князя Сергея Александровича.

В 1914 г., после начала войны между Турцией и Россией, турки заняли подворья Палестинского общества, больницы и здания Русской духовной миссии. В 1917 г. с оккупацией Палестины британскими войсками все эти важнейшие здания были заняты частями британских войск. 24 июля 1922 г. Англия получила мандат на Палестину. Согласно ст. 13 этого мандата за все «святые» места и религиозные здания в Палестине ответственность возлагается на Англию. Все имущество бывшей Русской духовной миссии, а также и бывшего Палестинского общества подпадает под рубрику «религиозные места», т.к. согласно статье 1 устава русского Православного палестинского общества задачами общества являлось оказание содействия православным паломникам в паломничестве на «святые» места и собирание научных сведений о «святых» местах Востока. Следовательно, за состояние нашего имущества в Палестине отвечает английское правительство.

Во исполнение мандата британский верховный комиссар в Палестине издал ряд распоряжений об управлении собственностью Русской духовной миссии и Палестинского общества. Этими распоряжениями были назначены специальные администраторы с весьма обширными полномочиями и с правом расходования доходов, получаемых от наших имуществ. Вместе с тем следует отметить, что распоряжения верховного комиссара не говорят ничего об имуществе, принадлежавшем бывшему российскому правительству (например, дом российского генконсульства в Иерусалиме). В каком положении находится это имущество — совершенно не известно.

По имеющимся в деле сведениям, англичане распоряжаются нашим имуществом как своей собственностью. Большинство годных для жилья зданий занято или английскими учреждениями, или английскими войсками, или сданы в аренду. Вместе с тем нашим имуществом пользуются русские белоэмигрантские организации. Так, например, значительное имущество бывшей Русской духовной миссии англичанами передано белоэмигрантской «духовной миссии» во главе с архимандритом Антонием Сенкевичем, который состоит на содержании англичан. Имеется там и глава самозванного русского палестинского общества Антипов, бывший русский консул в Персии. В настоящее время он является английским чиновником.

Приложение: список русского имущества в Палестине на 3 листах.

Заведующий Ближневосточным отделом НКИД СССР
И. Самыловский Отв. референт БВО В. Маляров

ПРИЛОЖЕНИЕ Список русского имущества в Палестине





В.Маляров 15.10.45

Советско-израильские отношения: Сборник документов. Т. I: 1941-1953. — М.: Междунар. отношения, 2000.

Записка заведующего Отделом стран Ближнего и Среднего Востока МИД СССР И.Н. Бакулина заместителю министра иностранных дел СССР В.А. Зорину

15 мая 1948 г. Секретно

До 1914 года в Палестине русское правительство имело одно генеральное консульство в Иерусалиме (было открыто в 1858 году) и два консульства — в Хайфе (открыто в 1842 году) и в Яффе (открыто в 1820 году).

В 1914 году в связи с первой мировой войной все три консульства были закрыты и здания захвачены турками.

В 1922 году, получив мандат на Палестину, Англия захватила здание генконсульства в Иерусалиме (только одно это здание является собственностью СССР) и использовала его по своему усмотрению.

19 февраля 1947 г. т. Солод в одном из своих писем запрашивал о целесообразности открытия нашего консульства в Иерусалиме, однако в связи с палестинской проблемой этот вопрос не получил дальнейшего развития, тем более что разрешение на открытие этого консульства надо было спрашивать у мандатария.

В настоящее время, после отмены палестинского мандата, впредь до установления отношений с Палестиной целесообразно направить одного из работников нашей миссии в Ливане в Иерусалим в качестве представителя миссии по охране принадлежащего СССР имущества в Иерусалиме.

И. Бакулин

Советско-израильские отношения: Сборник документов. Т. I: 1941-1953. — М.: Междунар. отношения, 2000. 

Письмо заместителя министра иностранных дел СССР В.А. Зорина председателю Совета по делам Русской Православной Церкви при Совете Министров СССР Г.Г. Карпову

10 сентября 1948 г. Секретно

Посланник Союза ССР в Израиле т. Ершов сообщает, что, по данным, полученным в результате поездки работников миссии в Иерусалим, бывший глава так называемой Русской духовной миссии в Иерусалиме архимандрит Антоний, подчинявшийся митрополиту Анастасию, в мае месяце с.г. действительно находился под домашним арестом еврейских властей88. Однако позднее, под давлением представителей Красного Креста, Антоний был освобожден и в конце июля переправлен к арабам.

Во главе Русской духовной миссии сейчас находится монах Мефодий, по фамилии Попович, оставленный Антонием в качестве своего заместителя с ограниченными правами.

Здания и другие постройки, принадлежащие Русской духовной миссии и Палестинскому обществу находятся в общем в удовлетворительном состоянии, однако имеется ряд повреждений от обстрела и бомбардировки: пробоины в стенах, выбиты стекла, пробит купол русского собора, пробита бомбой крыша Сергиевского подворья и др.

В Горненском монастыре настоятелем остался священник Исай, сторонник Московской патриархии. Монастырь содержится в порядке.

Тивериадский и Назаретский монастыри остались без присмотра, так как все обитатели бежали к арабам.

Оставленный архимандритом Антонием архив по размерам довольно большой и содержит переписку его с английскими властями, митрополитом Анастасием и многими церковными общинами. Антоний бежал в спешке и захватить с собой большого количества документов не смог. Монаху Мефодию он сказал, что наиболее важные документы он «спрятал в архиве и их не скоро найдут».

Наиболее важные из документов Духовной миссии были сфотографированы еврейскими властями, и фотопленка передана на хранение в военный архив, откуда может быть взята нами по первому требованию.

Учитывая сложившуюся в Иерусалиме обстановку, посланник т. Ершов внес следующие предложения:

1. Назначить и в ближайшее время прислать начальника Русской духовной миссии от Московской патриархии, а также представителя Русского Палестинского общества, выдав им соответствующие правовые полномочия и доверенности для принятия и управления имуществом (земельные участки, здания и др. постройки), принадлежащим этим организациям. Тов. Ершов при этом считает, что обращаться к правительству Израиля с просьбой о передаче нам этого имущества не следует, так как это может быть принято евреями как признак наших собственных сомнений в юридической преемственности и принадлежности нам имущества.

В то же время т. Ершов считает, что возражать против приезда наших представителей правительство Израиля сейчас не будет.

2. В целях сохранения оставшихся архивов Духовной миссии и Палестинского общества от возможного уничтожения или расхищения передать все документы на хранение в Англо-Палестинский банк или вывезти их под охраной еврейских властей в Тель-Авив на хранение в нашей миссии.

МИД СССР с предложениями т. Ершова согласен. Относительно архивов, по согласованию с Вами, ему дается указание принять меры по получению их в свое распоряжение и вывозу в Тель-Авив на хранение в миссии.

Прошу Вас принять необходимые меры по подбору соответствующих кандидатур начальника Русской духовной миссии в Иерусалиме и 1-2 священников в помощь ему и представлению и оформлению их в надлежащих инстанциях.

О принятых Вами мерах прошу информировать МИД СССР.

Заместитель министра иностранных дел Союза ССР
В. Зорин

Советско-израильские отношения: Сборник документов. Т. I: 1941-1953. — М.: Междунар. отношения, 2000. 

Письмо директора Восточноевропейского департамента МИД Израиля Ш. Фридмана Посланнику Израиля в СССР Г. Мейерсон

12 сентября 1948 г.

Дорогая Голда!

С радостью прочел ваши первые телеграммы, сейчас мы ждем более подробных сообщений о начале вашей деятельности. Еще раз поздравляю вас с первыми шагами — даст Бог, наши упования и надежды, связанные с вашей миссией, оправдаются. < ... >

Некоторые подробности о наших отношениях с советским представительством здесь. Отношения нормальные, можно сказать — хорошие. < ... >

Посланник начал наносить визиты членам государственного руководства. < ... > Тем временем визиты наносят и другие сотрудники советского представительства. Советник был у министра иностранных дел и некоторых ответственных работников министерства. Первый секретарь, консул и атташе по вопросам культуры и печати тоже встречались с различными сотрудниками, в том числе с главами соответствующих департаментов министерства. < ... >

Консул в сопровождении одного из атташе посетил Иерусалим. Мы позаботились о соответствующих процедурах приема и сопровождения, и все прошло отлично. Получил благодарность за организацию поездки. В числе прочих мест русские посетили Русское подворье и монастырь в Эйн-Кереме. В ближайшие дни с консулом встретится И. Рабинович (тот, кто занимается русской собственностью в стране). Видимо, скоро вопрос о русском имуществе будет включен в повестку дня. О развитии событий сообщу дополнительно. < ... >

Ш.Фридман

Советско-израильские отношения: Сборник документов. Т. I: 1941-1953. — М.: Междунар. отношения, 2000. 

Запись беседы Посланника СССР В Израиле П.И. Ершова с уполномоченным по делам русского имущества в Израиле И. Рабиновичем

13 сентября 1948 г. Секретно

Принял приехавшего из Иерусалима уполномоченного по делам русского имущества на территории Израиля Рабиновича, который был назначен на эту должность Еврейским агентством примерно 20 мая 1948 г. Рабинович рассказал, что он занимается вопросом русского имущества в Палестине с начала текущего года и «делает все возможное для передачи его Советскому Союзу». Когда мандатные власти подписали в начале мая 1948 г. закон о передаче этого имущества администрациям Духовной миссии и Православного палестинского общества, он уничтожил при помощи отряда Пальмаха и при содействии рабочих и хозяина типографии все напечатанные экземпляры закона. Но около 30 экземпляров его было оставлено и находится в Еврейском агентстве. Рабинович обещал прислать один экземпляр в нашу миссию.

Рабинович сообщил, что в настоящее время он снабжает продуктами питания и оказывает денежную помощь паломницам и монашкам и пытается получить арендную плату с лиц и учреждений, занимающих русские постройки, но здесь он наталкивается на нежелание арендаторов покрывать задолженность, ввиду «неопределенного юридического положения имущества». Он хотел заключить контракты с еврейскими гражданскими и военными учреждениями, занимающими русские здания. Этот контракт должен быть общим для всех построек. На мой вопрос, кто может подписать такой контракт со стороны владельца имущества, Рабинович ответил, что — он, т.к. он является «уполномоченным или опекуном» этого имущества. Временная система опеки над русским имуществом, введенная еврейскими властями, построена по образцу английской, т.к. иначе бы имущество «осталось без присмотра», заявил Рабинович. Я сказал ему, что он не имеет права заключать ни долговременных, ни краткосрочных арендных договоров от имени Православного общества и Духовной миссии, а должен лишь обеспечивать продовольствием русских паломниц и монашек и собрать задолженность с арендаторов. Рабинович заверил, что он так и будет делать.

Рабинович обещал передать нам фотопленку документов (купчих) Русской духовной миссии, как только лицо, у которого оца находится на хранении, приедет в Иерусалим.

Беседа продолжалась 20 мин. Присутствовали второй секретарь миссии Сергеев и атташе Семиошкин.

Посланник СССР в Израиле П. Ершов

Советско-израильские отношения: Сборник документов. Т. I: 1941-1953. — М.: Междунар. отношения, 2000.

Письмо заместителя министра иностранных дел СССР В.А. Зорина председателю Совета по делам Русской Православной Церкви при Совете Министров СССР Г.Г. Карпову

22 декабря 1948 г. Секретно

Архимандрит Леонид в беседе с нашим посланником в Тель-Авиве 17 декабря с.г. сообщил следующее:

Подавляющая часть монахинь, паломниц и других духовных лиц встретила его с воодушевлением. Только 2 монаха и 6 монахинь из Горненского монастыря остались верными Анастасию, не желая признавать Алексия, и не участвуют в службах.

Постепенно устанавливается порядок, регулярно проводятся богослужения. Отношения с еврейскими властями нормальные, каких-либо препятствий с их стороны не имеется.

20 декабря Леонида вызывает губернатор Иерусалима Джозеф и, по предположению Леонида, будет говорить с ними по вопросу о передаче имущества Духовной миссии. Леонид заявит о готовности принять имущество, контракты и финансовые дела и затем вместе с уполномоченным правительства по русскому имуществу Рабиновичем поедет в Тиверию, Хайфу и Яффу и зафиксирует документом состояние имущества. Вместе с этим он временно назначит в этих пунктах своих уполномоченных.

Церковь и здания в Иерусалиме, не говоря уже о других местах, находятся в запущенном состоянии и нуждаются в ремонте, который необходимо сделать также и для поднятия авторитета Духовной миссии и престижа русской церкви в Палестине. Доходы, получаемые от арендаторов, являются незначительными, так как главная часть имущества в Иерусалиме принадлежит Палестинскому обществу, и поэтому они не будут покрывать расходов миссии. С получением имущества Палестинского общества положение изменится, будут покрываться не только расходы обеих организаций, но и значительные суммы поступят в доходы государства. В настоящее же время следовало бы помочь Духовной миссии. Кроме того, необходимо наладить отправку авиапочтой газет: «Известия» — 2 экземпляра, «Правды» — 2 экземпляра и журнала «Московская патриархия» — 40 экземпляров.

По мнению нашего посланника, архимандрита Леонида через некоторое время следовало бы повысить в сане вплоть до епископа, т.к. представители других церквей в Иерусалиме старше его саном и это обстоятельство ставит Леонида в неравное с ними положение и будет затруднять его работу.

МИД СССР просит сообщить Ваше заключение по изложенным вопросам.

Заместитель министра иностранных дел Союза ССР
В. Зорин

Советско-израильские отношения: Сборник документов. Т. I: 1941-1953. — М.: Междунар. отношения, 2000. 

Запись беседы директора Восточноевропейского департамента МИД Израиля Ш. Фридмана с Посланником СССР в Израиле П.И. Ершовым

1 февраля 1949 г.

Главной темой беседы были появившиеся в последнее время в СССР публикации — брошюра Генина «Палестинская проблема» и сообщения московского радио и газеты «Труд» о выборах. < ... > 

Вторая часть беседы была посвящена проблемам, связанным с русским имуществом в стране. Он выразил высокую оценку той быстроты, с которой проблемы были урегулированы, надежду на нашу помощь в этой области и особо остановился на имуществе, зарегистрированном за царским правительством. Здесь я высказал ему нашу позицию о различии между имуществом Русской духовной «миссии» и имуществом Российского православного общества, о том, что мы собираемся принять закон, регламентирующий процедуры, связанные с имуществом этого общества. В то же время относительно имущества «миссии» будет отменен указ мандатных властей, и глава «миссии» сможет реально вступить во владение собственностью. Что же касается имущества царского правительства, здесь, я сказал, как раз нет никаких проблем, надо только выяснить, какое именно имущество зарегистрировано таким образом, и сообщить нам об этом.

Беседа продолжалась немногим более часа.

Ш. Фридман

Советско-израильские отношения: Сборник документов. Т. I: 1941-1953. — М.: Междунар. отношения, 2000. 

Письмо директора Восточноевропейского департамента МИД Израиля Ш. Фридмана миссии Израиля в СССР

9 февраля 1949 г.

В дополнение к моему письму по вопросу о русском имуществе.

Вчера у меня была беседа с посланником и его советником, причем по их инициативе. Ее содержание удивило меня. Они уведомили меня, что не согласны с процедурой, предложенной нами. Как они понимают, назначение опекуна (или, если быть точным, управляющего) над имуществом Российского палестинского общества — это мера, которая не поможет им, а наоборот, приведет к тому, что собственность будет изъята и перейдет в полное распоряжение министерства финансов. Они предлагают: решить проблему имущества общества так же, как мы намереваемся урегулировать вопрос о собственности Русской духовной миссии, т.е. опубликовать краткое распоряжение, аннулирующее указ мандатных властей от 28 апреля 1948 г., затем они разъяснят нам, что делать дальше. Они также прокомментировали некоторые пункты предложенного нами распоряжения, по которым у них есть возражения, а именно: министр финансов имеет право принять решение о продаже имущества, ограниченная ответственность за урон, нанесенный собственности, возможность того, что представители русской православной церкви, не живущие в Израиле (т.е. русские эмигранты), также получат дивиденды от имущества, оплата работы управляющего имуществом. Они высказали эти возражения в ответ на мои вопросы и повторили, что возражают против всего предложения.

Они также сказали мне, что они поняли из бесед Мухина с Я.Шапиро и со мной, что мы намеревались лишь аннулировать предыдущие распоряжения, не уточняя, что произойдет с собственностью общества.

Я четко ответил, что они не правы и подчеркнул, что наше предложение вытекало из принципов, которые мы уже определили в беседах с ними, что у нас сложилось впечатление об их согласии с нашей позицией. Я вновь объяснил принципиальную разницу между имуществом общества и миссии, добавил, что их предложение с юридической точки зрения ошибочно, т.к. оно оставляет определенное имущество, о котором владелец ничего не знал десятилетиями, в состоянии хаоса. Я отметил, что они сами понимают различие между двумя видами собственности, что не случайно сам посланник в разговоре с Бен-Гурионом говорил только о миссии, ни словом не упомянув об обществе. Я сказал также, что не случайно, что в последние годы, после учреждения Синода в Советском Союзе, они не сделали ни одного шага на пути к возвращению имущества. Нет сомнения, добавил я, что даже советские юристы осознают значительную сложность проблемы. Я сказал далее, что мы не должны забывать: основная часть имущества, о котором идет речь, находится в Иерусалиме, а то, что они просят нас сделать, не совсем согласуется с обычной юридической процедурой.

Они продолжали настаивать на своем. Я сказал, что подниму этот вопрос для дополнительного обсуждения, давайте вернемся к нему в ближайшие дни. В ходе беседы я обнаружил, что И. Рабинович предпринял тем временем некоторые шаги, которые поставили нас перед свершившимся фактом. Он вместе с архимандритом посетил несколько учреждений, перевел имущество миссии на него, подписал вместе с ним акт передачи собственности, в котором он назвал себя «исполняющим обязанности юридического представителя правительства Израиля». Во время беседы министр передал мне две копии таких документов, подписанные Рабиновичем и архимандритом, и попросил, чтобы мы подтвердили подпись первого. Они, в свою очередь, подтвердили подпись архимандрита на документах.

Мы сообщим вам, как собираемся поступить в отношении этих документов.

Они вновь затронули вопрос о собственности царского правительства. Я подчеркнул, что в отношении этого имущества нет вопросов; в том, что касается собственности миссии, аннулирование британских указов де-факто переведет ее на имя главы миссии (т.е. архимандрита). Следовательно, остается лишь вопрос, касающийся имущества общества, поэтому предложенные нами действия направлены исключительно на то, чтобы обеспечить правильное оформление передачи имущества. Я сказал, что мы не намереваемся использовать имущество для получения дивидендов в пользу государства, что альтернативным решением может быть (после назначения управляющего в соответствии с предложенной процедурой) поиск способа, чтобы доказать им, что управляющий обращается с имуществом в соответствии с их пожеланиями. По этому пункту я сделал оговорку, заявил, что лишь «рассуждаю вслух», высказываю эти мысли только в качестве предложения без всяких обязательств. Мухин заметил: «Ну что же, есть способ прийти к согласию».

В своих комментариях посланник называл собственность царского правительства «собственностью царской семьи», я же упорно называл ее «собственностью царского правительства».

Все это сообщаю для вашей информации. Есть вероятность, что они будут обсуждать эту тему с вами, поскольку она представляет для них чрезвычайный интерес.

С уважением

Советско-израильские отношения: Сборник документов. Т. I: 1941-1953. — М.: Междунар. отношения, 2000. 

Запись беседы директора Восточноевропейского департамента МИД Израиля Ш. Фридмана с временным поверенным в делах СССР в Израиле М.И. Мухиным

17 мая 1949 г.

По просьбе министра, высказанной в телеграмме, я пригласил советника советской миссии (в отсутствие посла он является поверенным в делах) для передачи текущей информации по ряду вопросов. < ... >

В самом конце беседы Мухин вновь, как и в ряде предыдущих бесед с ним и с посланником, поднял проблему российского имущества в Израиле. Он просил ускорить процедуру, приводил примеры последствий, вытекающих из неурегулированности этого вопроса. Я вновь объяснил ему, что предложение об отмене указов, введенных в период мандата, уже внесено юридическим департаментом в повестку дня правительства. Как только указы будут отменены, мы вернемся к этой проблеме и сможем найти пути ее решения.

Беседа продлилась примерно час с четвертью.

Ш. Фридман

Советско-израильские отношения: Сборник документов. Т. I. Книга 2: 1941-1953. — М.: Междунар. отношения, 2000.

Отчет атташе Миссии СССР в Израиле А.С. Семиошкина о поездке в Назарет и Тиверию

8 августа 1949 г. Секретно

I. Имущественный вопрос

В Назарете Духовной миссии принадлежит сад, находящийся на центральной улице. В настоящее время этот участок перерезан дорогой и основная его часть уже давно арендуется владельцем ресторанчика, построенного на участке.

Палестинское общество имеет в городе большой дом («Москобия»), в котором расположены все правительственные учреждения (губернатор, полиция, таможня, почта и т.д.). Рядом с этим зданием находится участок с маленьким домиком («Магли»), На одном из холмов, окружающих Назарет, общество купило перед первой мировой войной для постройки гимназии огромный участок у дороги на г. Фавор; сейчас это голое место. В центре города находится так называемый семинарский сад (сад и старая двухкомнатная сторожка), который сдается одной арабской женщине.

В Кафр-Кане Духовной миссии принадлежит сад у источника на дороге между Тивериадой и Назаретом. Арабы, арендующие этот участок, построили на нем временное жилье. Площадь участка, очевидно, 5-6 тыс. кв. м (а не 1800 кв. м, как указано в английской ноте). Общество имеет здесь участок, обнесенный каменным забором; на участке нет ни строений, ни деревьев.

Около разрушенной арабской деревни Лубия находится участок Духовной миссии, засаженный дикими масличными деревьями.

В Тивериаде на набережной расположен очень старый дом Духовной миссии. Он пострадал от взрывов соседних зданий.

Между Магдалой и Тивериадой церкви принадлежит большой сад на берегу озера у минеральных источников. Этот участок разрезан на две половины; по рассказам живущих там русских, северная часть участка была по суду прирезана к соседу.

Находящийся в настоящее время в магдальском саду Шейко рассказал (старухи-русские тоже помнят об этом), что миссия имела большой участок земли в Тивериаде около горячих источников, но

о.Мелетин (в то время управляющий делами миссии) отказался платить налог (5 фунтов) и участок как будто бы перешел городу.

Кроме того, около Лубии у миссии был небольшой участок земли слева от дороги в Тивериаду из Назарета. Эти участки не числятся за

Духовной миссией в английской ноте, но сведения о них нуждаются в проверке.

В связи с вопросом о нашем имуществе мы посетили мэра Тивериады, который обещал произвести ремонт дома на набережной, если расходы не будут очень велики; в последнем случае он обещал обратиться за помощью к правительству Израиля.

II. Русские владения среди арабов

Православная община Назарета до первой мировой войны получала большую финансовую помощь от русских учреждений. Палестинское общество содержало в Палестине и Сирии более 100 школ; в Назарете была открыта (в 80-х годах прошлого века) семинария, в арендуемом здании, где обучалось до 40 учеников, живущих на полном пансионе. Старики-арабы говорили нам об очень хорошей постановке обучения: арабы, окончившие наши школы, были наиболее образованными людьми, даже в знании арабского языка. Выпускались специальные учебники на арабском языке для русских школ в Палестине. Кроме того, Россия выступала перед турецким правительством в качестве защитницы арабов-христиан. После первой мировой войны белогвардейское Палестинское общество прекратило какую-либо деятельность в смысле помощи арабам. Последний глава эмигрантской Духовной миссии Антоний ни разу не служил в назаретских церквах.

В настоящее время в Назарете имеется лишь одна правительственная школа для православных, но в то же время американцы и католики открывают свои школы, чтобы привлечь православных арабов на свою сторону. Сообщают, что американцы уже купили около Назарета участок для постройки там средней школы.

Православные арабы всегда смотрели на Россию как на защитницу, и во время посещения Назарета архимандритом Леонидом они убеждали его возобновить русскую деятельность в смысле открытия школ и в более широком смысле защиты христиан (вопрос о беженцах, возвращении имуществ и т.д.). Вместе с этим необходимо отметить большое влияние компартии среди арабского населения Палестины, в частности среди молодежи. Коммунистическая газета «Аль-Иттихад» выходит в настоящее время 2,5-3-тысячным тиражом (это довоенный тираж, который не упал, несмотря на то, что количество арабов в Палестине уменьшилось почти в 10 раз), правительственная газета на арабском языке «Аль-Яум» выпускается тиражом лишь в 200-300 экземпляров.

Наши интересы требуют, чтобы после получения имущества Палестинского общества часть его доходов шла на дело образования среди арабов, т.к. здесь имеется очень благоприятная почва для углубления симпатий арабов к СССР.

III. Церковные дела

Арабское православное духовенство ведет уже в течение долгого времени глухую борьбу с греческими священниками, так как греческая патриархия ставит во главе приходов греков. В то же самое время арабы не получают никакой помощи или защиты от греков. Поэтому, например, в Назарете и в Акре нет греческих митрополитов, а патриархия посылает лишь временных представителей, которые сменяются, когда трения между греками и арабским духовенством достигают большого напряжения. Неприязнь к грекам проявлялась, например, в том, что во время приема в честь архимандрита Леонида арабский священник поднимал тост лишь за патриарха Алексия, а не за иерусалимского и греческого патриарха Тимофея.

Имея в виду наши имущественные интересы в арабской части Палестины и исторически сложившуюся здесь взаимосвязь между православными церквами, мы в настоящее время, очевидно, должны поддерживать с представителями греческой церкви нормальные отношения, одновременно укрепляя среди арабов влияние Московской патриархии.

Атташе миссии Семиошкин

Советско-израильские отношения: Сборник документов. Т. I. Книга 2: 1941-1953. — М.: Междунар. отношения, 2000.

Запись беседы заведующего Отделом стран Ближнего и Среднего Востока МИД СССР И.Н. Бакулина с директором Восточноевропейского департамента МИД Израиля Ш. Эльяшивом

20 сентября 1949 г.

Сегодня в 15 час. принял Эльяшива по его просьбе. Эльяшива сопровождал израильский посланник в Москве Намир.

Беседа носила в основном протокольный характер.

В конце беседы Эльяшив затронул вопрос о русском имуществе в Палестине и, в частности, вопрос об имуществе Российского палестинского общества, заявив, что израильские власти готовы немедленно передать это имущество представителю общества, как только он прибудет в Израиль.

Я ответил, что представитель общества в скором времени выедет в Израиль.

Беседа продолжалась 20 мин.

На беседе присутствовал атташе ОБСВ т. Гнедых.

Заведующий Отделом стран Ближнего и Среднего Востока И.Бакулин

Советско-израильские отношения: Сборник документов. Т. I. Книга 2: 1941-1953. — М.: Междунар. отношения, 2000.

Записка заведующего Отделом стран Ближнего и Среднего Востока МИД СССР И.Н. Бакулина первому заместителю министра иностранных дел СССР А.А. Громыко

29 сентября 1949 г. Секретно

Направляю Вам записку т. Ершова «О положении в Израиле» и приложенный к ней проект указаний посланнику СССР в Израиле, подготовленный им с нашим участием. < ... >

И. Бакулин

ПРИЛОЖЕНИЕ. Памятная записка посланника СССР в Израиле П.И. Ершова «О положении в Израиле»

29 сентября 1949 г. Секретно

Правительство Израиля понимает, какую большую помощь оказал Советский Союз делу борьбы еврейского народа за национальное самоопределение и укрепление государства. Оно вынуждено также считаться с популярностью СССР в Израиле и заинтересовано в продолжении поддержки СССР и в установлении с ним экономических связей. В то же время, исходя из своих классовых интересов и опасаясь усиления влияния оппозиционных партий (Мапам и компартии), правительство принимает меры к тому, чтобы уменьшить популярность СССР и советское влияние в Израиле. Оно поощряет антисоветскую пропаганду, ограничивает поступление в страну советской литературы и кинофильмов, чинит препятствия мероприятиям, проводимым Лигой дружбы. Оно задерживает также передачу нам огромного имущества Российского Палестинского общества и государственного имущества. < ... >

П. Ершов

Советско-израильские отношения: Сборник документов. Т. I. Книга 2: 1941-1953. — М.: Междунар. отношения, 2000.

Телеграмма министра иностранных дел Израиля М. Шаретта генеральному директору МИД Израиля У.Эйтану, из Нью-Йорка

1 декабря 1949 г.

Беседу с Вышинским обещали устроить, но срок еще не определен. Пока удалось поговорить с Царапкиным — в дружественном тоне, но остро. Я сказал, что, если бы Иерусалим получил международный статус, как русские того хотят, они лишились бы своего имущества в городе окончательно. Царапкин попытался приуменьшить значение получения имущества в Иерусалиме, заявив, что оно всегда находилось в руках русской церкви. На это я возразил, что факты говорят несколько об ином и странно, что он так ставит вопрос. Сейчас имущество принадлежит Советам, это единственная их собственность на Востоке, их флаг развевается в центре Иерусалима. Если бы в городе управлял представитель ООН, выполняющий волю США, никогда бы им ничего подобного получить не удалось. Мы приняли специальный закон для урегулирования этого вопроса и поплатились за это напряженностью в отношениях с американцами. Он предпринял попытку уйти в сторону, заявив о поддержке принципов резолюции 29 ноября 1947 г., обвиняя нас в том, что мы отходим от нее. В ответ на это я перечислил известные факты. Он отступил и начал объяснять, что СССР не пытается перекроить границы и, конечно, не имеет ничего против евреев; прежде всего им нужно лишить власти Абдаллу, поскольку тот является британской марионеткой. Я сказал, что именно интернационализация означает власть англичан, американцев и Ватикана во всем городе. Выбор заключается в следующем: либо сфера власти англичан расширяется, либо сужается. Мы сужаем, они расширяют. Царапкин возразил, что в случае интернационализации Иерусалима тот попадает под управление Совета по Опеке. На это я ответил, что, во-первых, это вовсе не гарантировано, так как большинство может принять противоположное решение, и, во-вторых, даже если город будет передан в ведение Совета, у русских будет в нем только один голос и это не очень-то поможет. Он заметил, что, если решения будут приниматься большинством голосов, это затянется до бесконечности. Я сказал, что возмущением делу не поможешь; проблема не в строгом следовании абстрактным принципам, а в умении предвидеть ход событий и в выработке реалистической тактики.

Это все о беседе. Вам предлагаю пригласить Ершова, изложить ему вышесказанное и решительно осудить их позицию, означающую на практике поддержку де-факто алчности Ватикана и лживых уловок арабов. Следует его попросить направить телеграмму в Москву. Также стоит телеграфировать Левави, чтобы тот тоже высказал подобные мотивы. В обеих беседах следует подчеркивать, что мы делаем все для возвращения их имущества, а они так неблагодарны. По сути же дела, я не особенно беспокоюсь. Если мы защитим наш статус в Иерусалиме без их помощи и вроде бы даже вопреки их позиции, это будет очень хорошо. В то же время нельзя отказываться от энергичного ведения разъяснительной работы, чтобы попытаться изменить их позицию при окончательном голосовании на Генеральной Ассамблее (не исключено, что это возможно). На сегодняшний день за интернационализацию Иерусалима в подкомитете выступают русские, арабы, ставшие сторонниками этой идеи в расчете вытеснить нас из города, латиноамериканские страны и Австралия, что стало исключением по вполне понятным причинам. Против них — Нидерланды, Швеция, Канада и прогрессивные латиноязычные страны. Греция и Индия пока воздерживаются, но в частных беседах индийский представитель заявляет, что он нас поддерживает.

Шаретт

Советско-израильские отношения: Сборник документов. Т. I. Книга 2: 1941-1953. — М.: Междунар. отношения, 2000.

Запись беседы заместителя заведующего Отделом стран Ближнего и Среднего Востока МИД СССР А.Д. Щиборина с временным поверенным в делах Израиля в СССР А. Левави

7 декабря 1949 г. Секретно

Сегодня в 14.30 принял Левави по его просьбе. После обмена обычными приветствиями Левави сказал, что по указанию своего правительства он должен, в дополнение к беседам министра иностранных дел Шаретта с т. Царапкиным на сессии ООН и генерального секретаря МИДа Израиля Эйтана с посланником Ершовым, информировать МИД СССР о точке зрения Израиля по вопросу статута Иерусалима.

Важность города Иерусалима для Израиля, сказал Левави, совершенно очевидна, ибо в Иерусалиме проживает 10% населения Израиля. Эти люди не желают отделения от государства Израиль. Кроме того, война показала необходимость включения еврейской части Иерусалима в территорию Израиля. Точку зрения Израиля в этом вопросе недавно высказал в парламенте премьер-министр Израиля Бен-Гури- он, который заявил, что вопрос Иерусалима не может быть решен без согласия еврейского населения города и правительства Израиля.

Правительство Израиля полагает, что интернационализация Иерусалима приведет к отрицательным результатам и нанесет ущерб не только интересам Израиля, но и интересам Советского Союза. Интернационализация города нарушит мирное положение в Палестине, ибо евреи начнут борьбу за свои права.

Левави ясно намекнул на возможность военных выступлений евреев и возобновления партизанской и террористической активности еврейских организаций.

Советский Союз, продолжал Левави, заинтересован в поддержании мира на Ближнем Востоке и поэтому возобновление войны в Палестине будет противоречить стремлениям Советского Союза.

Кроме того, добавил Левави, правительство Израиля полагает, что советское правительство весьма заинтересовано в Иерусалиме ввиду больших имущественных интересов, которые имеет русская церковь в Палестине. Как известно, во время английского мандата в Палестине английские власти передали управление этим имуществом реакционным антисоветским лицам, которые прекратили всякую связь с русской церковью.

После того как израильские войска заняли часть Иерусалима, израильские власти аннулировали все законы, изданные англичанами по вопросу русского имущества. Все лица, при англичанах распоряжавшиеся этим имуществом, бежали в Трансиорданию. Израильские власти создали все условия для того, чтобы была установлена тесная связь между русской церковью и ее имуществом в Палестине, чего не могло бы быть, добавил Левави, в случае прихода в Иерусалим международных органов. Если Иерусалим будет поставлен под международный режим, то эти связи легко могут прекратиться, так как к управлению русским имуществом в Палестине вернутся прежние люди. И несмотря на то, что Советский Союз является членом Совета по Опеке, решающую роль в нем и в данном вопросе сыграют другие силы, причем не исключена потеря для СССР этого имущества. В то же время русское имущество в Палестине является важным экономическим и политическим фактором, ибо еще в 1939 г. оно оценивалось в 18 млн. фунтов стерлингов.

Шансы на осуществление интернационализации города, по мнению правительства Израиля, весьма малы. Израильское правительство понимает нежелание Советского Союза примириться с режимом Трансиордании в Иерусалиме, однако может создаться более худшее положение, когда те, кто стоят за спиной Абдаллы и имеют решающее значение в ООН, получат управление во всем городе.

Я ответил, что доведу заявление поверенного в делах до сведения руководства МИДа. Что же касается имущества в Палестине, то права СССР на него несомненны и бесспорны, вне зависимости от решения вопроса о судьбе Иерусалима. Добавил также, что, как известно Левави, вопрос о передаче нам имущества, к сожалению, до сих пор окончательно не разрешен и с правительством Израиля.

Беседа продолжалась 20 минут.

На беседе присутствовал атташе ОБСВ В.Гнедых.

Заместитель заведующего Отделом стран Ближнего и Среднего Востока МИД СССР

А.Щиборин

Советско-израильские отношения: Сборник документов. Т. I. Книга 2: 1941-1953. — М.: Междунар. отношения, 2000. 

Письмо И. Рабиновича в МИД Израиля

19 июня 1950 г.

В дополнение к моим письмам от 28 апреля 1950 г. и 24 мая 1950 г. сообщаю, что 11-12 июня я совершил с епископом Владимиром поездку в Хайфу, Назарет, Афулу, Тиверию и Яффу. Цель поездки — упорядочить вопросы, связанные с российской собственностью, зарегистрированной на имя Русской православной миссии в Израиле.

1. Приглашение для консультаций в Москву

В ходе поездки Владимир конфиденциально сообщил мне, что Патриарх пригласил его прибыть 8 июня в Москву для консультаций по вопросам русской собственности в Палестине. По мнению епископа, приглашение Патриарха имеет связь с совещанием представителей СССР на Ближнем Востоке, которое в те же дни должно состояться в Москве. Он полагает, что удостоился столь почетного приглашения, поскольку занимает четкую позицию по вопросу интернационализации Иерусалима.

«Не придавайте значения словам архимандрита Леонида, который пытается доказать правильность линии на интернационализацию Иерусалима», — добавил Владимир.

В этой связи он советовался со мной и выразил желание узнать мое мнение о том, что мы, евреи, могли бы порекомендовать России в противовес американской кампании проявлений дружбы, имевшей целью перетянуть Израиль на свою сторону.

Владимир также сообщил, что советский министр по делам религий Г.Карпов пользуется большим влиянием во всех вопросах, связанных с религией и церковью, в том числе на Ближнем Востоке.

Епископ полагает, что следует рекомендовать И.В.Сталину направить Г.Карпова в Палестину с целью прояснения вопросов, связанных с российской собственностью и положением православной церкви. Мы должны использовать представившуюся возможность и передать через Владимира наши требования к советскому правительству (репатриация, техническая помощь и т.д.).

2. Встреча с архимандритом Иерусалимского греческого патриархата Наркисом

Я сожалею, что Вы не смогли прибыть 24 мая 1950 г. на торжественное заседание под председательством епископа Владимира, в котором также приняли участие представители Иерусалимского греческого патриархата во главе с архимандритом Наркисом.

Как я уже сообщал Вам, у греков имеются претензии к Управлению по надзору за покинутой собственностью в Яффе. Они недовольны плохим отношением к монахам, которым не выплачивается арендная плата за помещение, занятое евреями в подворье Яффского монастыря.

Так же, по словам Наркиса, обстоят дела и в Рамле. В этой связи он просил от меня той же поддержки, какая была оказана русским. Я пообещал архимандриту, что, со своей стороны, готов оказать ему максимально возможную помощь.

Наркис сообщил, что Греческий патриархат всегда выступал против интернационализации Иерусалима. «Мы не можем, пребывая в Иерусалиме, выступать одновременно и против арабов, и против евреев. Когда Россия объявила о том, что выступает за интернационализацию, это явилось для нас большой неожиданностью. Однако сейчас Советы больше не поддерживают этот план, и мы, к счастью, можем идти рука об руку с нашим другом епископом Владимиром».

Спустя неделю я снова встречался с Владимиром и Наркисом. Последний на этот раз не выражал неудовольствия по поводу евреев и д-ра Аарона, секретаря киббуца в Кесарии. Наркис заключил с д-ром Аароном договор аренды земельных участков в окрестностях Кесарии, принадлежащих греческой церкви. О злоупотреблениях в Яффе и Рамле он вскоре должен сообщить мне через Владимира.

3. Назарет

Доверенное лицо Русской миссии и Российского православного общества в Назарете г-н Ади Хальк (бывший воспитанник и преподаватель русской семинарии в Назарете) сообщил мне о том, что, к сожалению, двое из трех православных членов назаретского городского совета переехали в Бейрут. Теперь из православных представителей там только один депутат, тогда как мусульман и католиков — по трое.

А.Хальк просил меня поставить перед компетентными властями вопрос о назначении в городской совет еще двух представителей православной общины. Я считаю, что следовало бы обратить внимание на кандидатуру самого А.Халька и, по возможности, назначить его одним из двух представителей православных.

4. Встреча с Рожковым и Егоровым

После того, как я довел до Вашего сведения и Теслера вышеупомянутые факты, я встретился с первым секретарем советской миссии Рожковым и генеральным консулом Егоровым. В продолжительной беседе был затронут вопрос о русской собственности в целом и о собственности советской миссии, в частности. В ходе беседы выяснилось, что г-н Рожков вскоре должен выехать в Москву, по-видимому, для участия в совещании, о котором говорил мне епископ Владимир. < ... >

В заключение хотел бы просить Вас срочно принять решение о том, следует ли продолжать беседы на вышеупомянутые темы и если да, то дать мне указания, на что следует обратить внимание в преддверии совещания по палестинским делам, которое русские в ближайшее время намерены провести.

Как Вы могли убедиться, я имею возможность выразить наши пожелания в неофициальном порядке по двум каналам — церковному и дипломатическому. Жду Вашего решения о том, задействовать их или нет.

С глубоким уважением

Ицхак Рабинович

Советско-израильские отношения: Сборник документов. Т. I. Книга 2: 1941-1953. — М.: Междунар. отношения, 2000. 

Запись беседы директора Восточноевропейского департамента МИД Израиля А. Левави с первым секретарем Миссии СССР в Израиле В.И. Рожковым

20 октября 1950 г.

Говоря о ноте советского представительства по вопросу о российском имуществе, и заметив, что не считает правильным тянуть с ответом, г-н Левави отметил, что наша принципиальная позиция в этом вопросе не изменилась. Далее он вкратце охарактеризовал положение дел с имуществом Духовной миссии и имуществом бывшего царского правительства: первое фактически находится в руках Духовной миссии и управляется представителем церкви, что же касается второго — все, что зарегистрировано в книгах, уже переписано на советское правительство. Если есть здания и земельные участки, относительно которых перерегистрация еще не проведена, речь идет о чисто технической проблеме. Причина советским дипломатам известна — отсутствие необходимых данных для поиска и нахождения регистрационных документов. Эта трудность может быть преодолена, желательно передать вопрос в руки опытного адвоката. Относительно остального имущества г-н Левави сказал, что очередь для урегулирования этого вопроса придет после полной реализации справедливого решения проблемы Иерусалима. Он охарактеризовал резолюцию ООН35 как одновременно несправедливую и нереалистическую и выразил надежду, что она будет отменена. При этом г-н Левави заметил, что некоторые делегации уже изменили свою позицию и что в свое время мы были очень рады слышать, что СССР теперь выступает против интернационализации Иерусалима.

Выслушав это замечание, Рожков сказал, что Малик заявил в свое время об изменении позиции СССР по иерусалимской проблеме, а относительно разъяснений г-на Левави заметил, что, после того как представительство представило д-ру Эльяшиву необходимые доказательства, эта наша позиция ему непонятна. Г-н Левави еще раз объяснил, что мы хотели бы преодолеть нынешний этап в развитии событий вокруг Иерусалима. Наше письмо, на которое ссылается г-н Рожков, относится к августу 1949 г., а решение об интернационализации Иерусалима было принято позже, в декабре 1949 г. Г-н Левави вновь подтвердил, что наша принципиальная позиция не изменилась, а задержка вызвана исключительно возникшими осложнениями. Что касается имущества великого князя Сергея и Православного общества, отметил г-н Левави, это уже новый вопрос, который не может быть рассмотрен, пока существует нынешнее ненормальное положение. Например, сама эта беседа проходит в Тель-Авиве, а не в нашей столице Иерусалиме. До сих пор в еврейской части города действуют консульства без аккредитации при правительстве Израиля.

Рожков удовлетворился этим объяснением и перешел к проблеме церковного имущества, подчеркнув, что эта проблема, несмотря на наши конкретные обещания, приведенные в письме от 19 августа 1949 г., до сих пор не решена.

Г-н Левави спросил, что, собственно, мы должны сделать, после того как все имущество церкви фактически поступило в управление епископа Владимира? Статус Владимира фактически не уступает статусу других церковных иерархов. Рожков ответил, что это имущество передано мандатными властями в 1917 г. противникам советской власти и его передача представителю церкви после образования государства Израиль носила лишь устный характер, не имеющий законной силы до тех пор, пока не подтверждена подпись Рабиновича от имени правительства Израиля. Для них важно также подтверждение правительством Израиля факта назначения епископа Владимира в качестве церковного представителя Московской патриархии.

На замечание г-на Левави, высказанное в форме вопроса, не опасаются ли они, что мы разрешим вернуться Антипову, Рожков ответил, что, поскольку им известно благожелательное отношение правительства Израиля к СССР, они убеждены, что такой угрозы не существует.

Г-н Левави попросил предоставить ему время для изучения вопроса.

Рожков вынул из кармана памятную записку, переданную представительством 25 июля 1949 г., зачитал несколько абзацев и остановился на требовании, касающемся имущества царского правительства. Он проявил особый интерес к зданию консульства — большому дому в «Миграш ха-Русим» в Иерусалиме, сказав, что широкой общественности известно, что это их имущество, но до сих пор оно им не передано.

Когда Рожков спросил, по какой же причине вопрос все еще не урегулирован, он выразил недоумение, сказав, что здание почему-то не значится в реестре домовладений, хотя турецкие власти тщательно следили за выдачей разрешений на любое каменное строительство и за тем, чтобы все данные были занесены в реестры домовладений.

Г-н Левави предложил Рожкову передать этот вопрос адвокату и обещал наше вмешательство в случае, если адвокат не сможет найти запись.

Возвращаясь к имуществу великого князя Сергея и Православного общества, Рожков задал конкретный вопрос, правильно ли он понял, что мы откладываем решение на более поздний срок?

Г-н Левави повторил прежнее объяснение, подчеркнув, что следует обратить внимание на позитивный аспект его слов.

Рожков попытался сделать вывод, отметив, что объяснения Левави видятся ему как оставление вопроса открытым.

Г-н Левави ответил, что мы не оставим иерусалимскую проблему открытой на неопределенно долгий срок.

Затем Рожков поднял вопрос о здании, занятом государственной больницей, и о здании тюрьмы, указав на то, что до сих пор не подписаны договоры с арендаторами и что у СССР нет никакого контроля над этими зданиями, хотя они и являются во всех отношениях законными домовладельцами.

Г-н Левави предложил Рожкову воспользоваться их правом подать жалобу в суд, отметив, что здесь речь идет о взаимоотношениях между домовладельцем и арендатором.

Копии направлены: дипломатической миссии Израиля в СССР, управлению делами министерства, юридическому советнику правительства.

Советско-израильские отношения: Сборник документов. Т. I. Книга 2: 1941-1953. — М.: Междунар. отношения, 2000. 

Телеграмма первого заместителя министра иностранных дел СССР А.А. Громыко Посланнику СССР в Израиле П.И. Ершову

9 ноября 1950 г.

При очередной беседе с министром иностранных дел или генеральным секретарем МИДа Вам необходимо сослаться на беседу Рожкова с Левави от 20 октября с.г. и заявить, что намерение правительства Израиля отложить практическое разрешение вопроса о передаче нам русского имущества, о чем сообщил Левави, Вы считаете ничем не оправданным. Укажите, что, по Вашему мнению, разрешение Генеральной Ассамблей ООН вопроса об Иерусалиме и удовлетворение правительством Израиля законных требований Советского Союза о возвращении ему имущества являются совершенно самостоятельными и не должны ставиться в зависимость друг от друга.

О результатах беседы информируйте нас.

Громыко

Советско-израильские отношения: Сборник документов. Т. I. Книга 2: 1941-1953. — М.: Междунар. отношения, 2000.

Письмо генерального прокурора Израиля Х. Когна директору Восточноевропейского департамента МИД Израиля А. Левави

2 февраля 1951 г.

В связи с политическим обсуждением, которое Вы собираетесь провести с министром иностранных дел по проблеме русского имущества, просьба обратить внимание на указания, которые я дал генеральному опекуну в письме от 28 января 1951 г.39 (копия послана Вам), а также на содержание параграфов 8 и 9 моей докладной записки министру финансов от 26 июня 1950 г., а именно:

«Если советское правительство требует имущество Православного палестинского общества в Израиле (будь то на основании российского законодательства, с учетом прекращения существования общества; на основании советских законов, претендующих на национализацию собственности общества; или под любым иным предлогом), советские представители должны быть направлены в правомочную судебную инстанцию в Израиле. Без судебного приговора мы не можем признать их прав ни на управление имуществом, ни на передачу его во владение СССР, ни на перерегистрацию его на имя СССР. Когда иск будет передан в суд, я смогу вмешаться от имени правительства на основании моих полномочий в соответствии с параграфом 6 поправок к процедурному законодательству 1934 г. В этом случае и само правительство сможет выступить в качестве стороны в суде, если дополнительное расследование позволит счесть такое выступление оправданным и заявить о своих правах на это имущество как не имеющее законных собственников.

То же относится к любому имуществу в Израиле, зарегистрированному на физических лиц или Русскую православную миссию; правительство не обладает полномочиями изменить нынешнюю регистрацию в реестрах владения недвижимостью без распоряжения соответствующей судебной инстанции».

Генеральный прокурор Израиля

Х.Когн

Советско-израильские отношения: Сборник документов. Т. I. Книга 2: 1941-1953. — М.: Междунар. отношения, 2000. 

Справка Отдела стран Ближнего и Среднего Востока МИД СССР
«К советско-израильским переговорам о передаче “русского имущества” в Израиле Советскому Союзу»

8 мая 1951 г. Секретно

Во исполнение постановления Совета министров СССР от 31 мая 1950 г. о «русском имуществе» в Израиле посланник СССР в Израиле т. Ершов вручил 6 июня 1950 г. МИД Израиля ноту относительно ускорения передачи израильским правительством всего «русского имущества в Израиле в ведение представителей Советского Союза. Нота от 6 июня 1950 г. по своему содержанию являлась ответной на израильскую ноту от 19 августа 1949 г.

До октября 1950 г. МИД Израиля никак не реагировал на нашу ноту от 6 июня 1950 г.

Вместе с тем, из бесед т. Ершова с официальными лицами Израиля можно было сделать вывод, что правительство Израиля преднамеренно затягивает разрешение вопроса о передаче «русского имущества» его законным владельцам. Так, например, 7 июня 1950 г. бывший заведующий Восточноевропейским отделом МИД Израиля Эльяшив заявил т. Ершову, что, по его мнению, вопрос об имуществе целесообразно решить после обсуждения вопроса об Иерусалиме на пятой сессии Генеральной Ассамблеи ООН. По его словам, правительству Израиля трудно рассматривать вопрос о советском имуществе с учетом интересов СССР до решения иерусалимской проблемы.

В связи с такой позицией израильского правительства в октябре 1950 г. т. Ершову были даны указания новой нотой напомнить МИД Израиля об ускорении ответа на нашу ноту от 6 июня 1950 г.

5 октября 1950 г. миссия СССР вручила МИД Израиля новую ноту по этому вопросу.

20 октября 1950 г. заведующий отделом стран Восточной Европы МИД Израиля Левави пригласил первого секретаря миссии СССР т. Рожкова на беседу и заявил, что он пригласил его для того, чтобы передать правительству СССР точку зрения израильского правительства по вопросу о «русском имуществе».

Израильское правительство, по его словам, сообщало, что принципиальная позиция его и отношение к требованию Советского Союза о передаче имущества Палестинского общества и имущества бывшего князя Сергея не изменились и остаются прежними. Однако в связи с решением Генеральной Ассамблеи ООН в декабре 1949 г. об интернационализации Иерусалима израильское правительство не считает сейчас возможным приступить к практическому решению этого вопроса и откладывает его до вынесения Генеральной Ассамблеей ООН окончательного решения по вопросу о гор. Иерусалиме (вх. № 2894 от 4 ноября 1950 г.).

По указанию МИД СССР временный поверенный в делах СССР в Израиле т. Мухин 14 декабря 1949 г. посетил министра иностранных дел Израиля Шаретта и, ссылаясь на беседу Рожкова с Левави от 20 октября 1950 г., сделал от своего имени заявление по имущественному вопросу. Он заявил, что считает ничем не оправданным намерение правительства Израиля отложить практическое разрешение вопроса о передаче нам «русского имущества», о чем сообщил Левави.

Тов. Мухин указал, что, по его мнению, разрешение Генеральной Ассамблеей ООН вопроса об Иерусалиме и удовлетворение правительством Израиля законных требований Советского Союза о возвращении бесспорно принадлежащего ему имущества являются совершенно самостоятельными вопросами и разрешение их не может и не должно ставиться в зависимость друг от друга.

В ответ на это Шаретт заметил, что Израиль болезненно относится к иерусалимскому вопросу, что же касается имущественной проблемы, то он за время работы на Ассамблее отстал от многих дел и ему сейчас трудно сформулировать свой ответ. Он обещал, однако, в ближайшем будущем выяснить существующее положение вещей и вновь вернуться к этому вопросу.

Тов. Мухин напомнил Шаретту о том, что в свое время была достигнута полная договоренность об имущественных правах Советского Союза, однако вместо реализации и осуществления достигнутой договоренности израильская сторона, как он понял заявление Левави, делает попытку уклониться от своих собственных обещаний.

На это Шаретт сказал, что он придает серьезное значение поднятому вопросу и заявляет, что Израиль чувствует дисциплину за принятые обязательства и обещания и что соответствующие люди займутся этим делом (вх. № 276 от 31 января 1951 г.).

19 января 1951 г. министр иностранных дел Израиля Шаретт пригласил т. Мухина посетить его на дому.

Шаретт начал беседу с того, что, согласно просьбе т. Мухина, он лично рассмотрел все материалы относительно имущественных интересов Советского Союза и «пришел к выводу, что дело можно продвинуть».

Конкретно он обещал войти на следующей неделе со своими предложениями в правительство и выразил надежду, что будет принято благоприятное решение. Он предупредил, что дает эту информацию пока неофициально, до соответствующего решения правительства (вх. № 278/ОБСВ от 31 января 1951 г.).

14 февраля 1951 г. т. Мухин посетил Шаретта, который принял его на дому. Ссылаясь на беседу от 14 декабря 1950 г., Шаретт сказал, что он, согласно данному им обещанию, докладывал правительству об имущественных требованиях советской миссии и было принято решение образовать комиссию в составе трех министров: юстиции, финансов и иностранных дел — для окончательного решения вопроса.

Тов. Мухин заметил Шаретту, что МИД Израиля уже однажды «окончательно» высказался в своей ноте о передаче имущества, однако прошло в общем итоге более двух лет и все же дело не завершено.

Шаретт на это ответил: «Поверьте мне, что дело продвигается, я надеюсь в ближайшее время уведомить вас о последствиях» (вх. № 525/ОБСВ от 8 марта 1951 г.).

Составил К. Зотов

Советско-израильские отношения: Сборник документов. Т. I. Книга 2: 1941-1953. — М.: Междунар. отношения, 2000.

Телеграмма Посланника СССР в Израиле П.И. Ершова в МИД СССР

2 июня 1951 г.

1 июня посетил Шаретта и представил Калугина. Ознакомившись с мандатом и доверенностью Калугина, Шаретт сказал, что нота миссии по поводу имущества рассматривалась на заседании правительственной комиссии, которая в настоящее время закончила свою работу и представила правительству ряд предложений. Шаретт не указал, в чем состоят эти предложения, но отметил, что в вопросе имущества имеется немало затруднений в связи со сложностью этой проблемы. По словам Шаретта, предложения комиссии будут обсуждаться правительством после возвращения Бен-Гуриона из США, который приедет в Израиль через неделю. Шаретт полагает, что решение правительства состоится через 2-3 недели. Я обратил внимание Шаретта на необходимость ускорения передачи имущества в соответствии с данными ранее обещаниями МИД и лично министром. Шаретт сказал, что он не отказывается от своих обещаний, но повторил, что вопрос об имуществе является весьма сложным. Он добавил, что после приезда премьера этот вопрос будет рассмотрен на втором или, в крайнем случае, на третьем заседании правительства.

Ершов

Советско-израильские отношения: Сборник документов. Т. I. Книга 2: 1941-1953. — М.: Междунар. отношения, 2000.

Телеграмма Посланника СССР в Израиле П.И. Ершова и представителя Российского Палестинского Общества при Академии наук СССР М.П. Калугина в МИД СССР

13 июля 1951 г.

Громыко

В беседе с нами 1 июня сего года Шаретт заявил, что вопрос о передаче имущества, принадлежащего СССР и Палестинскому обществу, будет решен в течение двух—трех недель. Задержка с принятием решения, по словам Шаретта, была будто бы вызвана отсутствием в стране Бен-Гуриона, который находился в то время в США.

Несмотря на то, что с момента беседы с Шареттом прошло шесть недель, миссия не получила никакого ответа по существу своих нот от 6 июня 1950 г. и 9 мая 1951 г. Советское имущество фактически находится в ведении Рабиновича, который продолжает поддерживать связь с секретарем бывшего управления русскими подворьями Самарским и, минуя Калугина, выдает ему ежемесячно по 500 фунтов на содержание бывших паломниц и конторы.

Такое положение создается, очевидно, потому, что правительство Израиля под различными предлогами пытается задержать передачу нам имущества. Мы полагаем, что правительство Израиля задерживает ответ на наши ноты относительно имущества до окончания избирательной кампании в кнессет. В связи с этим представляется целесообразным направить премьер-министру Бен-Гуриону личную ноту следующего содержания:

«Г-н премьер-министр,

Как Вам известно, на территории Государства Израиль и территории, контролируемой правительством Израиля, находится значительное имущество в виде зданий и земельных участков, принадлежащее СССР и Российскому палестинскому обществу при Академии наук СССР.

Миссия СССР неоднократно обращалась в МИД Израиля по вопросу о передаче всего этого имущества соответственно миссии СССР в Израиле и представителю Российского палестинского общества при Академии наук СССР, который, должным образом уполномоченный, прибыл в Израиль в апреле месяце сего года. Однако, несмотря на ряд напоминаний, МИД Израиля не дал до сего времени ответа на ноты миссии СССР по вопросу о советском имуществе. Миссия, в частности, не получила ответа на свои ноты от 6 июня 1950 г. и 9 мая 1951 г.

Миссия не получила также письменного подтверждения факта назначения представителя Московского патриарха начальником Духовной миссии с приложением к этому перечня имущества, переданного ранее в ведение представителя Московского патриарха.

В беседе со мной 1 июня сего года министр иностранных дел г-н Шаретт сообщил мне, что правительственная комиссия, которая была создана для рассмотрения вопросов, связанных с передачей имущества, закончила свою работу и выработала предложения, которые подлежат утверждению правительством, и что задержка в разрешении данного вопроса произошла будто бы из-за Вашего отсутствия в Израиле. Г-н Шаретт заверил меня, что вопрос о передаче имущества будет решен через две — максимум три недели. Между тем, со времени этой беседы прошло уже шесть недель, а ответа по существу указанных вопросов миссия не получила.

Такое положение создалось, очевидно, потому, что соответствующие власти Израиля под различными предлогами пытаются задержать передачу советского имущества его законным владельцам.

Считая, что столь длительная задержка в передаче советского имущества является недопустимой, поскольку она наносит огромный материальный ущерб его законным владельцам, прошу Вас, г-н премьер-министр, дать необходимое указание о том, чтобы названное выше имущество было передано в ближайшее время соответственно миссии СССР в Израиле и представителю Российского палестинского общества при Академии наук СССР.

С уважением».

Просим рассмотреть.

Ершов, Калугин

Советско-израильские отношения: Сборник документов. Т. I. Книга 2: 1941-1953. — М.: Междунар. отношения, 2000.

Телеграмма заместителя министра иностранных дел СССР А.И.Лаврентьева Посланнику СССР в Израиле П.И. Ершову

19 июля 1951 г.

Вам следует посетить министра иностранных дел Шаретта и в устной форме, сославшись на Ваши предыдущие беседы с ним, еще раз поставить вопрос об ускорении передачи имущества миссии СССР и представителю Российского палестинского общества, а также об оформлении передачи имущества Духовной миссии представителю Московской патриархии.

А.Лаврентьев

Советско-израильские отношения: Сборник документов. Т. I. Книга 2: 1941-1953. — М.: Междунар. отношения, 2000.

Телеграмма Посланника СССР в Израиле П.И. Ершова в МИД СССР

23 июля 1951 г.

23 июля посетил Шаретта и в соответствии с Вашим указанием поставил вопрос об ускорении передачи нам советского имущества. Сославшись на предыдущие беседы, я отметил, что поскольку заверения Шаретта до сих пор не осуществлены, создается впечатление о преднамеренной задержке передачи имущества, и спросил, когда наконец имущество будет передано. Шаретт заявил в ответ, что задержка в принятии решения правительством Израиля объясняется рядом причин, а именно большим количеством неотложных дел, накопившихся за время пребывания премьера Бен-Гуриона в США, а также занятостью министров в связи с избирательной кампанией. С другой стороны, нынешнее правительство не может принять сейчас такого серьезного решения, как решение о русском имуществе, так как этим оно дало бы лишнее оружие определенным политическим партиям для ведения избирательной кампании. Я заявил, что вопрос о передаче имущества не имеет никакого отношения к избирательной кампании и поэтому объяснение Шаретта не могу признать основательным. Шаретт сказал, что, может быть, это формально и так, но в действительности положительное решение правительства подверглось бы критике со стороны правых, отрицательное — со стороны левых партий. Кроме того, правительство не имеет сейчас, накануне выборов, своего рода морального права принимать столь важные решения. После выборов, когда будет образовано устойчивое правительство, оно не замедлит решить вопрос о русском имуществе.

В заключение Шаретт сообщил кратко о беседе Эльяшива с товарищем Громыко, отметив, что посланником были поставлены два вопроса:

1) о выезде из СССР в Израиль родственников израильских граждан и

2) о проходе через Суэцкий канал судов, направляющихся в Израиль (в связи с жалобой Израиля в Совет Безопасности).

Из беседы с Шареттом вытекает, что правительство Израиля намерено принять по вопросу о советском имуществе компромиссное или даже отрицательное решение. По этой причине оно отложило принятие решения до окончания выборов, в результате которых будет сформировано «устойчивое правительство». Характерно, что как в беседе 1 июня, так и сейчас Шаретт не упоминал слов «передача имущества», хотя с нашей стороны говорилось именно о передаче нам имущества. Не исключено, что израильтяне поставят вопрос о передаче имущества в зависимость от вопроса о выезде из СССР родственников израильских граждан. Эта тенденция проявилась, когда Шаретт, сообщив ответ на мое заявление, сразу же указал, что Эльяшив был на днях у товарища Громыко и поставил вопрос о выезде родственников. Имея в виду изложенный выше ответ Шаретта, мы и вносили предложение обратиться по этому вопросу непосредственно к Бен-Гуриону. Считаем, что разговаривать с Шареттом по вопросу о передаче имущества в дальнейшем бесполезно и следует обращаться к премьеру, а затем к президенту. Это покажет израильтянам, что мы придаем большое значение вопросу об имуществе.

Ершов

Советско-израильские отношения: Сборник документов. Т. I. Книга 2: 1941-1953. — М.: Междунар. отношения, 2000.

Из политико-экономического отчета Миссии СССР в Израиле за II квартал 1951 г.

13 августа 1951 г.

В отношении Советского Союза правительство Израиля продолжает вести враждебную политику. Антисоветская пропаганда принимает все более и более широкие размеры, причем вопрос о положении евреев в СССР стал ведущим вопросом. < ... >

Вместе с этим правительство Израиля продолжает задерживать передачу советского имущества, отговариваясь разными «техническими причинами». Несмотря на прибытие в Израиль представительства Российского палестинского общества, имущество его остается не переданным. < ... >

Посланник СССР в Израиле П. Ершов

Советско-израильские отношения: Сборник документов. Т. I. Книга 2: 1941-1953. — М.: Междунар. отношения, 2000.

Телеграмма Посланника СССР в Израиле П.И. Ершова в МИД СССР

24 февраля 1952 г.

Сегодня, 24 февраля, посетил Шаретта и сделал ему заявление по вопросу о нашем имуществе в Израиле. Шаретт весьма болезненно реагировал на мое заявление и по окончании чтения его высказал два замечания:

1. Миссия СССР, по его мнению, не учитывает местного законодательства, которое защищает права арендаторов.

2. Правительству Израиля неизвестно, вправе ли оно решать этот сложный вопрос о передаче имущества. Имеются мнения о том, что вопрос о русском имуществе следует передать на решение судебных властей.

Выслушав Шаретта, я заявил ему, что вопрос об имуществе является совершенно ясным и правительство Израиля должно передать имущество его законным владельцам, то есть миссии СССР и Российскому палестинскому обществу. Я отверг его заявление, что мы не учитываем местного законодательства, защищающего права арендаторов, и указал, что это законодательство обеспечивает прежде всего права владельцев собственности. Я добавил, что передача вопроса об имуществе на разрешение судебных органов лишь затянет передачу имущества. Шаретт ответил, что в этом вопросе нет каких-либо политических причин, и он полагает, что правительство примет соответствующее решение примерно через месяц, то есть после его возвращения из поездки в Англию, куда он выезжает 28 февраля. Шаретт добавил, что мое заявление будет изучено должным образом, и после решения правительства будет дан ответ. Я сослался на предыдущее заявление Шаретта и сказал, что ожидаю передачи имущества в самое ближайшее время. Шаретт повторил, что это может быть сделано не раньше его возвращения из Англии, но он доложит правительству о моем заявлении сегодня или завтра. Я повторил, что настаиваю на решении этого ясного и бесспорного вопроса, то есть передачи имущества в самое ближайшее время.

Ершов

Советско-израильские отношения: Сборник документов. Т. I. Книга 2: 1941-1953. — М.: Междунар. отношения, 2000.

Телеграмма заместителя министра иностранных дел СССР В.А. Зорина Посланнику СССР в Израиле П.И. Ершову

19 апреля 1952 г.

В беседе с Вами 24 февраля с.г. по вопросу о передаче нам имущества Шаретт заявил, что правительство Израиля примет решение по этому вопросу через месяц после возвращения его, Шаретта, из Англии.

По имеющимся у нас сообщениям, Шаретт возвратился в Тель-Авив 31 марта.

Вам необходимо посетить Шаретта, сослаться на Вашу беседу с ним 24 февраля и его обещания, указать на продолжающиеся случаи самоуправства в отношении советского имущества (например, попытки самовольного вселения в помещения Веньяминовского подворья) и еще раз потребовать ускорения передачи всего советского имущества его законным владельцам, а именно: миссии СССР, представителю Российского палестинского общества и Русской духовной миссии.

О результатах телеграфьте.

В. Зорин

Советско-израильские отношения: Сборник документов. Т. I. Книга 2: 1941-1953. — М.: Междунар. отношения, 2000.

Телеграмма Посланника СССР в Израиле П.И. Ершова в МИД СССР

24 апреля 1952 г.

23 апреля посетил Шаретта и, сославшись на его обещания, данные в беседе от 24 февраля, указал на продолжающуюся задержку в передаче советского имущества его законным владельцам и на факты самовольного занятия комнат в Вениаминовском подворье. Шаретт прервал меня и заявил, что подготовка решения правительства по этому вопросу закончена, и он полагает, что правйтельство примет его на заседании 27 апреля или в крайнем случае на первом заседании после празднования Дня независимости. Я ответил, что принимаю это заявление к сведению и прошу дать указания соответствующим властям о немедленной передаче имущества после решения правительства. Шаретт сказал, что о решении правительства миссии СССР будет сообщено своевременно. < ... >

Ершов

Советско-израильские отношения: Сборник документов. Т. I. Книга 2: 1941-1953. — М.: Междунар. отношения, 2000.

Нота МИД Израиля Миссии СССР в Израиле

Га-Кирия, 29 апреля 1952 г.

Министерство Иностранных Дел Израиля свидетельствует свое уважение Миссии Союза Советских Социалистических Республик в Израиле и в ответ на заявление, сделанное Чрезвычайным и Полномочным Посланником СССР в Израиле Министру Иностранных Дел Израиля от 24 февраля 1952 года, имеет честь сообщить следующее:

1. Имущество, которое было зарегистрировано в кадастровых книгах на имя бывшего Русского Императорского Правительства, перерегистрировано путем соответствующего исправления записей на имя Правительства СССР по мере того, как в кадастровых книгах были найдены записи, относящиеся к отдельным объектам этого имущества. Министерство Иностранных Дел имело честь сообщить об этом Миссии в ноте от 29 мая 1949 года и переслать соответствующие выписи из кадастрового регистра. Все объекты этого имущества находятся в ведении Миссии, пользующейся полными правами владения этим имуществом в пределах израильских законов, & том числе законов, касающихся защиты квартирантов и ограничения квартирной платы.

2. Из объектов, перечисленных в дополнительном списке к ноте Миссии СССР в Израиле № 102 от 7 июня 1949 г., остались два объекта, перерегистрация которых на имя Правительства СССР оказалась невозможной ввиду того, что один из них, а именно земля с постройками у Дамасских ворот, расположен вне территориальной юрисдикции Израиля, а другой — земля в Эйн-Кареме — не поддается установлению в кадастровых книгах. Для разрешения вопроса этого объекта Министерство Иностранных Дел рекомендует Миссии совершить акт, о котором говорится во 2-м пункте ноты Министерства Иностранных Дел от 7 июля 1949 года.

3. Имущество Русской Духовной Миссии находится в ведении начальника Миссии, назначенного Московской Патриархией. Если у начальника Миссии возбудится сомнение относительно права собственности на какой-либо объект, он может в любое время затребовать выписи из регистра в кадастровых книгах.

4. Относительно перевода на имя Российского Палестинского Общества при Академии Наук СССР имущества, зарегистрированного в кадастровых книгах на имя Императорского Православного Палестинского Общества, Министерство Иностранных Дел имеет честь сообщить Миссии СССР в Израиле решение Правительства Израиля, согласно которому таковой перевод обусловливается заполучением предварительного постановления компетентного израильского суда о законной преемственности этих двух обществ.

5. Вышесказанное относится также к имуществу, зарегистрированному на имя бывшего Великого Князя Сергея. Для того чтобы произвести исправление в кадастровых книгах с целью перерегистрации этого имущества на имя Правительства СССР, потребуется доказать перед компетентным израильским судом, что это имущество было, в сущности, правительственным имуществом.

6. Что касается земельного участка Селивестрова, то это имущество никогда не было зарегистрировано в кадастровых книгах на имя Русской Духовной Миссии и является частной собственностью. Этот земельный участок был передан Генеральному Опекуну Израиля на основании судебного решения Окружного Суда в Иерусалиме в мае месяце 1951 года (гражданское дело в 164/41, 16/51), и сумма денег для компенсации наследников, если таковые появятся, сдана в депозит доверенным лицам.

Министерство Иностранных Дел пользуется этим случаем, чтобы вновь выразить Миссии в Израиле свое совершенное уважение.

Советско-израильские отношения: Сборник документов. Т. I. Книга 2: 1941-1953. — М.: Междунар. отношения, 2000.

Письмо заведующего Отделом стран Ближнего и Среднего Востока МИД СССР С.Т. Базарова Посланнику СССР в Израиле П.И. Ершову

15 января 1953 г. Секретно

При этом направляю Вам для посылки МИДу Израиля утвержденный руководством МИД СССР текст ноты миссии СССР в Израиле в ответ на ноту МИД Израиля от 11 августа 1952 г. по вопросу о советском имуществе в Израиле.

Копию ноты, которая будет направлена Вами в МИД Израиля, Вам следует препроводить в ОБСВ.

Приложение: по тексту, на 3 листах.

Заведующий Отделом стран Ближнего и Среднего Востока
С.Базаров

ПРИЛОЖЕНИЕ. ТЕКСТ НОТЫ

В ответ на ноту Министерства Иностранных Дел Израиля от 11 августа 1952 г. за №... Миссия Союза Советских Социалистических Республик имеет честь сообщить следующее:

1. Как известно Министерству, большинство зданий, находящихся в составе «Русских построек» в г. Иерусалиме и принадлежащих Советскому Союзу, были заняты в разное время различными учреждениями и организациями Израиля, в том числе министерствами юстиции, полиции, труда, транспорта, Верховным судом, муниципалитетом г. Иерусалима и другими, без ведома и согласия Миссии СССР. Миссия СССР обращалась в Центральную жилищную комиссию, ведающую вопросами найма помещений для указанных учреждений и организаций, с просьбой урегулировать с Миссией вопрос об условиях эксплуатации упомянутых зданий. Однако Центральная жилищная комиссия отказалась сделать это, ссылаясь на отсутствие указаний со стороны Министерства. В связи с этим Миссия СССР в нотах от 25 мая и 18 июля 1952 г. дважды просила Министерство дать необходимые указания относительно урегулирования с Миссией СССР всех вопросов, связанных с эксплуатацией учреждениями и организациями Израиля зданий, принадлежащих Советскому Союзу. Несмотря на это, указанные выше учреждения и организации Израиля продолжают пользоваться в течение ряда лет имуществом СССР без согласия Миссии СССР и без внесения соответствующей платы за пользование этим имуществом.

Миссия СССР не может согласиться с содержащимся в указанной ноте Министерства заявлением о том, что этот вопрос подлежит компетенции судебных органов. Ввиду этого Миссия СССР настаивает на том, чтобы Министерство дало необходимые указания всем учреждениям и организациям, которые занимают принадлежащие Советскому Союзу объекты имущества, урегулировать вопрос об эксплуатации их с Миссией СССР.

2. Миссия СССР неоднократно представляла Министерству Иностранных Дел Израиля исчерпывающие доказательства того, что Императорское православное палестинское общество в силу изменений в государственном строе России было переименовано в Российское палестинское общество. Следовательно, все права, в том числе и права собственности на имущество, зарегистрированное на бывшее Православное палестинское общество, принадлежат Российскому палестинскому обществу при Академии наук СССР.

В силу этого Миссия СССР вновь настаивает на том, чтобы Министерство приняло необходимые меры к тому, чтобы имущество общества было должным образом перерегистрировано и передано в ведение представительства Российского палестинского общества при Академии наук СССР в Израиле.

При этом Миссия считает необходимым заметить, что вопрос о статусе того или другого общества, в частности о его наименовании, как известно, определяется национальным законом общества. Поэтому предложение Министерства передать на рассмотрение израильского суда вопрос о том, что Российское палестинское общество является собственником имуществ, ранее записанных на имя Православного палестинского общества, не может быть принято.

Правительство Израиля, несмотря на представленные бесспорные доказательства, решило передать имущество Российского палестинского общества в ведение генерального опекуна. Это решение не может рассматриваться иначе, как нарушение прав общества и как посягательство на его собственность. В связи с этим Миссия вновь настаивает на перерегистрации указанного имущества на имя Российского палестинского общества при Академии наук СССР и передаче его в ведение представительства этого общества в Израиле.

3. В отношении имущества, зарегистрированного на имя бывшего великого князя Сергея, Министерству, в соответствии с его просьбой, уже было сообщено о том, что это имущество в действительности являлось собственностью бывшего Российского императорского правительства и в настоящее время является собственностью Советского Союза. Миссия СССР считает поэтому, что, передавая указанное имущество в ведение генерального опекуна, израильские власти игнорируют право собственности СССР на это имущество.

Миссия надеется, что Министерство даст указание о перерегистрации этого имущества на имя СССР и передаче его в ведение Миссии СССР.

Обращая внимание Министерства Иностранных Дел Израиля на тот факт, что урегулирование всех изложенных выше вопросов, касающихся советского имущества в Израиле и на территории, контролируемой Израильским Правительством, продолжительное время задерживается по вине израильских властей, Миссия Союза Советских Социалистических Республик ожидает, что со стороны Министерства будут незамедлительно приняты все необходимые меры к перерегистрации и передаче имущества в ведение Миссии СССР и представительства Российского палестинского общества при Академии наук СССР в Израиле.

Советско-израильские отношения: Сборник документов. Т. I. Книга 2: 1941-1953. — М.: Междунар. отношения, 2000.

Письмо заведующего Отделом стран Ближнего и Среднего Востока МИД СССР Г.Т. Зайцева и посланника СССР в Израиле А.Н. Абрамова заместителю министра иностранных дел СССР В.А. Зорину

2 сентября 1953 г. Секретно

Решением Совета министров СССР от 31 мая 1950 г. в Иерусалиме было создано представительство Российского палестинского общества. Представительство должно было принять имущество бывшего Императорского православного палестинского общества и обеспечить управление имуществом, принадлежащим Советскому Союзу.

Израильские власти с первых дней существования представительства тормозили его работу и до сих пор не передали ему ни имущества бывшего Императорского православного палестинского общества, ни имущества, принадлежащего Советскому Союзу.

Академия наук СССР, в ведении которой находится Палестинское общество, в своих письмах в МИД СССР неоднократно ставила вопрос о прекращении дальнейшей деятельности представительства в Израиле. В письме т. Топчиева от 23 декабря 1952 г. указывалось, что Палестинскому обществу принадлежит небольшая часть находящегося в Израиле советского имущества, что израильские власти до сих пор не передали представительству никакого имущества и поэтому «представляется целесообразным обсудить в МИД СССР вопрос по существу дальнейшей работы представительства». Этот вопрос был также поставлен перед МИД СССР в письмах т. Топчиева 16 февраля, 4 и 16 апреля и 21 августа с.г.

При решении вопроса о деятельности представительства следует иметь в виду, что у нас имеются все основания к тому, чтобы требовать от израильских властей передачи принадлежащего нам имущества, в том числе имущества бывшего Императорского православного палестинского общества. Переговоры с израильским правительством об этом имуществе не закончены, и ликвидация представительства в настоящее время могла бы быть расценена израильскими властями как отказ от наших прав на это имущество.

Представительство Палестинского общества необходимо нам также как информационный центр, поскольку в Иерусалиме, где оно находится и где находится израильское правительство, других советских учреждений в настоящее время не имеется.

Следует также иметь в виду, что представительство Палестинского общества в Иерусалиме было учреждено в соответствии с имевшимся на это правом, приобретенным в свое время российским правительством. Ликвидация представительства, как это предлагает т. Топчиев, означала бы отказ от этого права.

В связи с изложенным было бы целесообразно сообщить т. Топчиеву что МИД СССР не видит оснований к тому, чтобы ликвидировать представительство Палестинского общества в Иерусалиме, и полагает, что Академия наук СССР примет надлежащие меры к укомплектованию представительства сотрудниками и к активизации его деятельности.

Проект письма прилагается.

Г. Зайцев
А. Абрамов

Советско-израильские отношения: Сборник документов. Т. I. Книга 2: 1941-1953. — М.: Междунар. отношения, 2000.


Тэги: РПО, недвижимости ИППО, Русская Палестина после 1917 года, РПО в Израиле

Пред. Оглавление раздела След.
В основное меню