RSS
Написать
Карта сайта
Eng

Россия на карте Востока

Летопись

23 июля 1887 преподаватель КДА А.А. Дмитриевский приступил к изучению рукописей в библиотеке Пантелеимоновского монастыря на Афоне

23 июля 1897 был открыт Благовещенский отдел ИППО

23 июля 1920 в Петрограде скончался исследователь Христианского Востока, академик Борис Тураев, член Совета ИППО

Соцсети


Медальоны работы К. Брюллова в Царских вратах Никольского храма в Риме

Церковь святителя Николая Чудотворца — русский православный домовый храм в Риме, самый старый из русских приходов в Италии. Он начинал свою историю как посольская церковь, устроенная в 1828 году в доме, арендованном русской дипломатической миссией, по инициативе тогдашнего посланника кн. Г. И. Гагарина. Домовый храм был обустроен по проекту архитектора К. А. Тона.

Русские художники, находившиеся в Италии, внесли свой вклад в украшение посольской церкви, в том числе и Карл Брюллов, написавший 6 медальонов для Царских врат. Белый с позолотой одноярусный иконостас сделали по эскизу К. А. Тона. Местные образа Спасителя и Божией Матери написал П. В. Басин, медальоны в царских вратах — К. П. Брюллов, «Тайную вечерю» — И. И. Габерцеттель, свт. Николая — Ф. А. Бруни, св. Александра Невского — А. Т. Марков. Все названные художники находились в Риме как пенсионеры Академии художеств.


Палаццо Чернышовых в Риме


Внутреннее убранство Никольского храма в Риме

За время своего существования храм вместе с русской дипломатической миссией в Риме несколько раз менял свое местоположение. В настоящее время Никольская церковь располагается на первом этаже в трехэтажном особняке княжны М.А. Чернышевой, которая пожертвовала его для православной общины в 1897 году. Особняк (многим в Риме известный как "палаццо Чернышев") расположен по адресу Виа Палестро, 71.

Фрагменты из книги И.Бочаров и Ю.Глушакова "Карл Брюллов. Итальянские находки". М. Издательство «Знание»,1984 г.

В папском Риме до того, как он в 1871 году стал итальянской столицей, запрещалось возведение некатолических культовых сооружений. Члены русской дипломатической миссии в Риме поэтому должны были устраивать для своих нужд домовые православные церкви. Вот для такой домовой церкви русского посольства в Риме, которое в 1828 году находилось в палаццо Одескальки на пьяцца Сантиссими Апостоли, Брюллов написал несколько образов. В письме в Общество поощрения художников от 27 сентября 1828 года он сообщал:

«Теперь, как по случаю установления русской церкви в доме нашего посольства, все русские художники, находящиеся в Риме, взяли на себя согласие господина посланника пожертвовать для украшения оной своими трудами, мне досталось написать царские двери; в половине октября сия работа должна быть кончена».

Русским посланником в Риме вместо умершего в 1827 году князя Италийского в это время был Григорий Иванович Гагарин, просвещенный человек, большой любитель литературы, театра и живописи, выступавший в молодости в качестве переводчика и автора стихов. Новый посланник, сын которого Григорий Григорьевич, впоследствии художник, кстати, был учеником Брюллова, покровительствовал русским «артистам», стажировавшимся в Риме, живо интересовался их жизнью и трудами.

Впоследствии русское посольство часто перекочевывало из одного здания в другое, а вместе с посольством кочевала и церковь. В 1845 году, когда Рим посетил русский царь Николай I, посольство находилось близ Пантеона в палаццо Джустиннани, где, как сообщают мемуаристы, также была оборудована церковь.

Русский император, обожавший религиозные церемонии, присутствовал на молебне посольской церкви и даже помогал пением местному псаломщику. Это, впрочем, не улучшило расположения духа Николая I, который остался очень недоволен дворцом, построенным знаменитыми Дж. Фонтана и Борромини, и, уезжая, потребовал от русского посланника, чтобы он подыскал себе новую резиденцию, потому что, выговаривал царь посланнику, «ты поместился в несоответствующем твоему посту месте».

Посольство опять переехало в новое помещение.

В конце концов следы работ Брюллова по украшению русской посольской церкви в Риме затерялись, и при упоминании о них в каталогах появилась стереотипная фраза: «Местонахождение неизвестно».

......отправились в палаццо Одескальки, к нынешним его владельцам князьям, чье имя носит этот огромный дворец, построенный Карло Мадерно и Бернини. Нас принял очень любезный дворецкий, живо заинтересовавшийся нашим предприятием по розыскам в Риме творений русского художника прошлого века. Он пообещал просмотреть архивы палаццо и поговорить с хозяевами, но только после того, как мы обратимся с официальной письменной просьбой к князьям, подробно объяснив предмет наших поисков. Одескальки любят порядок...

Сочинили письмо. Недели через две раздался звонок от дворецкого. Никаких документов, связанных с пребыванием в палаццо Одескальки русского посольства и работой в его стенах художника Брюллова, он, к сожалению, в архивах палаццо не обнаружил. Князья, по его словам, внимательно посмотрели росписи в своих личных покоях: там тоже нет ничего похожего на то, что нас интересует.

В палаццо Джустиниани, где сейчас располагаются офисы итальянского сената, разыскания по нашей просьбе осуществил наш друг сенатор-коммунист Джелазио Адамоли, в течение многих лет возглавлявший общество «Италия — СССР».

Снова — никаких следов росписей...

Знаменитые «царские врата» с образами, написанными великим русским художником и известными в брюлловской литературе только по описаниям, поскольку они никогда не публиковались, нам удалось обнаружить в нынешней русской православной церкви в Риме, что устроена внутри так называемого палаццо Чернышевых по виа Палестро, 71.

«Царские врата» представляют собой двустворчатые двери из резного позолоченного дерева. Они разделяют пополам иконостас, отделяющий в православной церкви алтарную часть. 


Иконостас Никольской церкви в Риме

Иконостас был выполнен по рисунку архитектора Константина Тона, образа для него писали художники Гофман, Марков, Басин и Бруни. Речь идет о довольно посредственной академической живописи, которая только подчеркивает талантливость Брюллова, расписавшего шесть цинковых медальонов, вмонтированных во врата.


Царские врата. Общий вид.
Брюллов Карл. 1828 г. Цинк, масло.
Рим, палаццо Чернышевых

Медальоны диаметром 35 см расположены симметрично по три в каждой створке дверей. На верхних двух медальонах изображена сцена Благовещения; слева - архангел Гавриил, справа Богоматерь; на остальных четырех медальонах написаны образы евангелистов. 


Архангел Гавриил (верхний ряд слева).
К.П. Брюллов. 1828 г. Цинк, масло, 35х35. Рим, палаццо Чернышевых


Богоматерь (верхний ряд справа).
К.П. Брюллов. 1828 г. Цинк, масло, 35х35. Рим, палаццо Чернышевых


Евангелист Марк (средний ряд слева).
К.П. Брюллов. 1828 г. Цинк, масло, 35х35. Рим, палаццо Чернышевых


Евангелист Матфей (средний ряд справа).
К.П. Брюллов. 1828 г. Цинк, масло, 35х35. Рим, палаццо Чернышевых


Евангелист Иоанн (нижний ряд слева).
К.П. Брюллов. 1828 г. Цинк, масло, 35х35. Рим, палаццо Чернышевых


Евангелист Лука (нижний ряд справа).
К.П. Брюллов. 1828 г. Цинк, масло, 35х35. Рим, палаццо Чернышевых

Брюллов никогда не был религиозным человеком. В его живописи на священные темы нет и тени мистики и религиозного экстаза. Художник слишком сильно впитал в себя заветы великих мастеров Возрождения, для которых библейские сюжеты нередко были только предлогом для изображения человеческих страданий и страстей, и поэтому при трактовке религиозных сюжетов никогда не сбивался на византизм, насаждавшийся Николаем I.

Легок и воздушен написанный в серебристых тонах образ Гавриила. Нежен и хрупок образ потупившей взор Богоматери в этой работе ощущается влияние Рафаэля. Полон вдохновения и энергии взор молодого Иоанна, поражающего античной красотой и правильностью черт. Веет мудростью от евангелистов-старцев: Марка, Луки, Матфея.

Перед нами живые люди, в чертах которых нет и намека на религиозную отрешенность, одухотворенные глубокими чувствами и мыслями.

До нашего времени дошло не так много законченных работ Брюллова на религиозные темы. Многие из них помешала довести до конца болезнь художника. Другие погибли. Третьи были утрачены. Поэтому такой большой интерес представляет роспись «царских врат», позволяющая нам глубже увидеть наименее изученную сторону в многогранном творчестве великого живописца, проследить эволюцию художественных критериев молодого Брюллова при трактовке религиозной тематики.

И.Бочаров и Ю.Глушакова "Итальянские находки". М., «Знание», 1984 г.

Игорь Николаевич Бочаров и Юлия Петровна Глушакова - историки и журналисты. В течение многих лет они занимались проблемами русско-итальянских культурных связей. В предлагаемой книге авторы впервые собрали публиковавшиеся раннее в виде фрагментов материалы о результатах их брюлловских разысканий. Живя и работая в Италии в 1958-1958, 1963-1971, 1974-1978 и 1983 годах, как представители советской печати, а также в советских музеях и архивах, они отыскали подробности о жизни и творчестве К.Брюллова в Италии, местонахождение десятков картин, известных только по описанию В.В Стасова и считавшихся утерянными...

Тэги: Брюллов К.П., живопись, Евангелие в живописи

Ещё по теме:

Пред. Оглавление раздела След.
В основное меню