RSS
Написать
Карта сайта
Eng

Анонсы

2 марта

Лекция «Родословие Иисуса Христа (Древо Иессеево)», Москва

3 марта

Лекция «Предания Ветхого Завета», Москва

9 марта

Лекция «Домонгольская Русь и образ Христа в искусстве», Москва

15 марта

Круглый стол «Преподобный Иоанн Лествичник в веках» (к 1375-летию со дня преставления), Дзержинск. Заявки до 1 марта

16 марта

Лекция «Монастырь Святой Екатерины на Синае (история и коллекция икон)», Москва

17 марта

Лекция «История Девы Марии», Москва

30 марта

Лекция «Образ святого Димитрия Солунского в византийском и древнерусском искусстве», Москва

31 марта

Лекция «Земная жизнь Христа», Москва

3 апреля

Лекция «Закат Древней Руси и образ Христа», Москва

13-15 апреля

55-й весенний симпозиум по византийским исследованиям, тема «Правосудие в Византии», Великобритания

14 апреля

Лекция «События Страстной недели», Москва

20 апреля

Онлайн-конференция «Священные дни в раннем и средневековом христианстве», Крит. Заявки до 29 февраля

28 апреля

Лекция «Воскресение и Страшный суд», Москва

18 мая

Лекция «Салоники – город византийских храмов», Москва

Россия на карте Востока

Летопись

28 февраля 1889 В.Н. Хитрово назначен секретарем ИППО

28 февраля 1918 А.А. Дмитриевский сообщил акад. Ф.И. Успенскому об избрании его пожизненным действительным членом ИППО

28 февраля 1919 скончался член-учредитель, член Совета ИППО граф Н.Ф. Гейден

Соцсети


Пантелеймон Крестович Жузе и «Православный Собеседник»


П. К. Жузе (1870-1942)

К числу выдающихся ученых-востоковедов, миссионеров и исламоведов конца XIX – начала XX века можно смело отнести казанского ученого, преподавателя Казанской духовной академии, Казанской духовной семинарии, миссионерских курсов, Казанского и Бакинского университетов Пантелеймона Крестовича Жузе (1870-1942). Несмотря на многочисленные научные достижения, личность П.К. Жузе незаслуженно забыта отечественной историографией. Пока отсутствуют обобщающие работы по исследованию биографии и научного творчества ученого. В данной статье описываются научные связи Пантелеймона Крестовича с издаваемым при Казанской духовной академии журналом «Православный Собеседник». На страницах «Православного Собеседника» за двадцатилетний период своей преподавательской деятельности в Академии Жузе опубликовал ряд работ, анализ которых позволяет нам получить представление о научных интересах и достижениях талантливого востоковеда.

Пантелеймон Крестович Жузе (урожденный Бандали ибн Салиба аль Джаузи) родился 20 июля 1870 года в Иерусалиме[1]. Родителями мальчика были православные арабы Салиба, сын Константина аль Джаузи, и Анастасия, дочь Ханна Ансара. К сожалению, неизвестен род занятий родителей П.К. Жузе, известно лишь, что в семь лет Пантелеймон потерял мать, а в семнадцать – отца[2]. 29 сентября 1870 года Пантелеймон был крещен в иерусалимском храме св. Апостола Иакова. Восприемниками при крещении младенца были дядя Пантелеймона Давид (брат отца) и Елена, дочь Исаака аль Халеби[3]. В своих неопубликованных воспоминаниях дочь Пантелеймона Крестовича, кандидат биологических наук Ольга Пантелеймоновна Низковская, указывает на то, что первоначальное образование П.К. Жузе получил в двух греческих монастырях – эль-Мусаллиба (Иерусалим) и Кифтинском монастыре Рождества Богородицы (Ливан), а также некоторое время обучался в Салониках. В 80-х гг. XIX в. Жузе обучался в Назаретской учительской семинарии, открытой Императорским Православным Палестинским Обществом в 1886 году для подготовки учительских кадров для начальных палестинских школ[4]. По окончании этих школ лучшие из воспитанников направлялись на учебу в Россию, в качестве стипендиатов Палестинского общества,  для получения высшего образования[5]. Жузе как талантливый и подающий надежды ученик был также отправлен в Россию, где ему предстояло прожить всю жизнь, несмотря на то, что он очень любил Палестину и переживал за судьбу ее народа. Прибыв в Россию, Жузе поступил в Вифанскую семинарию, где обучался с октября 1889 по июнь 1892 гг.[6]

В 1892 году Жузе поступает в Московскую Духовную Академию, из которой, будучи студентом IV курса, переводится в Казанскую Духовную Академию на тот же курс. Основной мотив перехода Жузе указал в своем прошении на имя ректора академии архимандрита Антония (Храповицкого): «Желая познакомиться с антиисламской полемикой и другими вопросами, касающимися ислама, я осмеливаюсь покорнейше просить Ваше Высокопреподобие принять меня в число студентов 4-го курса вверенной Вашему Высокопреподобию Академии»[7]. Таким образом, уже в Московской академии у Жузе сформировался стойкий и основательный научный интерес к востоковедению, который и привел его в Казанскую Духовную Академию – один из центров востоковедения Российской империи. Прошение студента было удовлетворено, и в 1895 году Пантелеймон Крестович был принят в число студентов IV курса Казанской духовной академии, которую закончил в 1896 году со степенью кандидата богословия[8]. С сентября 1896 года Жузе принят в штат академии, на кафедру арабского языка и истории и обличения магометанства[9]. Его курсовая работа, посвященная мутазилитам, освещала религиозно-философское течение в исламе IX – X вв. и была высоко оценена в научных кругах. Впоследствии она была переработана автором в магистерскую диссертацию. При работе над ней Жузе изучил ряд редких арабских рукописей, находящихся в Египте в Каирской библиотеке (его поездка туда состоялась в 1897 г.). По возвращении из Египта в 1898 году Жузе предоставляет в Совет Казанской духовной академии сочинение под заглавием «Мутазилиты. Догматико-историческое исследование в области ислама»[10], на соискание степени магистра богословия. В 1899 году, после успешной защиты, Жузе был удостоен степени магистра. А труд, посвященный мутазилитам, нашел сочувственный отзыв у ректора Академии Антония, который говорил: «Книга автора не узко специальное исследование, но маленькая энциклопедия, знакомящая нас с происхождением всех важнейших нравственных и вероучительных положений ислама...»[11]. В декабре 1899 года Жузе присягает императору Николаю II и получает российское подданство[12].

Преподавая арабский язык студентам духовной академии, а также слушателям казанских миссионерских курсов, открытых в Казани при Спасо-Преображенском монастыре, Жузе с ноября 1913 года преподает также французский язык в Казанской духовной семинарии. Свободное владение арабским, турецким языками было высоко оценено государственными ведомствами: так, с 1 октября 1912 по 1917 гг. Жузе являлся цензором Временного Комитета по делам печати, заменив на этом месте ушедшего Н.Ф. Катанова[13]. А с началом первой мировой войны он совмещал эти обязанности с обязанностями военного цензора[14].

В 1916 году Жузе покидает Академию и переходит на службу в Казанский университет. Сначала он читал студентам юридического факультета курс мусульманского права[15], а после упразднения юридического факультета преподавал на факультете общественных наук. Одновременно с преподавательской деятельностью в университете (преподавал здесь до 1920 года) ученый читал курсы мусульмановедения и арабского языка в Северо-восточном археологическом и этнографическом институте[16].

В 1920 году П.К. Жузе был приглашен на преподавательскую работу в недавно открывшийся Бакинский университет. Он принимает приглашение и вместе с семьей уезжает в Баку. Работая в Бакинском университете, Жузе продолжал свои научные востоковедческие исследования. Объектом его интересов становится история средневекового Азербайджана. Этой проблеме Жузе посвятит ряд серьезных работ, основанных на анализе средневековых источников[17].

В 1921 году П.К. Жузе была присвоена степень доктора арабского языка и словесности. Живя в Баку, Жузе принимал активнейшее участие в работе комитета нового латинского алфавита в Азербайджане[18].

В последние годы жизни Жузе, являясь научным сотрудником Института Истории Азербайджанского филиала АН СССР, серьезно страдал от заболевания сердца. С началом войны больного и уже пожилого ученого заключили под арест, в связи с подозрением в шпионаже. По словам внука Пантелеймона Крестовича, кандидата химических наук Алексея Львовича Жузе, к больному отцу тщетно пыталась пробиться его дочь Тамара Пантелеймоновна[19]. Ее попытки как-то помочь отцу были тщетны. Человек умирал в подвалах НКВД. Сколько дней или недель пробыл П.К. Жузе под арестом, неизвестно, но этого срока, видимо, было достаточно для того, что здоровье ученого было окончательно подорвано. Нуждающийся в постоянном присмотре, страдающий падением сердечного пульса Жузе доживал последние дни в камере и на допросах сотрудников НКВД. Вина пожилого и больного ученого, в конце концов, доказана не была, и Пантелеймон Крестович оказался на свободе. Но здоровью ученого был нанесен непоправимый ущерб, и 19 (20) января 1942 года Пантелеймона Крестовича Жузе не стало.

До революции Жузе много публиковался, его научные статьи и очерки выходили в «Казанском телеграфе», «Сообщениях императорского Православного Палестинского общества», «Церковно-общественной жизни», в ряде арабских журналах: «Аль-Хилаль», «Аль-Муктатаф», «Маркан-Нажах», «Аль-Ихрам» и др. Статьи по исламоведению были опубликованы в «Богословской Энциклопедии», в «Оренбургских епархиальных ведомостях». Но особое место среди всех этих периодических изданий, конечно, принадлежало «Православному Собеседнику» – основному научно-богословскому органу Духовной академии Казани.

Журнал «Православный Собеседник» был основан в 1855 году и издавался до 1916 года. Первым редактором журнала был архиепископ Казанский Григорий (Постников). Впоследствии эту должность занимали архимандриты Агафангел, Иоанн, Иннокентий, Никанор, протоиерей А.П. Владимирский, профессора С.А. Терновский, Л.И. Писарев и В.А. Никольский[20]. Первоначально журнал был основан для полемики с расколом. С 1870 года в журнале часто стали печататься статьи, касающиеся ислама, буддизма и религиозного состояния местных народов (чуваш, марийцев, удмуртов). Позднее здесь стали печатать магистерские диссертации выпускников академии. Помимо преподавателей и магистрантов академии в «Православном Собеседнике» свои статьи помещали члены пекинской и японской духовных миссий, члены Казанского миссионерского общества, представители православного духовенства. В публикациях, непосредственно относящихся к проблемам Востока, содержится материал по самым разнообразным вопросам: зарождение тюркологии в казанских духовно-учебных заведениях, положение христиан на мусульманском Востоке, история и деятельность православных миссий в странах Востока, этнографические работы о народах Поволжья. Определенное внимание уделялось современным политическим событиям и религиозно-политическим движениям на Востоке. В журнале печатались также переводные работы зарубежных ориенталистов[21].

Научные работы Пантелеймона Крестовича начали находить свое место на страницах «Православного Собеседника» с конца XIX века. Так, в 1899 году Жузе публикует в ноябрьском номере свою работу «Ислам и просвещение»[22]. Статья представляла собой опубликованную речь Пантелеймона Крестовича перед защитой вышеупомянутой магистерской диссертации «Мутазилиты. Догматико-историческое исследование в области ислама» и интересна нам в первую очередь тем, что в ней Жузе показывал свое отношение к миссионерской деятельности. В статье автор ставил вопрос – могут ли мусульмане достигнуть уровня развития европейцев в силу влияния на мусульман их религии. Этот вопрос был связан в первую очередь с тем, что для представителей казанского востоковедения характерно было противопоставление европейской христианской цивилизации исламской. В данной работе Жузе подвергает критике слова французского востоковеда и писателя Жозефа Эрнеста Ренана (1823-1892), говорившего о том, что ислам – «это полнейшее отрицание Европы, ислам есть отвращение к наукам, упразднение гражданского общества; это ужасная простота семитического духа, сдавливающая человеческий мозг»[23]. Такая позиция по отношению к религии мусульман неприемлема для Жузе. Он считал ее более чем крайней и радикальной и указывал на то, что такая трактовка проблемы не может быть верной, так как Ренан ошибочно, «вопреки здравому смыслу и историческим данным» признавал все монотеистические религии врагами прогресса[24].  Ненаучной считает Жузе позицию тех миссионеров, которые видят в исламе и науке две параллельные линии, которые не могут пересечься. В то же время Жузе ставит под вопрос те утверждения, суть которых прямо противоположна, а именно, что ислам всегда покровительствовал наукам. Жузе приходит к своим выводам относительно соотношения религии мусульман и науки. По мнению ученого, который несомненно рассуждал с православных позиций, ислам и наука не являются противоположными и взаимоисключающими понятиями. Но ислам все же тормозит освоение достижений научного прогресса мусульманами. Такая точка зрения автора опиралась на твердую убежденность в том, что только просвещение на христианских началах предоставляет реальную возможность познавать мир объективно. Признавая тем самым ислам религией, которая не дает такой возможности для значительной части населения Земли, Жузе видит выход в изменении всего строя современного ислама. Главным средством здесь должно стать глобальное распространение просвещения, основанного на началах христианства. Именно в просвещении Жузе видит основной способ сближения мусульман и христиан[25].

В 1904 году на страницах «Православного Собеседника» появляюются две переводческих статьи П.К. Жузе. Первая представляла собой перевод одной из работ венгерского востоковеда Игнаца Гольдциера (1850-1921), ведущего арабиста и исламоведа. Он опубликовал в Revue de l’histoire des religions (t. 18) работу, которая была посвящена влиянию христианского наследия на исламскую литературу. Видя практическую миссионерскую пользу данного предмета исследования, а также признавая его общеобразовательный интерес, Жузе выполняет перевод работы Гольдциера, который и был опубликован в журнале «Православный Собеседник» под названием «Христианское влияние на мусульманскую литературу». Основная мысль данной работы заключалась в том, что некоторые исламские доктрины были почерпнуты или заимствованы из христианства. И если на раннем этапе развития исламской богословской мысли это влияние было незначительным и «ограничивалось только отдельными библейскими рассказами», то на более поздних этапах влияние это было уже более заметным[26]. Так, биография Мухаммеда содержит в себе некоторые характерные черты, взятые из жизни Иисуса Христа, что имело под собой вполне объяснимую цель – «…представить образ Мухаммеда в таком виде, чтобы он ни в чем не уступал образу Иисуса Христа»[27]. Многие евангельские изречения, по мнению автора, нашли свое место не только в религиозной, но и светской мусульманской литературе[28]. Таким образом, работа Гольдциера, представляющая собой сопоставление двух религий, отвечала полемической направленности журнала «Православный Собеседник», поэтому Жузе счел необходимым и важным ее перевод и публикацию.

Работа Shouk Hurgronje, опубликованная в 37-м томе того же Revue de l’histoire des religions и касающаяся источников мусульманского права, также вызвала интерес у Жузе. Перевод ее мы находим на страницах 190-208, 407-437 «Православного Собеседника» за 1904 год. Автор анализирует и дает описание четырех основных источников, на которых стоит юридическое право мусульман – Коран, Сунна, Ижма (согласие и решения мусульманской общины), Кыяс (логика). Статья, в основу которой была положена основательная работа с арабскими первоисточниками, содержала в себе краткие сведения об источниках мусульманского права и была, несомненно, полезна и интересна российским ориенталистам.

В 1914 году Жузе публикует на страницах журнала перевод еще одного интересного исследования – главы из книги отца Винсента «Ханаан», изданной в Париже в 1907 г. Статья выходит в апрельском номере «Православного Собеседника» и получает название «К первоначальной истории Ханаана»[29].

Переводческой деятельностью Пантелеймон Крестович вводил в оборот русской востоковедческой науки работы западных ориенталистов. Он старался осуществлять переводы таких работ, которые затрагивали вопросы, не получившие серьезной научной разработки в России.

В рубрике «Критика и библиография» «Православного Собеседника» мы находим несколько рецензий Жузе на книги ведущих востоковедов России и Европы[30].

В 1905 году на страницах «Православного Собеседника» выходит очередное интересное исследование Жузе «Грузия в XVII столетии по изображению патриарха Макария»[31]. Эта работа представляет собой перевод с простонародного северо-сирийского арабского языка рукописи, составленной антиохийским патриархом Макарием во время поездки его в Москву, через Малую Азию и Кавказ. Основная  часть рукописи освещает положение христианской Церкви на грузинской земле. Большое внимание в этом отношении Макарий уделяет описанию местных обычаев в богослужении и внутрицерковных традиций, что делает «Грузию в XVII столетии…» важным и интересным источником, который впервые ввел в оборот исторической и церковной науки П.К. Жузе.

Значительный научный интерес проявлял П.К. Жузе к изучению личности и деятельности мусульманского пророка Мухаммеда. В статье «Мухаммед меккский и Мухаммед мединский», (Православный Собеседник. – 1906. – Январь. – С. 54-69; Апрель. – С. 552-579), которая несколько позже выйдет уже отдельной книгой, П.К. Жузе сопоставляет Мухаммеда мекканского и мединского периодов, прослеживая тем самым эволюцию взглядов пророка. Если к Мухаммеду первого периода П.К. Жузе относится с глубочайшим уважением и почтением, то Мухаммеда второго периода он уже его критикует. «Из мирного, униженного проповедника единства Божьего, сравнительно высоких нравственных принципов и доброжелательного отношения ко всем «людям Писания», – писал он, – каким мы видим Мухаммеда в первый период его мекканской деятельности, он, по переселении в Медину и одержании нескольких побед над своими врагами, превращается в грозного и беспощадного мстителя, в заклятого врага не признавших его пророком людей Писания; из простого передатчика божественной воли, религиозного энтузиаста, всецело поглощенного своей чисто религиозной миссией, Мухаммед скоро и, можно сказать, неожиданно, превращается в сурового эмира-повелителя, в политического и гражданского законодателя, для которого религиозные вопросы отодвигаются на второй план»[32]. Произошла перемена во взглядах пророка в отношении средств распространения своего учения. Если в мекканский период жизни Мухаммед использовал «мирные и дружелюбные увещания и проповеди», то мединский период характерен тем, что теперь средством становятся «угрозы, проклятия и … репрессивные меры против упорствующих, как язычников, так и людей Писания»[33]. Жузе упоминает и перемены, произошедшие в образе жизни пророка. «Скромный доселе Мухаммед, остававшийся долгое время преданным «старой и беззубой Хадидже», своей первой жене, превращается в Медине, следовательно, на склоне лет, в крайне похотливого старика, который не стесняется жениться на семи-восьмилетней Айше, дочери своего лучшего друга Абу-Бекра, и брать себе в жены втрое, чем полагается, по его же постановлению, другим мусульманам»[34]. Таким образом, Жузе, рассматривая ислам, пытался опровергнуть его путем ниспровержения самого Мухаммеда. Ученый полагал, что, продемонстрировав безнравственность, порочность пророка, можно натолкнуть его последователей на мысль о ложности ислама. Анализируя деятельность Мухаммеда, Жузе прибег к классическому приему характеристики пророка – сопоставлению двух периодов его жизни. Такой прием был характерен для многих российских ученых (М.А. Миропиев, В.В. Бартольд). Религиозную деятельность Мухаммеда разделял на два этапа наставник и учитель Жузе – М.А. Машанов, его сочинение «Личность Мухаммеда в физическом и нравственном отношении» строилось как раз на таком принципе[35].

В июльской книжке «Православного Собеседника» за 1914 год была опубликована и еще одна исламоведческая работа Жузе – «Коран»[36]. При исследовании священной книги мусульман Жузе опирался непосредственно как на сам текст Корана, так и на работы западных ориенталистов. Основная суть статьи сводилась к анализу источников, стиля и языка Корана. На основании внутренней критики источника Жузе делает выводы о том, что многие главы Корана были написаны под влиянием иудеев и христиан.

За двадцатилетний период преподавательской деятельности в академии Жузе всегда пользовался большим уважением и почтением среди студенчества. Студенты видели в Жузе серьезного специалиста по лингвистике (известно было, что преподаватель владел 16-ю языками[37]), истории Церкви на Ближнем Востоке и исламу. Преданный своей преподавательской миссии, Жузе старался не быть вдалеке и от воспитательной работы в академии. Так, летом 1907 года под руководством ректора академии преосвященного Алексия и Пантелеймона Жузе была организована паломническая поездка на Ближний Восток для студентов Академии. Отчет о данной поездке был опубликован в «Православном Собеседнике»[38]. Из отчета мы узнаем, что паломники, двигаясь по России, посетили русские святыни Ярославля, Троице-Сергиевой Лавры, Москвы и Киева. Из Одессы пароходом добрались до Константинополя, откуда, собственно, и началось путешествие по Святой Земле. Студенты побывали в Дамаске, где были приняты Антиохийским патриархом Григорием IV, побывали в Назарете, посещая по пути православные и католические храмы. С большим трепетом и радостью паломники вступили в Иерусалим. Осмотрев достопримечательности города, они побывали на Мертвом море, посетили 40-дневную гору, где постился Иисус Христос, Вифлеем. Заключительным пунктом этой интересной экскурсии стал Афон, где паломники пробыли 10 дней и осмотрели все афонские монастыри, а в начале августа вернулись в Казань.

Таким образом, проанализировав работы П.К. Жузе, опубликованные на страницах «Православного Собеседника», можно сделать вывод о том, что в казанский период своей деятельности ученый интересовался проблемами ислама (личностью пророка Мухаммеда, Кораном, взаимоотношениями ислама и науки), занимался переводческой деятельностью, рецензировал работы ведущих ученых-востоковедов, а также принимал активное участие в воспитательной работе студентов Казанской духовной академии. Таким образом, П.К. Жузе можно смело отнести к числу ведущих и высококвалифицированных ученых казанской востоковедческой школы.
_____________
Примечания

[1]. НА РТ. Ф.10. Оп.1. Д.11505. Л.1.

[2]. ЦИАМ. Ф.427. Оп.1. Д.2836. Л.7.

[3]. Там же.

[4]. О. Августин (Никитин). Школы Императорского православного палестинского общества в Назарете // Россия и арабский мир. Научные и культурные связи. Вып. 2. – СПб., 1996. – С. 63.

[5]. Там же.

[6]. НА РТ. Ф.10. Оп. 1. Д. 9380. Л. 7.

[7]. НА РТ. Ф.10. Оп. 1. Д. 9380. Л. 1

[8]. НА РТ. Ф.10. Оп. 1. Д.9380. Л.1.; Протоколы заседаний Совета Казанской духовной академии за 1911 г. – Казань, 1912. – С. 35.

[9]. Протоколы заседаний Совета Казанской духовной академии за 1911 г. – Казань, 1912. – С. 35.

[10]. НА РТ. Ф.10. Оп.2. Д.1136. - С. 207.

[11]. Протоколы заседаний Совета Казанской духовной академии за 1911 г. – Казань, 1912. – С. 41.

[12]. НА РТ. Ф.10. Оп. 1. Д. 10101. Л. 1-2.

[13]. НА РТ. Ф.420.Оп.1. Д.110. Л. 29, 38.

[14]. НА РТ. Ф. 977. Оп. Совет. Д.13262. Л. 15.

[15]. НА РТ. Ф.977. Оп. юр/фак. Д .1389. Л.77.

[16]. НА РТ. Ф.1339. Оп. 1. Д. 26. Л. 14. ; Д.28. Л. 23-23 об.; Д. 16. Лл. 1, 2об., 4об., 5-5об., 7, 9, 13.

[17]. Папак и Папакиды. – Баку, 1921; Мутагаллибы в Закавказье в IX-X вв. К истории феодализма в Закавказье. – Тбилиси, 1937. Жузе также перевел на русский язык ряд работ средневековых арабских авторов: Якуби. История. – Баку,1927; Баладзори. Книга завоевания стран. – Баку, 1927; Ибн-Аль-Асир. Материалы по истории Азербайджана из Тари-аль-Камиль (полного свода истории) Ибн-Аль-Асира. – Баку, 1940. Но самая значительная и фундаментальная работа Жузе – это, бесспорно, его «История идейных течений в исламе», впервые опубликованная в Иерусалиме, в 1928 году, на арабском языке.

[18]. ГААР. Ф. 1610. Оп. 1. Д. 27. Л. 173; Д. 59. Л. 24-28.

[19]. Дочь Тамара Пантелеймоновна Жузе (1908-2002) – доктор химических наук, профессор, заслуженный деятель науки и техники РСФСР, почетный нефтяник, опубликовала более 170 научных работ, четыре монографии и получила восемь авторских свидетельств на изобретения.

[20]. Павлов П.П. Обзор фонда Казанской духовной академии. Дис. …канд. ист. наук. – Загорск, 1985. – С. 8.

[21]. Колесова Е.В. Востоковедение в синодальных учебных заведениях Казани (середина XIX – начало XX веков). Дис. …канд. ист.наук. – Казань, 2000. – С. 115-116.

[22]. Жузе П.К. Ислам и просвещение // Православный Собеседник, 1899. Ч. 2. – С. 529-539.

[23]. Там же. – С. 530-531.

[24]. Там же.

[25]. Там же. – С. 537.

[26]. Жузе П.К. Христианское влияние на мусульманскую литературу // Православный Собеседник, 1904. Ч. 1. – С. 247-248.

[27]. Там же. – С. 248.

[28]. Там же. – С. 252, 254, 256.

[29]. Жузе П.К. К первоначальной истории Ханаана // Православный Собеседник. 1914. Ч. 1. – С. 715-741.

[30]. См. Жузе П.К. С. Huart. Litterature arab. Paris // Православный Собеседник. 1905. Ч. 1. – С. 392-393; Семитические языки и народы Теодора Нёльдеке в обработке А. Крымского. Москва, 1903-1905; А. Крымского История арабов, их дальнейшие судьбы и краткий очерк арабской литературы. Москва, 1903 // Православный Собеседник, 1905. Ч. 2. – С. 181-182; очерк-перевод вступлений автора и редактора, а также небольшой части самой работы «История Корана Теодора Нёльдеке» //Православный Собеседник. 1913. Ч.2. – С. 194-199.

[31]. Жузе П.К. Грузия в XVII столетии по изображению патриарха Макария // Православный Собеседник. 1905. Ч. 1. – С. 111-127, 441-458.

[32]. Жузе П.К. Мухаммед меккский и Мухаммед мединский. – Казань, 1906. – С. 3-4.

[33]. Там же. – С. 35.

[34]. Там же. – С. 43-44.

[35]. Хабибуллин М.З. Михаил Александрович Машанов – профессор Казанской духовной академии, миссионер и исламовед. – Казань, 2006. – С. 308.

[36]. Жузе П.К. Коран // Православный Собеседник. 1914. Ч. 1. – С.972-994.

[37]. Мусафир Салам. Выдающийся ученый Бандали Салиба Джаузи (Пантелеймон Христофорович Джузи) // Россия и арабский мир. Сб-к статей. – СПб., 1994. – С. 7.

[38]. Путевые заметки паломников – студентов Казанской духовной академии. (Экскурсия по Ближнему Востоку летом 1907 г) // Православный Собеседник. 1908. Ч. 1. – С. 504-509, 584-599, 737-747.

Кострюков М.А., кандидат исторических наук

Материалы IX ежегодной научно-практической конференции «Богословие и светские науки: традиционные и новые взаимосвязи». 2009 г. // Православный собеседник №1 (18) - 2009

Казанская духовная семинария

Тэги: Жузе П.К., выпускники школ ИППО

Ещё по теме:

Пред. Оглавление раздела След.
В основное меню