RSS
Написать
Карта сайта
Eng

Россия на карте Востока

Летопись

22 мая 1872 состоялось первое богослужение под открытым небом на русском участке в Хевроне близ дуба Мамврийского

22 мая 1896 на Александровском подворье ИППО в Иерусалиме состоялось освящение домовой церкви

22 мая 1921 председателем Палестинского Общества был избран академик Ф. И. Успенский

Соцсети


Империя для подражания

Интервью о феномене и уроках Византии с доктором юридических наук Алексеем Величко

Можно ли сегодня использовать исторический опыт Византии? Как империя объединяла многонациональный народ на протяжении столетий? Какие общественные и политические институты Византии, пусть и видоизменившись, сохранились до наших дней? Об этом ― в интервью «Научной России» с историком, автором многотомных трудов по политической и церковной истории Византии, доктором юридических наук Алексеем Михайловичем Величко.

Алексей Михайлович Величко, доктор юридических наук, автор многотомных трудов по политической и церковной истории ВизантииФото: Ольга Мерзлякова / «Научная Россия»
Алексей Михайлович Величко, доктор юридических наук, автор многотомных трудов по политической и церковной истории Византии
Фото: Ольга Мерзлякова / «Научная Россия»

― Византийская империя ― во многом уникальное государство с двухтысячелетней историей, если считать от основания Рима. С истории и начнем: расскажите об этапах развития этого государства.

― Стоит начать с того, что во времена существования Византийской империи это государство носило совсем другое название ― Римская империя. Термин «Византия» появился гораздо позднее, в XIX в., когда государство начали именовать по древнему названию Константинополя, который раньше назывался Византий.

Использование термина «Византия» связано с разными мотивами. Кто-то хотел подчеркнуть, что речь идет не о Римской империи в целом с ее двухтысячелетней историей, а только о том периоде, который приходится на ее воцерковление, ― с IV по XV в. Другие делали упор на том, что это именно Восточная Римская империя, в которой исчезли исконные римские традиции. А настоящей Римской империей стоит считать Священную Римскую империю германской нации ― государство, которое было восстановлено в 800 г. при Карле Великом. Так или иначе, но название «Византия» устоялось и его применяют в научной среде. Будем им пользоваться и мы: мне оно на самом деле нравится, «Византия» звучит красиво, таинственно и романтично.  

В силу самых разных причин о Византии в современном обществе известно крайне мало. Курс истории Византии в высших учебных заведениях достаточно плоский и незначительный по содержанию. Поэтому кратко коснусь истории этого государства.

Византия ― это Римская империя, которая начала свое существование на берегах Тибра и закончила на берегах Босфора в Константинополе. К 306 г., когда императором Римской империи стал святой равноапостольный Константин Великий, Римская империя охватывала практически всю территорию от шотландских гор на севере до Палестины на юге, от берегов Эльбы до Северной Африки включительно. Все Средиземноморье, территории современных Испании, Франции, Сирии, Египта, Грузии, часть Армении и Крыма были землями Римской империи.

Часто говорят, что при императоре Диоклетиане в конце III в. империя распалась на две части. Это типичная ошибка. Империя не распадалась хотя бы в силу того обстоятельства, что в сознании людей всемирное государство могло существовать только в единственном лице. Никаких иных политических союзов, которые были бы сакрально благословлены Господом, неважно, языческими богами, Саваофом или Христом, не могло быть по определению. Диоклетиан разделил империю на две части для удобства управления. Дело в том, что старая республиканская система власти была рассчитана на совершенно другие, меньшие масштабы деятельности, и со временем руководить только из Рима всей громадной империей, которая насчитывала 140 млн человек, стало невозможным. Диоклетиан решил, что императоров будет двое, но сам императорский титул при этом не был разделен: два императора царствовали одновременно, подписывая законы и решения относительно всего государства.

― При этой системе на документах должны были стоять подписи двух императоров?

― Да, обязательно. Любопытно, что Константин Великий, которому мы обязаны легализацией христианства, изначально правил именно западными провинциями и, только поборов всех претендентов на власть, решил перебраться на восток. В первую очередь это было связано с тяжелыми военными столкновениями с сасанидской Персией: это было очень мощное государство, претендовавшее на восточные римские провинции. Константин Великий решил создать вторую столицу ― Константинополь ― на месте древнего Византия. Она была торжественно открыта в 330 г., туда переехала часть римской аристократии, и еще семь лет император руководил оттуда всей империей, пока не почил в бозе. После смерти Константина Великого его сыновья Константин II, Констанций II и Констант I поделили империю и считались тремя органичными частями одного императорского титула.

Такая система сохранялась до тех пор, пока варвары фактически стерли цивилизацию в западной части Римской империи, захватили Северную Африку, Испанию, Италию. Эти территории на довольно длительный период погрузились во тьму разрухи. Жизнь теплилась только в Папской области благодаря тому, что римский понтифик взял на себя в том числе тяготы гражданского управления.

Восточная часть Римской империи пыталась сопротивляться варварским нашествиям, но в силу объективных причин это было невозможно. Империя боролась с сасанидской Персией и в то же время испытывала тяжелейшее нашествие готов, заполонивших территории государства. Достаточно быстро готы стали доминировать и в армии, и среди чиновников гражданского управления. Это удивительная ситуация: империя ― Римская, император ― римлянин, а управлением государством занимаются готы, даже не принадлежавшие к ортодоксальным христианам, они были сторонниками арианской ереси.

В конце VI в. Восточная Римская империя переживала сильнейший кризис, связанный с рядом военных поражений от сасанидской Персии. Только при императоре Ираклии Великом в начале VII в. после тяжелейшей 30-летней войны империя была восстановлена. В это время Константинополь претерпел нашествие аваров и славян, которые чуть не захватили в 626 г. столицу. Это была эпоха неординарных событий, но тем не менее империя выстояла, хотя до западных территорий истощенное государство добраться уже не могло. Только-только закончились войны со славянами, аварами и персами, как наступила новая волна завоеваний: принявшие ислам арабы прошли по территориям Персии и восточным провинциям Римской империи, захватили Палестину и Сирию. Оставляя Сирию, Ираклий Великий сказал: «Прощай, моя любимая провинция». Эта борьба с арабами длилась почти 300 лет и завершилась полным поражением Арабского халифата. Империя опять доказала свою живучесть, и вновь одну эпоху войн сменила следующая.

Турки-сельджуки, которых в свое время нанимали арабы, оказались организованнее нанимателей, подчинили все территории бывшего Арабского халифата и начали войны с Византией.

В это время на западе Карлом Великим была восстановлена Римская империя. Этот период пришелся на эпоху иконоборчества. На императорском троне в Константинополе восседала святая Ирина ― организатор последнего, седьмого Вселенского собора 787 г. У нее возникли серьезные разногласия с римским понтификом, и он признал Карла Великого единственным легитимным императором восстановленной Римской империи. Так возникла конкуренция, и это противостояние длилось до конца IX в., пока византийцы не смирились с тем, что западная часть Римской империи, которая оказалась под франками, стала самостоятельным, суверенным государством.

Вслед за этими событиями пришла новая волна крестовых походов. Византия, ослабленная внутренними противоречиями, не могла сопротивляться сельджукам и через римского епископа призвала на помощь западных рыцарей. Изначально речь шла о том, что отдельные провинции Византии, которые захватили турки, будут освобождены при помощи западного рыцарства и возвращены империи. Но мотивы императора Византии Алексея I Комнина и вождей первого крестового похода не совпадали. В итоге это вылилось в создание государств Леванта: под властью крестоносцев оказались территория Сирии, Иерусалим, Антиохийское княжество. Война с турками привела к еще более ожесточенному противостоянию Запада и Востока, все считали, что каждый преследует исключительно свой интерес, а не общехристианский. Возникали тайные договоры византийцев и турок против крестоносцев, византийцев и крестоносцев против турок, турок и крестоносцев против византийцев…

Но при этом крестовые походы помогли Византии перевести дух, и если бы не четвертый крестовый поход, который закончился взятием в 1204 г. Константинополя, перспективы существования империи были бы более радужными. После взятия Константинополя крестоносцами вместо Византийской империи на 60 лет возникла так называемая Латинская империя, где царствовали представители французского этноса, и несколько суверенных государств, в том числе Никейская империя и Эпирское царство.

Византийцы сумели покончить с Латинской империей и вернуть Константинополь только в 1260 г. Но силы Византии, подточенные длительными войнами, таяли: западное рыцарство хотело реванша, продолжалась и война с турками. Кроме того, империя в определенной степени утратила свое «я». Государство всегда было сверхнациональным, этнический вопрос никогда не был ключевым, и в конце XIV в. термин «эллин», который раньше был синонимичен «варвару», стал торжествовать среди византийской аристократии. Элита Византийской империи начала увлекаться произведениями языческих философов, стала говорить об эллинской, языческой культуре, а христианского духа осталось совсем немного. Думаю, что эта измена имперской идее и сыграла решающую роль в угасании государства. 

К 1453 г. от Византии не оставалось ничего кроме Константинополя, узкой полоски вдоль Босфора и отдельной территории на Пелопоннесе. Тем не менее люди называли себя империей, а последний император Константин XI Палеолог именовал себя «император».

Когда 29 мая 1453 г. Константинополь пал под натиском турок, Европа содрогнулась. Все были уверены, что праматерь христианской цивилизации, давшая миру вероисповедание, политические принципы, правовые начала, законодательство и традиции, будет существовать вечно. После падения города люди ждали второго пришествия Христа и считали, что наступили последние дни существования Земли. С падением Константинополя христианский мир перестал существовать как единое политическое целое. В скором времени пала и Западная Римская империя, которая в конце XV в. стала именовать себя Священной Римской империей германской нации. Образовались самостоятельные государства Испания, Франция и Англия, которые не были связаны единой властью императора. Христианский мир покрылся трещинами сепаратизма, которые в результате еще больше углубили раскол.

Так можно кратко рассказать об истории Византии, хотя несколько сотен лет невозможно уложить в такой маленький объем.

― Императоры Византии обладали исключительным статусом, в том числе и религиозным. Насколько была важна роль правителей в церковной деятельности государства?

― Император Византии ― это викарий Христа. Это сакральная персона, но не как физический человек, а как статус.

Церковь была огосударствлена императором святым Константином Великим. Императоры защищали церковь от расколов и ересей, созывали Вселенские соборы и утверждали их решения, проводили церковную политику, принимали церковные каноны. Император имел право входить в алтарь, что допускается только для священников, кадил в алтаре, наставлял народ, проповедовал и благословлял. Соответственно, обычным мирянином император никак не мог быть. С другой стороны, император никогда не претендовал на то, чтобы стать священником, совершать таинства или служить литургию.

Эта сакральная составляющая императорского титула была присуща не только Византии, но и Западной Европе. Уже во времена правления Пипина Короткого, Карла Великого и последующих императоров западной части императоры активно включались в церковную жизнь, созывали соборы, требовали принятия определенных канонов и следили за благочестием. Более того, представители императора ездили по монастырям и следили за соблюдением монастырских уставов. Это безусловное влияние Византии на культуру Западной империи.

Аналогичную ситуацию можно увидеть во Франции. В течение нескольких веков считалось, что французский король как сакральная фигура исцеляет от золотухи. Сохранились многочисленные письменные документы, свидетельствующие о том, что после коронации французский король приглашал к себе золотушных, исцелял их прикосновением рук и награждал определенной денежной суммой. Фиксировались тысячи подобных фактов, и это считалось вполне естественным, так как король ― сакральная фигура. Похожая практика была в Англии, Германии, позднее ― в Австро-Венгрии.

Это отношение к политической власти как к сакральному феномену пришло в христианскую цивилизацию именно из Византии.

― Византийскую империю отличали многонациональность и мультикультурность. Это уникальные характеристики государства того времени?

― Как минимум с 212 г., когда император Каракалла даровал права римского гражданства всем лицам, проживавшим на территории государства, Римская империя не была озабочена вопросом национальности. Понятие «римский гражданин» было исключительно политическим, но никоим образом не этническим. Не имело никакого значения, где родился человек, откуда он пришел и на каком языке говорил.

Несмотря на то что империя обеспечивала всем единые права, она вполне допускала сохранение местных традиций, обрядов и правовых обычаев среди народов, вошедших в ее состав. Это удивительно: при централизованной власти императора сохранялось широкое местное самоуправление. Все население государства ― римляне, но они сохраняли свой язык, а до тех пор, пока империя не ввела христианство как государственную религию, придерживались и своих вероисповеданий. Это поразительно, и такой феномен больше нигде не встречается. Даже позднее, когда при Карле Великом и его преемниках была восстановлена Западная Римская империя, национальное начало проявляло себя гораздо активнее. В Византии в этой области всегда сохранялись исконно римские политические и правовые традиции. Византия включила в свой состав греческий, кельтский, германский, еврейский, римский и сирийский культурные типы, которые удивительно органично сплелись в один культурный генотип, доступный всем и каждому.

С середины VI в. Византия перешла на греческий язык, причем этнически граждане в основном не были греками, это были балканцы, сербы, армяне, славяне, евреи, кельты, сирийцы, исавры… Но они называли себя римлянами и говорили на греческом языке, который с давних пор был на Востоке наиболее распространенным коммуникативным средством.

Из-за этого западные христиане несколько уничижительно называли восточных римлян греками, а их императора ― греческим царем, хотя этническим греком он, естественно, не был. Больше трети византийских императоров были этническими армянами, хотя армянский этнос численно никогда не доминировал среди византийского населения. Это связано с тем, что Армения была постоянным объектом военных столкновений Византии вначале с персами, потом с арабами, а затем с турками. Значительная часть армянской аристократии перебралась в Константинополь и в силу профессионализма и определенной этнической спайки заняла высокие должности и в гражданской, и в армейской администрациях.

― Многонациональность и объединение культур на одной территории может вызывать конфликты. Как выглядела эта ситуация в Византийской империи?

― Каждый народ, особенно в то время, был достаточно жестко иерархично структурирован. Например, кельты ― это десятки племен, каждое со своей иерархией и внутренними распрями, но по отношению к другим народам они были единым этносом, который мог сплачиваться, чтобы отстоять свои интересы. В каждом племени была своя элита, которая могла быть недовольной римским режимом, только если считала себя униженной или оскорбленной. Но внутренняя политика Римской империи предусматривала широкую возможность для вхождения местных племенных элит в элиту империи. Их дети учились в византийских школах или университетах, они занимали высокие должности в армии и гражданском управлении, с гордостью и честью называли себя римлянами.

В I–II вв. от Р.Х. вследствие климатических изменений число варваров на Скандинавском полуострове начало уменьшаться. Чтобы не умереть от голода и холода, они двинулись на юг, прошли по территориям Галлии и Франции, спустились ближе к Альпам, потом начали проникать в Паннонию (современные земли Хорватии и Венгрии), а затем и в Испанию. Это не было нашествием или завоеванием, они шли для того, чтобы выжить. Им разрешали селиться на римских землях, которые в значительно степени пустовали. Переселенцев называли «федератами» ― союзниками, предоставляли им определенные права и приглашали их элиту к участию в жизни империи. Интересно, что титул Rex, «король», который носили многие германские короли, не имел никакой властной нагрузки. Это было отличительное наименование первого среди равных. И они изо всех сил стремились получить какой-нибудь римский титул — патриция, всадника или магистра оффиций, — чтобы возвыситься над соплеменниками.

Процесс интеграции этих племен в Римскую империю был естественным, никто не пытался их унизить или определить как людей второго сорта; если ты служишь делу империи и блещешь талантами, то получишь место в государстве. Дети галлов, например, искренне считали, что они ― потомки троянцев Энея, которые в свое время высадились на берегу Тибра и основали Рим. Этот удивительный и сегодня едва ли восстановимый имперский дух витал над ними и объединял народы.

― Это характерная особенность неколониальной империи? Государства, которое не ущемляет часть отдаленных территорий в угоду центра, а равномерно развивается? 

― Именно. Сегодня много говорят о том, что колониальные захваты территорий Индии, Пакистана, Африки и Индонезии Францией, Германией и Англией пошли на пользу местному населению. В определенной степени это правда. Например, человеческие жертвоприношения в Индии прекратились только после того, как там образовалась английская администрация. Но вплоть до падения колониальной Англии те же самые индусы были людьми второго сорта и никто не пытался уравнять их с англичанами. В Византийской империи представить такую ситуацию было невозможно.

Другая особенность Византии, которая сегодня уже никак не может быть восстановлена, заключается в том, что римский гражданин мог быть только христианином. Империя должна была быть исключительно единоверческой, и любые отклонения, в первую очередь ересь, немилосердно карались поражением в правах. Еретик не мог наследовать имущество и передавать его детям, он не мог подавать иск в суд и участвовать в роли свидетеля. Люди иной веры и еретики как будто бы ставили под сомнение основу основ имперского существования ― веру и единого Бога. Это было так важно не в силу массовой клерикализации сознания в худшем смысле этого слова, а ввиду простой логической цепочки. Империя ― единственное политическое образование, созданное Богом для того, чтобы вместить в себя кафолическую вселенскую церковь. До последнего дня в Византии существовал римский культ права, а право ― это отголосок божественной справедливости, в основе которого лежат этические принципы, данные в Священном писании. Получается, что, ставя под сомнение веру или отклоняясь от признанных церковью норм, человек ставит под сомнение и справедливость законов, и легитимность власти императора. А значит, он способен на бунт и его стоит изолировать. Поэтому иноверцы и еретики могли жить в империи, но с ограниченными правами: признать его равным и разрешить то, что разрешено римскому гражданину, было совершенно невозможно.

― Любопытно, что вы доктор юридических, а не исторических наук. История Византии, в частности римское право и юридическая специальность, связаны?

― Моя специальность «история политических правовых учений», но интерес к Византии сформировался уже после того, как я получил докторскую степень. Однажды я познакомился с замечательным русским ученым, которого считаю своим настоящим учителем, ― это протоирей В.В. Асмус, известнейший русский византинист, сын известного советского философа В.Ф. Асмуса. Именно краткое знакомство с ним перевернуло мои научные интересы: я был покорен Византией и ничего красивее этого феномена в своей жизни не видел. Пусть заочно, но передаю учителю искреннюю благодарность.

― Римское право до сих пор лежит в основе существующей европейской правовой системы. Какие еще следы империи сохранились до наших дней? 

― Конечно, римское право ― основа основ европейской культуры и всех существующих правовых систем. Но сложно назвать область бытия, где Римская империя не оставила свой глубокий отпечаток: церковная культура, церковные каноны, иконография, литература, социальная и научная деятельность ― все это пришло из Византии. В то время не было никакой альтернативы. Никоим образом в своих оценках не хочу ущемить представителей других народностей, но когда разговор заходит о том, что те или иные достижения цивилизации пришли в Европу от арабов, часто упускается тот факт, что арабы взяли эти достижения у византийцев, когда захватывали их территории.

Уже в середине IV в. в Риме при императоре Валентиниане I был создан университет, в котором на 14 факультетах преподавали 30 профессоров. Любой желающий римский гражданин имел право на бесплатное обучение при условии, что студент не будет посещать театры и давать частные уроки. Позже такой же университет был создан в Константинополе императором святым Феодосием Младшим. Кроме того, работали государственные и частные школы, где обучались не только представители элиты, но и дети среднего сословия, которые формировали чиновничество. Были и монастырские школы, направленные на социальную деятельность ― в первую очередь надзор за сиротами и нищими. В VI в. императрица святая Феодора, супруга императора святого Юстиниана Великого, создала центр, в котором поселила всех публичных женщин Константинополя, пожелавших расстаться с этим ремеслом. В XI в. император Мануил I Комнин открыл в Константинополе сеть бесплатных аптек.

Социальная деятельность в Византийской империи была невероятно разнообразна. Сегодня мы говорим, что государство должно следить за ценообразованием. В Византии уже существовала эта практика: ежедневно эпарх города (мэр) должен был обходить рынки и следить за тем, чтобы покупателей не обманывали, а качество товара было соответствующим. Все ремесленное сословие Византии было классифицировано на различные цеха, каждый из которых имел абсолютное право на определенную деятельность по определенным расценкам. Это был своего рода византийский монархический социализм, и эта система работала в течение столетий.

Говоря о том, что власть императора была безграничной и никто не мог ему прекословить, надо помнить, что эта власть держалась до тех пор, пока византийцы были уверены, что именно этот император выполняет свои обязанности должным образом. В противном случае участь императора, как правило, была печальна.

― Таких прецедентов было много?

― Это точно не единичный случай: насильственно были свержены около 45 императоров, а некоторые были ослеплены.

При этом в империи был феномен «византийского многоцарствия», который впоследствии практически не встречался. На троне одновременно правило до девяти императоров. Их титул никак не разделялся, а все акты выпускались за подписями всех императоров, и никто не ставил под сомнение их легитимность. Объяснялась эта ситуация просто. Например, Константин VII Порфирородный после смерти отца и отстранения от власти матери Зои Карбоносины оставался ребенком, но в глазах византийцев был легитимным потенциальным царем. Естественно, править государством он не мог, и византийцы назначили опекуном, а потом и соправителем Романа I Лакапина. На престоле оказалось два императора. Роман I Лакапин, желая основать собственную династию, уговорил патриарха венчать на царство своего сына Христофора, затем еще двух сыновей и их жен. После того как Константин VII Порфирородный женился на дочери Романа I Лакапина Елене, стала царицей и она, и в результате на троне оказалось семь императоров.

Для византийцев это было нормально: попытки разобраться, кто легитимен, а кто нет, наверняка привели бы если не к гражданской войне, то точно к внутренним неурядицам. И действительно, как правило, все случаи византийского многоцарствия шли на пользу государству и спасали империю от гражданских войн.

Кроме того, это был способ закрепления прав: по закону Византия не была наследственной монархией и были крайне важны народное признание и прецедентность. Именно прецеденты многое решали в Византии, даже если случаи не были прописаны в законах. Если прецедент оказывался полезен, его принимали, если оказывался вреден государству, от него навсегда отказывались. В этой области Византия ― кладезь неординарных институтов власти и уникальных решений тех или иных вопросов, которые преследовали важные цели: сохранение христианского вероучения, ценности и целостности империи, незыблемости верховной власти и обеспечение прав и интересов римских граждан.

― Вам не кажется, что образ Византии излишне идеалистичен? Он не мог сформироваться за те 500 с лишним лет, которые прошли после уничтожения империи?

― Идеалистического образа нет. Византия знала кровь, предательства и измены, византийские дипломатия и изворотливость стали притчами во языцех. Византия, как любое человеческое общество, состояла не из святых и непогрешимых, а из обычных людей. Вопрос в другом: для того общества были идеальными социально-политическая и экономическая системы. Неслучайно более поздние цивилизации, не только христианские, но и мусульманские, многое взяли из опыта Византии.

В частности, сакральный статус царя-императора в Российской империи ― это, безусловно, преемственность византийских источников. Что отличает священника от мирянина? В том числе то, что священник причащается раздельно: отдельно употребляет хлеб, а потом из чаши вино. Императоры ― единственные не священники, которые принимали святые дары раздельно, по-священнически, и в России в том числе. Более того, так причащались и русские императрицы Екатерина I, Екатерина II и Елизавета, входя в алтарь царскими вратами, хотя женщинам вообще запрещено заходить в алтарь.

Византийцы в значительной степени были хитры и прагматичны. Империя воевала чуть ли не каждый год, причем все время оборонялась, наступательных войн практически не было. Чтобы не содержать многотысячную армию, они подкупали варваров и стравливали их друг с другом: делали все для того, чтобы минимальными средствами обеспечить безопасность империи. Подкуп, ложь, обман и другие подобные способы по-человечески нельзя назвать хорошими. Но византийцы таким образом сохраняли империю и гарантировали ей процветание и развитие.

― Важная часть стабильности государства ― это национальная идея, которая на идеологическом уровне способна поддерживать социально-политический строй государства. Какая национальная идея была у византийцев?

― Национальная идея Византии ― жить христианином в империи при православном императоре. Это то политическое формирование, которое, как они искренне полагали, было создано непосредственно Христом и заповедано его апостолами. Неслучайно уже в первые века нашей эры отцы церкви были убеждены, что Христос промыслительно пришел на Землю именно в то время, когда была создана Римская империя. Потому что именно это государство объяло все цивилизованное человечество и дало предпосылку для формирования кафолической вселенской церкви.

Конечно, на девять десятых национальная идея Византии имела сакральные черты, что естественно для империи Христа. Но в ином качестве они себя не представляли.

― Какие выводы сегодня стоит сделать, оглядываясь на социально-политическое устройство Византии?

― Безусловно, институты, существовавшие без малого 600 лет назад, сегодня в значительной степени не могут быть реанимированы. Они не востребованы и относятся к области «мертвого права».

Но сегодня важна прецедентность империи, тот факт, что Византия существовала столетия. Это показывает, что есть образцы, из которых в наши дни можно подчерпнуть идеи.

Например, отношение к праву: сегодня оно очень сильно зависит от переменчивой обстановки. С одной стороны, права человека позиционируются как исключительное благо, с другой ― как несущие негативные последствия, раз могут привести, например, к однополым бракам. От того, какое содержание вносится в эти права и их трактовки, зависит, хвалим ли мы их либо подвергаем остракизму. Сегодня говорят, что у человека есть только право на то, чтобы быть обеспеченным. В Византии же права человека органично сочетались с его обязанностями: права не возникали сами по себе, для начала человек должен выполнять обязанности перед обществом, и только в таком случае его наделяли правами.

Или рассмотрим отношение к верховной власти как сакральному институту, что характерно для многих, не только христианских цивилизаций. Этот особенный институт стоит вне остальных органов госуправления. Неслучайно сегодня практически повсеместно за главой государства признается самая главная прерогатива ― судебная: он имеет право амнистии. И президент Российской Федерации также наделен этим правом. Странно, ведь президент ― не суд, но тем не менее такая практика повсеместно приветствуется. Это древнейшая функция монарха, которая заключается не в том, чтобы писать законы или вести войско в поход, а в том, чтобы судить по справедливости. Причем исторически ее можно интерпретировать не как правовую, а как религиозную функцию, перекочевавшую в том числе в демократические, светские, республиканские режимы.

Я не призываю один в один копировать институты византийцев, но понять идею, которая в них заложена, крайне важно. И это гораздо актуальнее, чем бесконечные прения о том, что такое понятие «государство». Социальные, образовательные и политические институты византийцев идеальны не по форме, которая устарела. Сохранилась их идеальная квинтэссенция, и ее точно можно взять за основу. Как сегодня говорят, «Вперед ― назад к Византии!»

Научная Россия


08 июля 2023 г.

Тэги: Византия, византиноведение, византийское наследие

Ещё по теме:

Пред. Оглавление раздела След.
В основное меню