RSS
Написать
Карта сайта
Eng

Россия на карте Востока

Летопись

20 мая 1932 взорван Николо-Барградский храм ИППО в Петербурге

20 мая 1948 назначен уполномоченный по делам русского имущества на территории Израиля И. Рабинович

21 мая 1857 первым рейсом Одесса - Константинополь начал свою деятельность РОПиТ

Соцсети


Распятие Иисуса Христа.

Описание панорамы «Голгофа». Изд. 1917 г.


Обложка брошюры с описанием панорамы


Развертка панорамы. Часть 1


Развертка панорамы. Часть 2

Это развертка киевской «Голгофы», разделенная на две половины (к сожалению, на имеющейся репродукции несколько неразборчивы дальние панорамы и многие детали архитектуры Иерусалима, в частности, храм Ирода).

Текст описания:

Искупление рода человеческого мученической кончиной на кресте Спасителя мира, Господа нашего Иисуса Христа представлено на картине, находящейся теперь в Киеве. На картине изображен тот момент, когда по словам Св. Евангелия Иисус, воскликнув громким голосом, сказал: «Отче! в руки твои предаю дух мой». И, сие сказав, испустил дух. Евангелие от Луки. XXIII, 46.

Прежде всего рассмотрим место, на котором произошло мучение и кончина Того, Кто возвестил Слово Божие и принес спасение роду человеческому. Возвышение, с которого видна картина, приходится на том месте, где в действительности стоит храм Гроба Господня. Виды окрестности, которые представляются нашим глазам, если смотреть с возвышения, отвечают действительности, так как они срисованы художником с купола храма Гроба Господня. Взойдя на возвышение, мы становимся лицом на восток. Повернувшись к юго-востоку, а потом несколько вправо, мы видим лишенную растительности скалу, составленную из огромных глыб почерневшего известняка, на этой скале стоят три креста — это Голгофа или Голгафа, а в действительности по-еврейски Голголифа, т. е. место наказания, «место лобное» (Еванг. от Луки. XXIII, 33), по-латыни место это называлось Кальварией, что означает то же самое.

За Голгофой простирается Иерусалим, а за ним по направлению к юго-востоку на самом конце горизонта, сверкают Моавитские известковые горы, носящие название от языческого племени Моавитян. Этот народ во время правления Судей восемнадцать лет господствовал над Израильтянами, а в царствование Давида платил им дань.

Рядом с горами простираются освещенные солнцем песчаные холмы, которые ослепляют глаза своим желтым блеском. Холмы эти называются Иудейской пустыней. Между пустыней и Моавитскими горами, глубоко в долине, а затем уже совершенно исчезая, невидимо на картине, лежит Мертвое море, через которое протекает река Иордан. Ближе виднеется гора Соблазна, называемая так потому, что на ней Соломон построил капище для своих языческих жен и поклонился вместе с ними идолам. Священное Писание говорит об этом так:

«И полюбил царь Соломон многих чужестранных женщин, кроме дочери фараоновой, Моавитянок, Аммонитянок, Идумеянок, Сидонянок, Хеттеянок… и развратили жены его сердце его. Во время старости Соломона жены его склонили сердце его к иным богам, и сердце его не было вполне предано Господу Богу своему, как сердце Давида, отца его. И стал Соломон служить Астарте, божеству Сидонскому, и Милхому, мерзости Аммонитской. И делал Соломон неугодное пред очами Господа и не вполне последовал Господу, как Давид, отец его. Тогда построил Соломон капище Хамосу, мерзости Моавитской на горе, которая перед Иерусалимом, и Молоху, мерзости Аммонитской». Третья книга Царств. Глава XI, 1–7.

Это и есть та гора перед Иерусалимом, но языческого храма нет на картине, потому что после смерти Соломона Израильтяне разрушили его.

Направо видна гора Злого Совещания, где, по преданию, находился дом первосвященника Каиафы. Этого дома на картине не видно. Св. евангелист Матфей говорит:

«Тогда собрались первосвященники и книжники и старейшины народа во дворе первосвященника, по имени Каиафы, и положили в совете взять Иисуса хитростью и убить; но говорили: только не в праздник, чтобы не сделалось возмущение в народе». Евангелие от Матфея. XXVI, 3–5.

По другую сторону Горы Соблазна, на востоке возвышается Елеонская или Масличная гора, у подножья которой лежало Гефсиманское селение, на картине закрытое стенами Иерусалима, где протекал поток Кедрон; по ту сторону Кедрона находился сад, в котором Спаситель был предан Иудой толпе вооруженных иудеев. За Масличной горой тянется гора Скопус, на этой горе в 70 году, во время осады римлянами Иерусалима, сын римского императора Веспасиана Тит поместил обоз. Лежащий ближе налево от Масличной горы холм Везефа покрыт домиками и садами. Во времена Ирода этот холм был присоединен к городу и вскоре застроен. В настоящее время он представляет одну из частей города Иерусалим.

У подножья Масличной горы и горы Злого Совещания раскинулся Иерусалим, некогда город Иевусеев, окончательно покоренный царем Давидом, сделавшим его столицей своего царства. Царь Соломон разукрасил и возвеличил Иерусалим, но затем тот великий город становится попеременно добычей Ассириян, Египтян и Вавилонян, пока наконец по приказанию царя Вавилонскаго Навуходоносора он не превращается в печальную груду развалин. Отстроенный вновь по приказанию царя персидского Кира, он возвысился в правление Ирода Великого. Ирод, назначенный римлянами правителем Иудеи, как чужеземец и присвоитель царской власти, возбуждал ненависть в евреях.

Поэтому заботой о благоустройстве и украшении города, а в особенности постройкой нового великолепного храма на месте прежнего храма Соломона, Ирод старался снискать расположение и любовь евреев.

Иерусалим состоял из двух частей; из верхнего города направо к югу и нижнего налево. В северо-западном углу верхнего города возвышается на Сионской горе великолепный царский дворец с колоннадой. Перед дворцом стоят три башни высокие, первая угловая башня в правой стороны называлась башней Мариамны в честь Мариамны, жены Ирода и внучки Гиркана II, последнего царя из рода Маккавеев. Эту Мариамну жестокосердечный Ирод из ревности велел умертвить. Средняя башня, с колоннадой внизу, называлась Фазаила, третья спереди Гиппика. После взятия Иерусалима римлянами эти башни были оставлены ими в целости, чтобы служить доказательством, какие сильные крепости захватывали они.



Действительно, башни были недоступны, и находящиеся в них воины во время осады Иерусалима без сопротивления сдались победоносному Титу.

В верхнем городе, за множеством домов с плоскими по восточному обычаю крышами, под самой стеной, видны два здания с колоннадой: ближнее ко дворцу служило театром, дальнее — гипподромом. Из верхнего города выходили воротами Гена Генав на дорогу, которая вела в Вифлеем. Около дороги лежит пруд Езекии.

В нижнем город у Масличной горы виден прежде всего великолепный храм, воздвигнутый Иродом на месте прежнего храма Соломона, построенного из развалин после возвращения из вавилонского пленения. Храм представляет правильный четырехугольник, и в него входили через ворота, названные прекрасными «porta speciosa», которые вели в обширный двор; в этот двор могли входить и язычники, и евреи. В середине было еще подворье, окруженное особою стеной и обнесенное решеткою, на которой была надпись по-латыни и по-гречески, грозящая смертью необрезанному человеку, осмелившемуся переступить порог ее. «В святая святых», находящееся за этой оградой и построенное из белого мрамора, мог входить только первосвященник один раз в год в Судный день. Сзади была длинная галерея с колоннами: это старая галерея Соломона. Ее пересекает, с правой стороны, под прямым углом галерея Ирода. В левом углу находится построенная четырехугольником крепость Антония, где Пилат судил Иисуса Христа. Св. евангелист Матфей говорит:

«Пилат, видя, что ничто не помогает, но смятение увеличивается, взял воды и умыл руки перед народом, и сказал: невиновен я в крови Праведника Сего; смотрите вы. И отвечая, весь народ сказал: кровь Его на нас и на детях наших». Евангелие от Матфея. XXVII, 24–25.

В настоящее время на месте храма Соломона стоить мечеть Омара.

Направо от средних ворот (porta speciosa) видна, за множеством домов, серая переходящая в фиолетовый цвет верхушка преторского судилища, где в притворе дикие римские солдаты издевались над Иисусом Христом. Св евангелист Матфей говорит:

«Тогда воины правителя, взяв Иисуса в преторию, собрали на Него весь полк и, раздев Его, надели багряницу; и, сплетши венец из терна, возложили Ему на голову и дали Ему в правую руку трость; и, становясь перед Ним на колена, насмехались над Ним, говоря: радуйся, Царь Иудейский!» Евангелие от Матфея. XXVII, 27–29.

Направо рядом с преторским судилищем видна желтая верхушка Архива. От преторского судилища и Архива тянется двойная стена, отделяющая нижний город от верхнего, стеной тянется до ворот Гена.

Обводя стену взглядом, мы замечаем белую галерею с колоннами, перед нею простирается площадь Ксиотос, где происходили народные собрания и игры. За площадью находится серый дворец Асмонеев, владетелей Иудеи из рода Асмона, называемых иначе Маккавеями.

Весь Иерусалим был окружен высокой стеной, на которой через каждые 15 сажен возвышались боевые башни.



Ворот в городской стен было 13, из них на картине видны только ворота Гена (Генав); налево от них, в некотором отдалении, можно заметить старые ворота и ворота, называемые раньше Рыбными, а после кончины Христа воротами Суда, потому что через них вели на Голгофу Искупителя. В боковой от северной стороны, стене находились ворота, называемые Дамасские. Эти ворота ведут на дорогу в Дамаск, которая, изгибаясь, видна на большем протяжении Она проходит сначала мимо холма Везефа, затем круто поворачивает на север за дождевым озером, которое сразу бросается в глаза своим синим цветом и тянется между гробницей царей Маккавеев (направо) и гробницей судей Израильских и гробницы Рахили (налево).

Направо от царских гробниц за домом с садом видны желтеющие скалы песчаника с высеченными в них четырьмя пещерами. В первой из них, самой большой, скрывался по преданию пророк Иеремия и пел свои величественные псалмы о падении Иерусалима. Вся окрестность усеяна деревенскими домиками, утопающими в зелени пальмовых, оливковых и кипарисовых деревьев, которые ласкают наше зрение.



На самом конце небосклона виднеется острая вершина горы Массиф, называемой в настоящее время арабами Наби Самвиль (Naby Samwil). На этой горе Самуил и народ Израильский избрали Саула царем. Священное писание говорить:

«И созвал Самуил народ к Господу в Массифу и сказал сынам Израилевым: так говорить Господь Бог Израилев: Я вывел Израиля из Египта и избавил вас от руки Египтян и от руки всех царств, угнетавших вас. А вы теперь отвергли Бога вашего, Который спасает вас от всех бедствий ваших и скорбей ваших, и сказали ему: „Царя поставь над нами“. Итак предстаньте теперь пред Господом по коленам вашим и по племенам вашим. И велел Самуил подходить всем коленам Израилевым, и указано колено Вениаминово. И велел подходить колену Вениаминову по племенам его, и указано племя Матриево; и приводят племя Матриево по мужам, и назван Саул сын Кисов; и искали его, и не находили. И вопросил еще Господа: придет ли он еще сюда? и сказал Господь: вот он скрывается в обозе. И побежали и взяли его оттуда, и он стал среди народа и был от плеч своих выше всего народа. И сказал Самуил всему народу: видите ли, кого избрал Господь? подобного ему нет во всем народе. Тогда весь народ воскликнул и сказал: да живет царь!» Книга Царств, X, 17–25.

У горы лежит селение Еммаус, в котором Иисус Христос по воскресение явился Клеопе и другому ученику. Св. евангелист Лука говорит:

«В тот же день двое из них шли в селение, отстоящее стадий на шестьдесят от Иерусалима, называемое Еммаус; и разговаривали между собою о всех сих событиях. И когда они разговаривали и рассуждали между собою, и Сам Иисус, приблизившись, пошел с ними. Но глаза их были удержаны, так что они не узнали Его. Он же сказал им: о чем это вы, идя, рассуждаете между собою, и отчего вы печальны? Один из них, именем Клеопа, сказал Ему в ответ: неужели Ты один из пришедших в Иерусалим не знаешь о происшедшем в эти дни? И сказал им: о чем? Они сказали Ему, что было с Иисусом Назарянином, Который был пророк, сильный в деле и слове пред Богом и всем народом; как предали его первосвященники и начальники наши для осуждения на смерть и распяли Его. А мы надеялись было, что Он есть Тот, Который должен избавить Израиля; но со всем тем уже третий день ныне, как это произошло. Но и некоторые женщины из наших изумили нас: они были рано у гроба и не нашли тела Его и, придя, сказывали что они видели и явление Ангелов, которые говорят, что Он жив. И пошли некоторые из наших ко гробу и нашли так, как и женщины говорили; но Его не видели. Тогда Он сказал им: о, несмысленные и медлительные сердцем, чтобы веровать всему, что предсказывали пророки! Не так ли надлежало пострадать Христу и войти в славу Свою? И, начав от Моисея, из всех пророков изъяснял им сказанное о Нем во всем Писании. И приблизились они к тому селению, в которое шли; и Он показывал им вид, что хочет идти далее. Но они удерживали Его, говоря: останься с нами, потому что день уже склонился к вечеру. И Он вошел и остался с ними. И когда Он возлежал с ними, то, взяв хлеб, благословил, преломил и подал им. Тогда открылись у них глаза, и они узнали Его. Но Он стал невидим для них. И они сказали друг другу: не горело ли в нас сердце наше, когда Он говорил нам на дороге и когда изъяснял нам Писание?» Ев. от Луки. XXIV, 13–32.

С западной стороны тянется дорога в Яффу, торговый город на Средиземном море.



Налево от дороги виден домик с садом, в котором возвышаются высокие кипарисы. Этим домом владел Иосиф Аримафейский, человек добрый и правдивый. Ев. от Луки. XXIII, 50.

Св. евангелист Матфей говорит:

«Когда же настал вечер, пришел богатый человек из Аримафеи, именем Иосиф, который также учился у Иисуса. Он, пришедши к Пилату, просил Тела Иисусова. Тогда Пилат приказал отдать Тело. И, взяв Тело, Иосиф обвил его чистою плащаницею и положил его в новом своем гробе, который высек он в скале». Евангелие от Матфея. XXVII, 57–60.



Вход в высеченный в скале гроб виден на картине.

* * *
Ознакомившись достаточно точно с местностью, рассмотрим лица, находящиеся на картине. Прежде всего виден распятый на крест Искупитель мира, который обращен спиною к Иерусалиму. Глаза Иисуса Христа устремлены на запад, где должно было распространиться и дать сладкие плоды Его святое учение.

Спаситель отдает дух Свой в руки предвечного Отца…

Св. евангелист Лука говорит:

«Иисус, возгласив громким голосом, сказал: Отче! в руки Твои предаю дух мой! И, сие сказав, испустил дух». Ев. от Луки. ХХШ, 46.



С правой стороны Спасителя распят на кресте раскаявшийся разбойник, с левой висит на кресте, корчась в предсмертных муках, тот разбойник, который злословил Иисуса Христа и говорил: «если Ты Христос, спаси Себя и нас». (Еванг. от Луки. XXIII, 39). У креста мы видим лица, которые, согласно Церковному Преданию и Св. Евангелию, считаются свидетелями кончины Иисуса Христа. У ног Господних стоит, преклонив колени, обращенная грешница Мария Магдалина с распущенными светлыми волосами в желтой одежде и синем покрывале. Далее, направо стоит в синей одежде Божия Матерь, Скорбящая, как называет Ее святая молитва, а за Нею в зеленой одежде и красном плаще любимый ученик Иисуса Христа, Св. евангелист апостол Иоанн, на попечение которого Спаситель оставил Свою Мать.



Св, евангелист Иоанн говорит:

«Иисус, увидев Матерь и ученика тут стоящего, которого любил, говорит Матери Своей: Жено! се, сын Твой! Потом говорит ученику: се, Матерь твоя! И с этого времени ученик сей взял Ее к себе». Ев от Иоанна. XIX, 26—27.

Цвета одежда сходны с церковными преданиями. Позади Матери Господа – опечаленная и рыдающая Марфа, сестра Лазаря, которую Лазарь, поддерживая, старается утешить и успокоить. За ними видны, обращенные спиною к зрителям, две женщины: одна из них в синем покрывале, Мария Клеопова, другая в красном опирается об Марию рукою, Саломия. Ближе мы видим опечаленную Веронику с платком в руке. Этим платком Вероника, по преданию, обтерла лицо идущего на Голгофу Спасителя, и на нем осталось изображение Его. Симон Киринеянин, которого евреи заставили нести крест Спасителя на Голгофу, стоить одетый в козью шкуру с тыквой для воды, привешенной сбоку, и говорить что-то мальчику, опираясь на него. Направо седобородый Никодим, тайный ученик Спасителя, беседует с поднимающимся на возвышение Иосифом Аримафейским, который сообщает, что он решил смело пойти к Пилату просить выдать Тело Иисуса Христа.

По левую сторону Креста видны римские солдаты. Сотник в пурпуровом плаще стоить обращенный лицом к Спасителю; Св. евангелист Марк говорит:

«Иисус же, возгласив громко, испустил дух. И завеса в храме раздралась надвое, сверху донизу. Сотник, стоявший напротив Его, увидев, что Он, так возгласив, испустил дух, сказал: истинно Человек Сей был Сын Божий». Ев. от Марка. XV, 37–39.

Лицом ко Христу стоить с копьем и щитом воин римский, которого Церковное Предание зовет Логином.

Этот воин, после смерти Иисуса Христа, «копьем пронзил Ему ребра, и тотчас истекла кровь и вода». (Ев. от Иоанна. XIX, 34).

Налево несколько римских воинов, окончив кровавое дело, делят между собою на четыре части одежду Иисуса Христа.

Св. евангелист Иоанн говорит:

«Воины же, когда распяли Иисуса, взяли одежду Его и разделили на четыре части, каждому воину по части, и хитон; хитон же был не сшитый, а весь тканый сверху. Итак сказали друг другу: не станем раздирать его, а бросим о нем жребий, чей будет, — да сбудется реченное в Писании: разделили ризы Мои между собою и об одежде Моей бросали жребий (Псал. 21, 19). Так поступили воины». (Ев от Иоанна. XIX, 23 24).



Тканый хитон лежит на земле, а один из воинов бросает, стоя на коленах, кости.

Далее направо и налево мы видим толпу людей, которые смотрели на казнь Спасителя. Одни из них возвращаются с места казни, другие идут на Голгофу, подстрекаемые любопытством. Конные и пешие римские воины водворяют, разгоняя народ, порядок. Лица народа, смотрящего на Голгофу, носят отпечаток самых разнообразных чувств: одни, полные негодования, простирают руки и плачут, другие полны святого благоговения. Некоторые подымают вверх руки и испускают проклятья на невинную жертву собственной жестокости.

Видны и зрители, которые совершенно спокойно относятся к происходящей казни Спасителя. Это по большей части иноземцы, привыкшие видеть казнь, а в особенности иноземные купцы, которые и в такую великую минуту заняты своими торговыми делами.

На склоне горы толпа зевак, состоящая из арабов и других иноземцев. Налево от них, на плоской скале, стоят два члена Синедриона и с ними седобородый первосвященник, который ругает двух плачущих женщин.



Еще ниже и левее глаза наши встречают первосвященника Каиафу, в зеленой одежде, который возбуждает народ поносить и проклинать Спасителя. Но слова Каиафы не одинаково действуют на присутствующих: в одних они пробуждают злое чувство — какой-то нищий целует одежду первосвященника, но другой, с повязанным глазом, уходит обращенный во Христа.



Видны и стоящие на коленях, набожно молясь Богу. Находящаяся позади Каиафы женщина с печальным лицом подымает вверх своего ребенка, как будто желая этим сказать: не дай Бог, если кровь Спасителя падет на моего младенца!

На равнине между Голгофой и стенами города бродит разношерстная толпа. Одни возвращаются в Иерусалим Судными воротами, другие останавливаются на дороге с проклятиями и слезами на глазах. Впереди виден полуголый оборванец со сжатым кулаком, которым он грозит Голгофе.



У городской стены виден недалеко от ворот целый ряд лавочек. Везде бродят ослы, отдыхающие верблюды. Все это оживление показывает, что, по случаю праздника Опресноков, в Иерусалим стеклись купцы и другой торговый люд, который оживленно болтает о своих делах у городских стен. Кроме евреев, здесь бродят и чужеземцы: Арабы, Финикияне и черные невольники. Больше всего несчастных прокаженных, которым слово закона запрещало вход в город.

На холме с двумя раскидистыми деревьями, находящемся левее от дороги в Иерусалим, стоят три купца в богатых одеждах. Около них находятся верблюды и ослы. Купцы заняты деловым разговором о своей торговле, который возбуждает удивление и ужас в стоящих рядом с ними женщинах. Женщины удивляются, что купцы говорят в такое время о барышах.


Полную противоположность представляет смиренно молящийся на коленях нищий старик с седою бородою, над которым издевается и смеется, наклонившись, богатый купец.



Спереди стоят два шатра: один (нарисован) на картине, другой настоящий.


Из шатра выходят люди, и женщина указывает рукою на бегущего с растрепанными волосами Иуду, который спешит к стоящему близ дороги в Дамаск иссохшему дереву. Оставив свои тридцать сребреников в храме, Иуда повесился на этом дереве.


Шум шагов его долетел до слепой прокаженной, сидящей под скалою, на которой видно высохшее фиговое дерево; прокаженная простирает вверх руки и жалобным голосом просит милостыни. Старик не обращает внимания на прохожего, занятый осмотром своей ноги.



Смотря дальше налево, замечаем домик Иосифа из Аримафеи, стоящий у дороги в Яффу. Сюда только что прибыли чужеземные купцы на верблюдах и расспрашивают о новостях.

На ступенях крыльца стоит седобородый старик, за ним слуги; две женщины взошли на плоскую крышу дома и смотрят на Голгофу. Лишь служанка, сходящая вниз по ступеням, не имеет возможности смотреть на печальное зрелище.



За домом Иосифа Аримафейскаго видно опять движение у стен верхнего города. По дороге из Вифлеема идет караван. И здесь множество всякого рода людей, бедных и богатых, оборванцев и прокаженных. Один из них обвязывает больную ногу.

У самой скалы видны конные воины, разгоняющие народ. Вся картина погружена в полумрак, так как она изображает конец затмения. Св. евангелист Матфей говорит:

«От шестого же часа тьма была по всей земле до часа девятого». Ев. от Матфея. XXVII, 45.

Вскоре, когда Иисус испустил дух, началось землетрясение, о котором говорит Евангелие:

«И вот, завеса в храме разодралась надвое сверху донизу; и земля сотряслась, и камни расселись». Ев. от Матфея. XXVII, 51.


Опубликовано как приложение к статье «Панорама „Голгофа“ в Киеве. Михаил Кальницкий, Юрий Лосицкий»

Тэги: страсти Христовы, панорама, Евангелие в живописи

Ещё по теме:

Пред. Оглавление раздела След.
В основное меню