RSS
Написать
Карта сайта
Eng

Россия на карте Востока

Летопись

3 августа 1856 император Александр II утвердил Устав Русского общества пароходства и торговли (РОПиТ)

3 августа 1888 преподаватель КДА А.А. Дмитриевский завершил знакомство с Александрией и направился в Афины

4 августа 1811 родился исследователь Православного Востока, основатель первого музейного собрания христианских древностей П.И. Севастьянов

Соцсети


Материалы к истории деятельности Императорского православного Палестинского Общества в начале ХХ века
(отчет А. А. Дмитриевского и В. И. Белынского о состоянии подворий Общества в 1910 году)

Целью данной работы является введение в научный оборот двух ценных архивных документов по истории деятельности Императорского православного палестинского общества на Ближнем Востоке в начале XX века. Прежде всего, это Отчет за подписью А. А. Дмитриевского и В. И. Белынского о состоянии подворий Общества в 1910 году в Иерусалиме, Хайфе и Назарете. Документ находится в двух архивах: в архиве А. А. Дмитриевского (ОР РНБ. Ф. 253. Д. 32; АВ ИВР РАН. Ф. 120. Оп. 3. Д. 1). Документ этот, ценнейший источник по истории русского паломничества в Святую Землю, важен прежде всего объективным изложением бытовой стороны жизни русских паломников в Палестине. А. А. Дмитриевский обстоятельно описывает путешествие паломников в Палестину и обратно в Россию, быт паломников на подворьях Общества и во время переходов караванов паломников из Иерусалима к святыням христианства. В отличие от официальных бумаг Общества, дающих правдивую, но сглаженную картину жизни паломников во время путешествия, А. А. Дмитриевский подробно описывает большое количество нерешенных проблем паломнического быта и далекие от идеала взаимоотношения между российскими служащими подворий и простыми паломниками.

В качестве дополнительной иллюстрации к Отчету о состоянии подворий также публикуется архивный документ, объясняющий цели ревизии 1910 года (ОР РНБ. Ф. 253. Д. 31. Л. 49-50).

Публикация документов предваряется статьей о русских паломниках в Святую Землю в начале XX века.

Ключевые слова: Палестина, Российская империя, паломники, архивные документы, А. А. Дмитриевский.

1. Информация официальных документов

Общую информацию справочного характера обо всех сторонах паломнического путешествия из России в Палестину давали регулярно публиковавшиеся материалы на страницах Сообщений ИППО. Это отчеты официальных лиц Общества или же полезная для паломников информация: расписание кораблей по маршруту из Одессы в Яффу, стоимость различных услуг для паломников на подворьях Общества в Иерусалиме и других городах Святой Земли. Палестинское общество издавало также множество книг с рассказами тех паломников, кто принимал участие в паломничествах1. Данные, сообщаемые этими изданиями, весьма подробны и точны, но дают они информацию лишь о том, как паломничество должно было бы происходить в идеале.

Палестинское общество заключало специальные соглашения о льготных тарифах для паломников с железными дорогами на территории России и с РОПИТ — Русским обществом пароходства и торговли, которое обеспечивало провоз паломников на кораблях от Одессы до Яффы и обратно. Особо хотелось бы отметить, что ни государственная власть, ни Палестинское общество никогда не брали на себя полностью оплату расходов по организации проезда паломников в Палестину и обратно.

_____________
1 Напр.: Ювачев И. П. Паломничество в Палестину к Гробу Господню. Очерки путешествия в Константинополь, Малую Азию, Сирию, Палестину. СПб., 1904; Хитрово В. Н. Русские паломники Святой Земли. СПб., 1905; Палеолог Ф. Русские люди в Обетованной Земле. Путевые наблюдения и впечатления. СПб., 1895.

Льготные тарифы — максимум государственного и общественного участия в жизни отдельного взятого паломника — действовали как на территории России, так и вне территории империи, во время морской части пути паломников. Путь русского паломника в Палестину и обратно, а также проблемы, с которыми он мог столкнуться, кратко описаны в книге В. Н. Хитрово «Русские паломники Святой Земли» (СПб., 1905), в особенности же — на первых ее страницах. Много информации об организации перевозки паломников из Одессы в Яффу дают регулярно публиковавшиеся отчеты М. И. Осипова — уполномоченного представителя Палестинского общества в Одессе2.

Официальные документы показывают, что количество паломников из России на подворьях Палестинского общества за год составляло в среднем от 5 000 до 10 000 человек в начале XX века. Некоторую информацию о количестве паломников можно извлечь из Таблиц о движении паломников через Одессу3. С 1 марта по 1 июня 1906 г. из Одессы в Яффу отправилось 378 человек; с 1 июня по 1 декабря 1906 г. — 1 149 человек; с 1 декабря 1906 г. по 1 марта 1907 г. — 3 636 человек. Ценная информация по данному вопросу есть также в статье В. Н. Хитрово «Какими путями идут русские паломники в Святую Землю»4, содержащей немало статистических таблиц. Для нас важнее всего таблица на с. 312 с указанием общего числа паломников за период 1883-1884 — 1898-1899 гг. Максимальное количество — 6 128 человек в 1898-1899 гг. Минимальное — 350 (1891-1892 гг.); средние цифры — от 2 000 до 4 000 (1883-1884 г. — 2 145 чел.; 1894-1895 г. — 4 164 чел.;1887-1888 г. — 2 588 чел., и т. д.).

Подробные данные о социальном составе русских паломников, отправлявшихся в Святую Землю в конце XIX века, также содержатся в регулярно публиковавшихся отчетах Общества5.

Таблица 1



 1883  1884   1885  1886 
 1887 1888 
 2 месяца 1889 
Священнослужители
 21464561646818
Дворянство
 635
44
55
62
68
9
Купцы
 1128
24
38
37
22
9
Мещане
 80208
164
258
196
235
84
Крестьяне
 4571097 1025938 1328 1697714
Отставные солдаты
 2124
125
 113 157 16046


_____________________
2 См., напр.: Отчет М. И. Осипова // СИППО. 1903. Т. 14. С. 78-121.

3 Использовано следующее издание: СИППО. 1906-1907. Т. 18. С. 203, 361, 671.

4 СИППО. 1901. Т. 12. С. 303-327. Переиздано: Хитрово В. Н. Статьи о Святой Земле, из истории РДМ в Иерусалиме, из истории русского паломничества в Святую Землю. М.; СПб., 2011. С. 285-300.

5 Приводимые ниже материалы взяты из издания: VII Отчет Императорского православного палестинского общества за 1888-1890 гг. СПб., 1891. С. 25. Вторая из приведенных на этой странице таблиц отражает социальную стратификацию паломников.

Приведенные цифры показывают очевидное преобладание среди паломников, по сравнению со всеми остальными классами общества, крестьян. Необходимо также отметить, что, по мере возрастания уровня образования, количество паломников уменьшается — так, количество паломников-дворян во много раз меньше, чем паломников-крестьян.

Данные начала ХХ века подтверждают эти тенденции6.

Таблица 2


 Количество паломников,
остающихся в Иерусалиме
на 1 марта 1908 г.  
Количество паломников,
прибывших в Иерусалим
между 1 марта 1908 г.
и 1 марта 1909 г.  
  Женщины / Мужчины  Женщины / Мужчины
Крестьяне   2652 / 909  3457 / 1769
 Мещане 209 / 66  352 / 212
 Дворяне 8 / 5  25 / 19
 Граждане* 4 / 8  15 / 25
 Купцы 7 / 6  24 / 15
Военные
83 / 5
14 / 7
Разночинцы
10 / 12
46 / 49


* Речь идет о почетных гражданах городов.

Из таблицы на той же странице указанного издания, которая показывает возраст паломников, видно, что абсолютное их большинство относилось к возрастной категории 50-60 лет. Вторая по численности возрастная категория — 60-70 лет. Обращает на себя внимание преобладание женщин во всех возрастных группах. Интересно отметить, что примерно 5 человек в год совершали паломничество в Палестину, будучи старше 90 лет.

___________________
6 См.: Отчет Православного палестинского общества за 1908-1909 гг. и 1909-1910 гг. СПб., 1912. С. 112.

Приведенные данные показывают, что самым распространенным типом среди русских паломников была женщина-крестьянка в возрасте от 50 до 60 лет. Наиболее редкими среди них были мужчины-дворяне.

В последние годы XIX века подворье Палестинского общества в Иерусалиме могло принять 2 000 человек, однако, по свидетельству А. Е. Крымского, во время Пасхи на территории подворья собиралось до 10 000 человек7. Подворье имело в начале XX века множество подразделений — свои прачечную, склад, цистерны с питьевой водой, булочную, котельную, столовую и баню.

Подворье имело три «разряда» приема паломников. В самом дешевом, третьем «разряде» плата за день составляла 13 копеек8. Сюда включались плата за проживание, стоимость обеда, а также горячей воды для чая. Стоимость проживания по первому и второму «разрядам» составляла уже 4 и 2 рубля.

Обслуживание паломников включало в себя организацию специальных паломнических караванов с гидами для посещения Иерусалима, окрестностей его и других мест в Палестине. Каждый день в подворьях Общества организовывали чтение религиозной литературы и продажу за умеренную цену литературы и икон.

Деятельность Общества в обслуживании паломников дополнялась идейной подготовкой этих путешествий. Издания типа — «Деятельность отделов Императорского православного палестинского общества в. (таком-то). году» и некоторые отчеты Общества создают хорошее представление о деятельности епархиальных отделений Общества на территории Российской империи9. Деятельность эта заключалась в организации лекций о Святой Земле, о задачах и деятельности Общества. Иногда такие лекции сопровождались демонстрацией фотографий. Судя по изданиям 1900-1903 гг., интерес к таким чтениям был велик и их посещало множество людей. Здесь, скорее всего, следует сделать следующее уточнение: эффективность таких лекций о Палестине могла быть разной и зависеть, в конечном счете, от человеческого фактора — талантов лектора. А. А. Дмитриевский, описывая эти лекции в русских подворьях в Палестине, пишет, что плохая организация этих лекций (тесные помещения, неумение лектора внятно донести свою мысль до слушателя) заметно снижала их эффективность10.

______________
7 Крымский А. Е. История новой арабской литературы. М., 1971. С. 309. Прим. 214. В начале XX в. подворья существовали также в Назарете и Хайфе.

8 О стоимости услуг на подворьях Общества в Палестине см. специальную таблицу: «Плата, взимаемая за помещение и продовольствие на Русских подворьях» в: Хитрово В. Н. Русские паломники Святой Земли. СПб., 1905. С. 255. На с. 252-254 той же книги приведена информация о стоимости проезда на Афон и в Палестину для паломников. Аналогичную информацию см.: СИППО. 1905. Т. 15. Прил. С. 128-132.

9 В данном случае использованы следующие издания: Деятельность отделов Императорского православного палестинского общества в 1900-1901 гг. СПб., 1901; Деятельность отделов. в 1902-1903 гг. СПб., 1904; Отчет Императорского православного палестинского общества за 1907-1908 гг. СПб., 1909. Посвящен полностью деятельности отделов Палестинского общества в России номер СИППО за июль — ноябрь 1900 г. См. также: СИППО. 1907. Т. 17. Вып. 3, 4. С. 523-578.

10 См.: ОР РНБ. Ф. 253. Д. 32. Л. 71.

2. Материалы А. А. Дмитриевского

А. Типы паломников 

Несмотря на то, что информация, сообщаемая отмеченными выше официальными изданиями, соответствует истине, реальность все же оказывалась во многих отношениях иной. Именно эта реальная сторона паломнического путешествия в Святую Землю и непосредственно по Палестине оказалась в центре внимания А. А. Дмитриевского11, занявшегося по долгу службы анализом всех сторон жизни быта российских паломников в Святой Земле.

О типах российских паломников подробнее всего писали основатель Палестинского общества В. Н. Хитрово и в начале XX в. А. А. Дмитриевский, секретарь Общества в 1907-1917 годах12. Оба автора исходят из того, что основное количество паломников совершало паломничество из религиозных побуждений. Однако оба автора уделяют много внимания так называемым отрицательным типам русских паломников, то есть тем, кто отправлялся в Святую Землю с целями, максимально далекими от любого благочестия и веры. О причинах такого явления они не пишут, хотя у А. А. Дмитриевского встречаются слова, что причина понятна и определяется влиянием общественной ситуации в России, но сам он в рассмотрение этой проблемы не углублялся. 

___________
11 Дмитриевский Алексей Афанасьевич (1856-1929) — известный византинист и историк Церкви, профессор по кафедре церковной археологии и литургики в Киевской духовной академии, член-корреспондент АН по отделению русского языка и словесности (1903); в 1907-1917 гг. — секретарь Императорского православного палестинского общества. После революции А. А. Дмитриевский несколько лет (1919-1922) работал в Астрахани, где был проректором Астраханского университета. В последние годы жил и работал в Петрограде, где читал лекции на Высших Богословских курсах (1923-1928).

12 Об отрицательных типах паломников В. Н. Хитрово писал кратко: Хитрово В. Н. Русские паломники Святой Земли // Он же. Статьи о Святой Земле, из истории РДМ в Иерусалиме, из истории паломничества в Святую Землю. М.; СПб., 2011. С. 309-310. Отметим также, что в известной работе В. Н. Хитрово «Православие в Святой Земле» встречается обоснованное утверждение, что вскоре (книга В. Н. Хитрово в первый раз была издана в 1881 году) в Палестине не останется других православных, кроме 100-200 членов Святогробского братства (подробнее см.: Хитрово В. Н. Собрание сочинений и писем. Т. 1. Православие в Святой Земле. М.; СПб., 2011. С. 189). Работы А. А. Дмитриевского о паломниках: Современное русское паломничество в Святую Землю. Киев, 1903; Типы современных русских паломников в Святую Землю. СПб., 1905. Переиздано в: Дмитриевский А. А. Деятели русской Палестины. СПб., 2010. С. 123-168. Текст всех этих работ А. А. Дмитриевского почти идентичен. 13 Судя по всему, первый и второй отрицательные типы паломников, описываемые В. Н. Хитрово, — это праздношатающиеся, о которых А. А. Дмитриевский весьма подробно рассказывает при классификации типов паломников.

В. Н. Хитрово начинает рассказ о типах паломников с меньшинства — с тех, чьи мотивы отправиться в Святую Землю были максимально далеки от каких-либо духовных запросов и интересов. Прежде всего он называет тех, у кого ярко проявляется стремление переменить надоевшую обыденную обстановку и за не очень большие деньги проехаться в Палестину с тем, чтобы в дальнейшем иметь возможность похвастаться: в Иерусалиме бывал, в Иордане купался.

Далее названы те, кто едут в Святую Землю с мыслью о наживе: приобрести реликвии подешевле и затем перепродать их по более дорогой цене13.

Наибольшее же огорчение у В. Н. Хитрово вызывают те, кто собираются в Святую Землю только потому, что там нет городовых и урядников, которые могли бы остановить их безобразное поведение, не красящее не только христианина, но и любого человека. В. Н. Хитрово не указывает, много ли было таких паломников. На наш взгляд, речь не идет все же о единичных случаях статистической погрешности. Отрицательные типы паломников были реальным явлением, встречавшимся достаточно часто, чтобы вызывать беспокойство у руководителей Общества, не имевших, правда, возможности с этим бороться.

Через несколько десятилетий обо всех типах русских паломников, и положительных и отрицательных, подробно писал А. А. Дмитриевский.

Будучи фактическим руководителем ИППО и человеком, отвечающим за все стороны деятельности этой организации, он фиксировал в своих работах все, что имеет отношение к быту паломников и организации паломничеств. А. А. Дмитриевский не считал для себя возможным скрывать негативные явления в жизни Общества, что вызывало негативную реакцию еще при жизни автора14. Это было связано во многом с тем, что многочисленные описания паломничеств в Святую Землю, написанные непосредственно участниками, выдержаны в совершенно ином ключе. Авторы преобладающего количества образцов паломнической литературы писали и пишут о своем религиозном опыте, о радости встречи с теми местами, по которым во время земной жизни ходил Иисус15.

Такие особенности паломнической литературы осложняют и даже делают невозможным ее использование при изучении бытовой стороны паломничества, приобретавшей особую значимость для руководителей Общества, и в последующем — для исследователей, интересующихся всеми сторонами истории ИППО.

Самую общую причину всех паломничеств в Палестину А. А. Дмитриевский определяет как воздействие на человека трех факторов — тяжелый быт, суровая природа, монотонный труд. Они невольно способствуют желанию увидеть своими глазами Обетованную Землю, где реки текут молоком и медом, где жили и учили Иисус и апостолы16.

______________

14 Лисовой Н. Н. А. А. Дмитриевский и его труды по истории Русской Палестины // Дмитриевский А. А. Императорское православное палестинское общество и его деятельность за истекшую четверть века 1882-1907. С. 29-30. Ср. также: Лисовой Н. Н. Церковь, Империя, Культура: очерки Синодального периода. М., 2016. С. 350-353.

15 О смысле и значимости паломничества в Святую Землю сказано много. См., напр.: Сухова Н. Ю. Паломничество на православный Восток студентов духовных академий летом 1914 г. // ППС. 2014. Вып. 109. С. 189.

16 Ср.: Описание переселений крестьян на новые земли в условиях Российской империи XIX в. (Громыко М. М. Мир русской деревни. М., 1991. С. 245-258).

В отличие от В. Н. Хитрово, А. А. Дмитриевский начинает рассказ с обстоятельного описания пути в Святую Землю искренне верующего человека. С большим одобрением А. А. Дмитриевский отзывается в этой связи о школьных паломничествах — коллективных паломнических поездках группы учащихся со своим педагогом. Насколько можно понять, примеров такого рода паломничеств было немного. Речь в основном шла об учащихся различных духовных учебных заведений17.

Все же примерно половина объема всех трех работ А. А. Дмитриевского о типах паломников посвящена характеристике личностей, вызывавших у автора большую озабоченность. Это прежде всего праздношатающийся паломник, хорошо известный как в России, так и в Палестине. Такие люди ехали на Ближний Восток не с целью приобщения к обстоятельствам земной жизни Господа нашего Иисуса Христа, а встряхнуться, развеяться и поразвлечься во всех мыслимых и немыслимых смыслах этого слова, забыть на время о тяжелом и монотонном труде на земле, который ждал паломника по возвращении.

Они неплохо ориентировались во всех проблемах церковной жизни и в Писании, но старались организовать свою жизнь так, чтобы ничего не делать, пить и есть задаром, что им вполне удавалось.

А. А. Дмитриевский далее с сожалением пишет о специфическом поведении в Палестине женщин-паломниц средних лет, то есть возраста 35-50 лет. Он отмечает, прежде всего, тот факт, что количество женщин-паломниц из России многократно превосходит количество таковых в Святую Землю из любых других стран. Российские паломницы в Палестине начинают жить, руководствуясь исключительно своими инстинктами.

А. А. Дмитриевский пишет далее, что наклонностям этих женщин невольно потворствует греческое духовенство и Святогробское братство. В брошюрах о типах паломников он пишет, что все монастыри, ввиду бедности патриархий, сдавали кельи паломникам, где паломницы и поселялись. В приводимом ниже тексте Отчета о ревизии подворий А. А. Дмитриевский прямо пишет, что монахи Святогробского братства, зная о наклонностях паломниц из России, любили предаваться с ними сексуальным утехам18. Никаких конкретных примеров А. А. Дмитриевский не приводит. Он лишь отмечает, что речь идет о фактах, хорошо известных многим и не раз описанных. Судя по тексту отчета и брошюрам А. А. Дмитриевского о паломниках, сам Дмитриевский был готов воспринимать особенности поведения женщин-паломниц как своего рода неизбежное зло. Единственный — с его точки зрения — способ преодоления специфического поведения русских женщин-паломниц заключается в максимальном ограничении контактов паломниц с монахами Святогробского братства.

___________
17 На страницах «Сообщений Императорского православного палестинского общества» есть несколько статей об этих паломничествах: Гарталов Н. Первая поездка русских гимназистов в Палестину // СИППО. 1899 (1900). Т. 10, сентябрь — октябрь. С. 548-553; Он же. Молодые паломники в Святой Земле // СИППО. 1900. Т. 11. С. 37-110.

18 См.: ОР РНБ. Ф. 253. Д. 32. Л. 71.

Мы лишены возможности по-настоящему оценить масштаб явления, о котором пишет А. А. Дмитриевский. Тем не менее, кое-что о количестве такого рода паломников сказать можно. По разным косвенным признакам, можно с уверенностью говорить, что праздношатающийся паломник встречался во все века19. Организация же в конце XIX века силами Палестинского общества проезда паломников из Одессы в Яффу по морю сделала путешествие в Палестину гораздо более доступным, чем ранее, и поэтому заметно возросло количество всех типов паломников — и тех, кто стремился в Палестину по религиозным мотивам, и тех, кто хотел попасть в Святую Землю с весьма приземленными мыслями.

Правда, обращение к известной работе еп. Порфирия (Успенского) «Книга бытия моего» позволят понять одну вещь. По его тексту, написанному в середине XIX в., видно, что сексуальные утехи монахов с паломницами были обыденным явлением во всех мужских православных монастырях Иерусалима и его окрестностей20. В сложившейся ситуации для Порфирия (Успенского) особой проблемы нет. Видно, что он просто сетует на человеческую природу. Для В. Н. Хитрово и А. А. Дмитриевского наличие отрицательных типов паломников представляло уже проблему, которая их по-настоящему беспокоила. Совершенно очевидно, что количество таких паломников возросло просто потому, что заметно возросло общее количество паломников, едущих из России в Палестину. Иными словами, количество отрицательных типов паломников возросло в абсолютных цифрах, но видимо, едва ли возросло в цифрах относительных: процент таких паломников от общего числа едва ли увеличился значительно21.

_________________
19 А. А. Дмитриевский в своих характеристиках типов паломников пишет о широкой распространенности праздношатающегося типа. Что же касается предшествующих столетий, то в специальных исследованиях о древнерусском паломничестве встречаются цитаты из средневековых иерархов Русской Православной Церкви о нежелательности паломничества в Палестину тех, для кого паломничество не является религиозно-нравственным подвигом (Житенев С. Ю. История русского православного паломничества в X-XVШ веках. М., 2007. С. 13-48; Евсеев Е. В. Паломничество в Святую Землю. История и перспективы // ППС. 1992. Вып. 31 (94). С. 35).

20 Порфирий (Успенский), еп. Книга бытия моего. Дневник и автобиографические записи. Ч. II: 1844-1846 гг. СПб., 1895. С. 321, 322, 325, 328.

21 К. А. Панченко, посвятивший в своей книге несколько страниц Святогробскому братству, с полным, на наш взгляд, основанием пишет, что утехи с паломницами составляли одну из существенных сторон жизни православных мужских монастырей (Панченко К. А. Ближневосточное православие под османским владычеством. Первые три столетия: 1516-1831. М., 2012. С. 231-232).

Формированию и сохранению отрицательных типов паломников способствовали не только особенности российской действительности. Как отмечает А. А. Дмитриевский в своем отчете и в письмах, сама обстановка в Иерусалиме в начале прошлого века не могла настроить на благочестие и духовность всех туда приезжающих. Не отличались особым дружелюбием взаимоотношения внутри Иерусалимской и Анти-охийской Православной Церквей, где иерархи чаще всего были греками, а паства — арабами. К этому добавлялась когда скрытая, когда явная борьба за преобладание в регионе, где находились основные христианские святыни, между всеми государствами Европы, в том числе и России: все конкурировали в борьбе за влияние и за влияние на умы местного населения.

Православные иерархи Иерусалимской и Антиохийской Церквей, как и Святогробское братство, регулярно получали денежные субсидии из России. Их источником были либо специальные перечисления из казны, либо проценты от доходов, получаемых от использования находящегося в России имущества этих структур22. В результате русским дипломатам, чтобы держать ситуацию под контролем, приходилось лично раздавать выделявшиеся на это денежные средства23. Взаимоотношения между русскими служащими подворий Общества далеко не всегда характеризовались дружелюбием, обстановка на подворьях в целом (особенно в Иерусалиме) отличалась внутренней напряженностью. В Иерусалиме этому особенно способствовали некоторые черты личности управляющего подворьями Николая Григорьевича Михайлова, правившего на подворьях единоличным князем и допускавшего множество финансовых злоупотреблений24. 

________________
22 Якушев М. И. Антиохийский и Иерусалимский Патриархаты в политике Российской империи: 1830-е — начало XX века. М., 2013. С. 328-329, 331, 339.

23 Про это очень подробно А. А. Дмитриевский пишет в письме, отправленном из Константинополя 30 декабря 1909 г. А. А. Ширинскому-Шихматову. Дмитриевский среди прочего информирует, что по распоряжению посла все субсидии церковным иерархам Антиохийской Патриархии находятся в руках князя Шаховского, российского консула в Дамаске, который превратился в своего рода царька в Сирии (ОР РНБ. Ф. 253. Д. 31. Л. 3 об.).

24 А. А. Дмитриевский пишет об этом подробно (см.: ОР РНБ. Ф. 253. Д. 32, Л. 2, 5). 

В сочетании всех этих факторов, как пишет сам А. А. Дмитриевский, в Иерусалиме и складывалась гнилая морально-нравственная атмосфера, содействовавшая процветанию в Святой Земле отрицательных типов паломников25.

Здесь важно отметить, что Дмитриевскому вообще-то неудобно за российскую власть, интересы которой он выражает. Он не говорит таких слов, но все же по обилию конкретных предложений по улучшению всех сторон жизни русских подворий в Палестине ясно, что увиденное в первые месяцы 1910 года вызывало у него беспокойство и понимание необходимости срочного исправления множества недостатков, которые он лично увидел26.

В отчетах об увиденном в Палестине в 1910 году самого А. А. Дмитриевского действительно порадовали только два момента. Он с воодушевлением пишет о деятельности архимандрита Леонида27. Запоминается также описание А. А. Дмитриевским купания русских паломников в Ге-нисаретском озере. У Дмитриевского был очевидный литературный дар, и ему удалось очень точно и ярко передать ощущения и эмоции уставших русских паломников, добравшихся, наконец, до Генисаретского озера28.

Перечисление такого рода колоритных эпизодов, тщательно фиксируемых Дмитриевским, показывает, что собранные им материалы о паломниках являются ценными сведениями о жизни русского крестьянства на рубеже XIX-XX вв., крестьянском менталитете, вере и религиозности крестьянства. Большинство паломников — крестьяне — естественно оставались и в Святой Земле людьми вполне определенного общества, со всеми особенностями своего взгляда на жизнь. Оказываясь в Палестине, паломники сталкивались в Иерусалиме с официальными должностными лицами своего же государства и общества, смотревшими на них точно так же, как и на родине. Разница была лишь в том, что в Палестине официальные должностные лица Российской империи и подданные сталкивались в гораздо более тесном общении.

_____________
25 Дмитриевский А. А. Современное русское паломничество в Св. Землю. Киев, 1903. С. 32-33.

26 Все предложения А. А. Дмитриевского содержатся в заключительном разделе отчета по ревизии подворий (ОР РНБ. Ф. 253. Д. 32. Л. 114 об. - 120). Из-за начала Первой мировой войны предложения Дмитриевского по реформированию их деятельности не были реализованы.

27 О деятельности архимандрита Леонида см.: ОР РНБ. Ф. 253. Д. 31. Л. 76-78, 81-82.

28 Описание купания в Генисаретском озере см.: ОР РНБ. Ф. 253. Д. 32. Л. 81 об. - 82.

В этих условиях все внутренние проблемы российского общества того времени и особенности межсословных и межклассовых отношений не могли не ощущаться сильнее, что, естественно вызывало сильное беспокойство у думающего человека, каковым был А. А. Дмитриевский. Так, он с беспокойством пишет, что паломникам на подворьях нечем себя занять, а возможности администрации подворий были ограничены и не выходили за организацию ночлега, питания и паломнических караванов. А. А. Дмитриевский вполне ясно пишет, что паломник, после всех многочисленных процедур, связанных с его прибытием в Иерусалим, был предоставлен сам себе и жил в меру своего разумения до момента формирования паломнических караванов29. В эти дни администрации подворий нечем было занять паломников, если не считать морально-нравственных чтений, не пользовавшихся большой популярностью в связи с тем, что сами чтения проходили в тесном и душном, плохо приспособленном для нахождения большого количества людей помещении30.

Что касается женщин и особенностей их поведения в Палестине, то А. А. Дмитриевский уходит от какого-либо ответа на вопрос, хотя говорит, что истоки этого явления понятны31.

________________
29 ОР РНБ. Ф. 253. Д. 32. Л. 71.

30 Там же. Л. 63 об. - 64.

31 На наш взгляд, важнейшей причиной здесь следует назвать обесценивание освященных Церковью моральных норм и запретов: специальные исследования о менталитете и особенностях жизни российского крестьянства свидетельствуют о разрушении традиционных форм и норм жизни сельского населения Российской империи на рубеже XIX-XX веков (см.; Сухова О. А. Десять мифов крестьянского сознания. Опыт истории социальной психологии и ментальности русского крестьянства (конец XIX — начало XX в). М., 2008. С. 552-556). Подробно пишет о причинах большого количества женщин-паломниц и особенностях их поведения Н. Н. Лисовой — автор предисловий ко многим современным переизданиям работ А. А. Дмитриевского. Он пишет о некомфортности для них жизни дома, о желании свободы, которой не было ни в семье, ни в стране, ни в Церкви. См. подробнее: Лисовой Н. Н. Люди Русской Палестины в изображении А. А. Дмитриевского // Дмитриевский А. А. Деятели русской Палестины. М.; СПб., 2010. С. 16-17. 

Иначе говоря, сама обстановка в Иерусалиме в начале прошлого века не могла настроить на благочестие и духовность всех туда приезжающих. Правда, в то же время необходимо учитывать и следующее обстоятельство. По словам Питера Вейсенела, русские паломники в основном не замечали специфических особенностей иерусалимской жизни, так как большая их часть добиралась до Палестины все же не для того, чтобы интересоваться проблемами взаимоотношений церковных иерархов и дипломатов разных стран32.

Б. Описание А. А. Дмитриевским проблем жизни и быта паломников в Палестине 

Здесь важно отметить, что рассказ А. А. Дмитриевского является наиболее подробным, но далеко не единственным. Реалистические описания быта паломников в Святой Земле встречаются во многих сочинениях авторов, имевших возможность увидеть своими глазами жизнь русской Палестины. Эти произведения написаны в основном не паломниками. Интересная информация о школах Палестинского общества и русских паломниках есть в донесении контр-адмирала Н. И. Скрыдло-ва, посетившего Палестину в 1899 году33. Ценную информацию о русских паломниках в Палестине в 1884 году оставил А. В. Елисеев, автор двух сочинений по этому вопросу — краткого и обстоятельного34. В последние годы XIX в. Палестину вместе с двумя художниками посетил А. А. Суворин — сын известного петербургского издателя А. С. Суворина. Он достаточно подробно описал все, с чем сталкивался российский паломник в Палестине. В отличие от А. А. Дмитриевского, отмечавшего прежде всего недостатки и нерешенные проблемы, А. А. Суворин, видя недостатки, сосредоточивался на положительных моментах и подчеркивал удачные — с его точки зрения — примеры решения сложностей в работе подворий в Палестине35. Он хорошо осведомлен и об отрицательных типах паломников, и о связанных с ними непростых проблемах: А. А. Суворин перечисляет и с удобством пристроившихся долгожителей подворий, и женщин сомнительной репутации, и многочисленные примеры беспорядка, произвола мелких должностных лиц на подворьях Общества в Палестине36. 

______________
32 Вейсенел Питер Р. Сообщения русских крестьян-паломников о Палестине как отображение жизни русской сельской общины // ППС. 1992. Вып. 31 (94). С. 39-40.

33 См.: Хохлов А. Н. Российские православные школы в Палестине и Сирии на рубеже XIX-XX вв. // Восточный архив. 2007. № 16. С. 20-28.

34 Елисеев А. В. Русские паломники в Святой Земле. СПб., 1884; Он же. С русскими паломниками в Святой Земле весною 1884 года (очерки, заметки и наблюдения). СПб., 1885.

35 Суворин А. А. Палестина / худож. А. Д. Кившенко, В. И. Навозов. СПб., 1898.

36 Суворин А. А. Палестина. С. 14. 

Если судить по тексту А. А. Суворина, все эти отрицательные явления остались полностью в прошлом. Злоупотребления преодолены, сомнительные личности частью высланы обратно на родину, частью же приняли турецкое подданство.

Отчет и письма А. А. Дмитриевского ясно показывают, что через 12 лет после А. А. Суворина все отрицательные явления и типы паломников, отмеченные им, остаются на том же месте и в том же качестве. Иными словами, попытки преодоления отрицательных явлений и избавления от сомнительных личностей предпринимались, но, в конечном счете, оставались безуспешными.

Сопоставление отчетов А. В. Елисеева, Н. И. Скрыдлова, рассказов А. А. Суворина и А. А. Дмитриевского позволяет говорить, что А. А. Дмитриевский столкнулся с теми же проблемами, что А. В. Елисеев и Н. И. Скрыдлов за 11 лет до него. Проблемы эти в основном не решались, а принимавшиеся решения не всегда и не во всем были должным образом продуманы37.

Краткое описание жизни и быта русских паломников в Святой Земле есть и в восемнадцатой главе воспоминаний В. М. Дорошевича о посещении им Палестины в 1900 г.38

______________
37 Полное представление об этих проблемах дают итоговые выводы к отчету о состоянии подворий, в тексте которых выявленные ревизорами проблемы разделены на три группы в зависимости от степени их актуальности. См. с. 172-174 данной статьи.

38 Дорошевич В. М. В Земле Обетованной (Палестина). М., 1900. С. 117-132.

Рассказ Дмитриевского производит впечатление своим неожиданно сумрачным колоритом, особенно заметным в связи с тем, что, как правило, все рассказы о паломниках написаны в благостной и восторженной манере. Рассказчик показывает, что система обеспечения паломников всем необходимым, конечно, работала, но работала с немалым количеством недостатков.

Далекая от идеала организация паломнического дела вела к тому, что организационные сложности начинались уже с самого начала путешествия. Уровень жизни и цен в Российской империи был таков, что абсолютное большинство паломников (97,52 %) могло себе позволить проезд только третьим классом, даже несмотря на сознательно проводимую политику удешевления стоимости проезда паломникам на всех участках пути до Палестины и обратно39.

На деле путешествие третьим классом означало, что паломники плыли из Одессы в Яффу на кораблях Российского общества пароходства и торговли. Однако на них более или менее сносные условия для путешествия гарантировались только состоятельным слоям (или, как тогда было принято говорить, — интеллигентным). Большинство, то есть русские крестьяне и крестьянки, оказывались в удручающих условиях, в трюмах кораблей, в тех отсеках, где обычно перевозили лошадей и иной скот. Их плавание происходило в условиях ужасающей антисанитарии, практически без какой-либо медицинской помощи и без гарантии какого-либо питания, о котором путешественники чаще всего вынуждены были беспокоиться сами40.

Корабли из Одессы прибывали в Яффу, где 100 лет назад порт оборудован не был. В результате паломников ждала непростая высадка на берег. С борта корабля приходилось перебираться на лодки местных жителей, подплывавших к кораблям и за плату переправлявших паломников на берег. Руководившие погрузкой паломников в лодки матросы особенно не церемонились с их багажом, который с борта корабля просто кидали в лодки, доставлявшие паломников на берег, в Яффу41. Затем их багаж на телегах везли в Иерусалим. При этом вещи паломников доставлялись иногда с опозданием на два-три дня. Багаж сваливали на открытых местах либо рядом с Троицким собором, либо на территории Мариинского подворья. Затем паломники уже сами разносили свои вещи по подворьям42.

__________________
39 Источник информации: Хитрово В. Н. Какими путями идут русские паломники в Св. Землю // Он же. Статьи о Святой Земле. Из истории русского паломничества в Святую Землю. М., СПб., 2011. С. 297.

40 А. А. Дмитриевский описывает это весьма обстоятельно (ОР РНБ. Ф. 253. Д. 32. Л. 94-96, 97 об. - 99 об.).

41 Красочное описание выгрузки паломников в Яффе с кораблей на берег есть у А. А. Суворина. Он отмечает, что местные жители помнут нежные члены европейцев, но доставят их на берег в целости и сохранности (Суворин А. А. Палестина. С. 2).

42 См. подробнее: ОР РНБ. Ф. 253. Д. 32. Л. 68. 

Смешанные чувства вызвали у инспекторов реалии размещения паломников на подворьях. Особое внимание А. А. Дмитриевского привлекло Николаевское подворье. Оно отличалось широкими и высокими коридорами, изящными входами и обширными роскошными лестницами. Однако же помещения для ночлега паломников вызывали ужас у секретаря Палестинского общества. Он увидел внутри сложные двух- или даже трехэтажные нары из тонких досок. Помимо очень высокой опасности пожара, усугублявшейся плохой организацией пожарной службы, Дмитриевский отмечает и иную опасность, исходящую от этих нар43.

Он пишет о том, что на нарах паломники размещаются со своим внушительным по размерам скарбом, что уже само по себе грозит обрушением конструкций. Кроме того, щели между досками способствовали тому, что на паломников, располагающихся на первом ярусе, постоянно сыплются крошки и пыль с верхнего яруса44.

Следующая серьезная проблема, с которой сталкивался русский паломник в Иерусалиме и в целом в Святой Земле, была сложность взаимоотношений с греческими монастырями. В рассматриваемое время сложился определенный ритуал посещений паломниками важнейших монастырей Иерусалима в первый день после прибытия. Все то же самое происходило и во время путешествия паломнических караванов по Палестине. Достаточно часто приходилось останавливаться на ночь именно в греческих монастырях, монахи которых были рады русским паломникам, принимали их, но всегда ясно намекали на необходимость пожертвований, а непонятливым или прижимистым о необходимости пожертвований объясняли даже с навязчивостью45.

__________________
43 Кратко описывает свое впечатление от русских подворий и А. А. Суворин (Палестина. С. 12-13). Он подчеркивает чистоту и благоустроенность русских подворий, особенно бросающуюся в глаза после отсутствия этого всего на арабских постоялых дворах.

44 См. подробно: ОР РНБ. Ф. 253. Д. 32. Л. 58-58 об.

45 См. подробно: Там же. Л. 69 об. - 70, 71-71 об, 78-78 об.

Это подтверждает и А. А. Суворин, сообщающий, что у паломников после прибытия в Яффу по распоряжению вице-консула забирают с выдачей квитанции несколько рублей, которые возвращаются паломнику в момент отплытия в Одессу. Это вызвано тем, что паломник, оставляющий все свои деньги в греческих монастырях, рискует остаться на момент отбытия совсем без средств46. О сохранении денег паломников структурами Палестинского общества пишет и А. А. Дмитриевский, но объяснение явления у него иное. В одном из черновиков писем к А. А. Ширинскому-Шихматову А. А. Дмитриевский рассказывает, что паломники, заботящиеся о сохранении части денег на обратный путь, сдавали их на сохранение в конторе Общества в Иерусалиме и получали, по предъявлении квитанции, собираясь на родину47. Видимо, Общество отказалось от практики обязательного сбора суммы денег у всех паломников.

Немало сложностей было связано и с самими паломническими караванами. Конечной точкой маршрутов для караванов паломников чаще всего были Мамврийский дуб, Иордан и Назарет с остановкой на берегу Генисаретского озера. В условиях того времени паломнический караван представлял собой плохо организованную толпу численностью от 900 до 1 000 человек. Внутри каравана люди делились на группы по возрасту. Молодые паломники ставились в начало колонны, пожилые — в конец48. По традиции во главе паломнического каравана стояли кавасы — проводники, традиционно набираемые из числа черногор-цев49. По словам Дмитриевского, кавасы-черногорцы проявляли заботу о паломниках и в каком-то смысле работали экскурсоводами, объясняя, что паломники видят при перемещении по Палестине. Вместе с тем, А. А. Дмитриевский постоянно подчеркивает, что у Общества нет нормальных квалифицированных руководителей караванов, которые могли бы и за паломниками присмотреть, и квалифицированно рассказать о памятниках, которые люди видят в дороге. Дело в том, что черногорцы не имели никакого систематического образования50. 

_____________
46 Суворин А. А. Палестина. С. 8.

47 ОР РНБ. Ф. 253. Д. 31. Л. 104 об. Не исключено, что столь значительные различия в описании одного и того же явления объясняются некоторой поспешностью выводов А. А. Суворина.

48 О принципах организации паломнических караванов в Святой Земле см.: ОР РНБ. Ф. 253. Д. 32. Л. 90-90 об.

49 О проводниках-кавасах из числа черногорцев см.: ОР РНБ. Ф. 253. Д. 32. Л. 71 об., а также л. 82 об. - 84 об.

По отдельным замечаниям Дмитриевского видно, что поведение паломников во время переходов по Палестине могло быть импульсивным — на замечания в свой адрес паломники иногда отвечали с вызовом и грубостью51. Видимо, можно сказать, что этих людей даже переходы по Палестине объединяли крайне мало. Все хотели дойти до Генисаретского озера и Назарета, но в целом это были внутренне разобщенные люди, собранные, если не сказать сколоченные, во внушительную толпу людьми, исполнявшими свои обязанности формально безупречно, но, по сути, с безразличием к происходящему.

Не случайно, пишет А. А. Дмитриевский, в паломнических караванах, именно потому, что они были очень большими, пожилые паломники систематически отставали от основной массы молодых и крепких, которые не были готовы ждать, когда старшее поколение отдохнет во время привала. Поэтому кавасам приходилось постоянно одергивать молодых52. Не случайно Дмитриевский сетует, насколько не хватает для правильной организации каравана монаха или человека с хорошим духовным образованием, чтобы быть духовным центром паломнического каравана, авторитетом, который мог бы и сплотить людей53.

Но этого не было. Реальностью были лишь поверхностно образованные кавасы-черногорцы, в принципе приглядывавшие за порядком, но весьма формально54. Дмитриевский специально подчеркивает, что достаточно часто проводники во время привалов могли устраивать выпивки с паломниками, а с женской половиной, возможно, бывали утехи и иного рода55.

________________
50 Критические отзывы А. А. Дмитриевского о кавасах и уровне их знаний см.: ОР РНБ. Ф. 253. Д. 32. Л. 85 об., 86-86 об. Об их бестолковости в понимании А. А. Дмитриевского см: ОР РНБ. Ф. 253. Д. 32. Л. 83.

51 Там же. Л. 82, 86 об.

52 См.: Там же. Л. 90.

53 См.: Там же. Л. 87, 85 об. — А. А. Дмитриевский отмечает, что начальники караванов невысокого нравственного качества.

54 В последнее время о кавасах и их роли в деятельности Палестинского общества писала Л. Н. Блинова (Блинова Л. Н. «И гид, и страж, и друг». Черногорцы на службе проводниками у Императорского православного палестинского общества // Иерусалимский вестник. 2014. Вып. V-VI. C. 69-80).

55 О выпивках кавасов с паломниками см.: ОР РНБ. Ф. 253. Д. 32. Л. 83, а также л. 84 об., где встречается намек на разные сомнительные сделки кавасов с паломницами. 

А. А. Дмитриевский, прошедший с одним из караванов весь путь от Иерусалима до Назарета в марте 1910 года, оставил что-то вроде дневника этого путешествия с описанием всего пути. Несмотря на то, что дистанция была не очень длинной, путешествие было тяжелым. Весной легко можно было попасть под дождь, а в 1910 году длинные участки пути превращались в грязевые болота, преодолевать которые было крайне сложно56. В таких случаях паломникам приходилось останавливаться на ночлег в местных крайне бедных арабских деревнях, жители которых были рады паломникам, но только в той мере, в какой можно было получить с них какую-то сумму денег57.

Наконец, последней серьезной проблемой, ожидавшей русского паломника в ходе его путешествия в Святую Землю, было возвращение домой, происходившее для абсолютного большинства в столь же удручающих условиях, как и путешествие из Одессы. Пароходы РОПИТа оставались такими же, и путешественников третьего класса, то есть большинство, ждало путешествие без еды, в трюмах или помещениях для перевозки скота. Как показывает рассказ А. А. Дмитриевского, во время переездов в таких условиях некоторые паломники умирали58.

Все отмеченные организационные сложности паломнического быта означали для большинства паломников весьма немного, так как они не отнимали основного — возможности лично увидеть все святыни христианства или погрузиться в воду Иордана и Тивериадского (Генисаретского) озера.

В. Выводы и предложения А. А. Дмитриевского

После возвращения в столицу А. А. Дмитриевский и главный бухгалтер Общества В. И. Белынский оформили отчет и сформулировали много конкретных предложений, направленных на улучшение быта и всех сторон жизни российских паломников в Палестине. Предлагаемые меры ими разделены на три группы — по степени актуальности.

________________
56 См. подробно: ОР РНБ. Ф. 253. Д. 32. Л. 73 об., 76 об., 78 об.

57 См. подробно: Там же. Л. 87-87 об.

58 О возвращении паломников в Одессу на кораблях РОПИТа см. подробно: Там же. Л. 93 об. - 103.

1) Меры неотложные; 2) меры, которые должны быть осуществлены в ближайшем будущем; 3) желательные меры. Неотложных мер в списке А. А. Дмитриевского перечислено 67, тех, что необходимо осуществить в ближайшем будущем — 18, желательных названо 15.

При оценке с современных позиций, большинство неотложных мер следует отнести к мелким хозяйственным улучшениям быта паломников и к кадровым перемещениям, направленным на устранение лиц, зарекомендовавших себя на работе не с лучшей стороны.

Так, первой из неотложных мер рассматривается вполне логичное устранение от должности управляющего подворьями Общества Н. Г. Михайлова.

Среди неотложных мер фигурирует также решение обязать паломников топить и освещать зимой занимаемые ими номера в подворьях за свой счет.

Меры, скорейшее воплощение которых представлялось необходимым, также относятся к числу различных хозяйственных улучшений. Так, авторы Отчета считают необходимым постепенно перестроить всю систему отопления подворий, чтобы использовать в дальнейшем только каменный уголь.

Желательные к осуществлению меры относятся к разным сторонам деятельности подворий. С современной точки зрения, хотелось бы отметить, что некоторые из мер этого раздела были бы более уместны среди неотложных мер по улучшению их работы. Так, шестой мерой этого раздела указана необходимость надзора за паломниками со стороны смотрителей и смотрительниц, избегая назначения на эти должности лиц молодых и легкомысленных, престарелых или невысоких нравственных качеств. Иными словами, ликвидация отрицательных явлений в среде русских паломников, о которых подробно писал А. А. Дмитриевский, рассматривалась в итоговых выводах лишь как желательная. Очевидно, руководители Общества не относили борьбу с этими явлениями к числу особенно актуальных задач.

Мы не располагаем документами, которые позволили бы сказать, в какой степени были выполнены все 67 мер, отнесенных авторами Отчета к числу неотложных. В то же время можно с уверенностью говорить о выполнении первой из них, ибо вскоре после завершения ревизии Н. Г. Михайлов был снят с должности управляющего подворьями и заменен на П. И. Ряжского, человека во всех отношениях гораздо более адекватного.

Из предшественников А. А. Дмитриевского некоторые конкретные выводы и предложения формулирует только Н. И. Скрыдлов, посетивший Палестину в сентябре 1899 года (использованное издание указано выше в прим. 33). Он призывает Палестинское общество контролировать все, что касается быта русских паломников в Палестине, ибо они вынуждены переплачивать большие деньги недобросовестным проводникам и всем тем, кто как-то причастен к организации их быта в Святой Земле. Н. И. Скрыдлов отмечает также очень низкий уровень санитарии и гигиены на подворьях59.

3. Специфические черты российского паломничества60

Наконец, при рассмотрении русского паломничества в Святую Землю представляется необходимым затронуть и международный аспект этого явления. Русские паломники практически всегда были лишь одними из многих христиан, стремившихся в Палестину с желанием увидеть места земной жизни Иисуса Христа и поклониться святыням христианства. Поэтому, чтобы лучше понять специфику российского паломнического движения в его «золотой век»61, необходимо обратиться к материалам, характеризующим паломников из стран Западной Европы.

Возможностей для исследования обстоятельств католических и протестантских паломничеств в Святую Землю не очень много. Основные источники — многочисленные рассказы участников паломничеств в Средние века, рассказы о Святой Земле и сообщения различных изданий второй половины XIX в. и начала XX века. Весьма вероятно, в странах Западной Европы и США существуют и архивные материалы, касающиеся паломников и паломничеств в Святую Землю. Приходится, однако, исходить из того, что эти материалы полностью недоступны. Находящиеся же в Израиле и Турции архивные материалы имеют отношение исключительно к российским паломникам62. 

____________
59 Хохлов А. Н. Российские православные школы в Палестине и Сирии на рубеже XIX-XX вв. ... С. 20, 21.

60 Данный раздел написан на основании некоторых фактов, которые можно найти на страницах «Сообщений Императорского православного палестинского общества», а также на основе многочисленных рассказов католических и протестантских паломников, опубликованных во второй половине XIX века.

61 Выражение «золотой век» применительно к паломникам употребляет В. Я. Ямиле-нец (Ямиленец Б. Ф. Россия и Палестина. Очерки политических и культурно-религиозных отношений: XIX — начало XX века. М., 2003. С. 138).

62 См.: Румановская Е. Л. Письма секретаря ИППО Василия Николаевича Хитрово директору Назаретской духовной семинарии А. Г. Кезме в период с августа 1888 по сентябрь 1890 года (Из архива ИППО на Сергиевском подворье в Иерусалиме) // Иерусалимский вестник. 2012. Вып. II. С. 134-174. Публикаций документов о деятельности Палестинского общества из архивов Турции в настоящий момент не существует, но встречающиеся в документах Общества указания об интенсивной деловой переписке с турецкими властями уже сами по себе указывают на существование собраний этих документов на территории Турции. 

Специальные исследования о паломниках в католических и протестантских странах крайне редко касаются России и российских паломников63. Точно так же можно отметить, что, судя по всему, единственным исследованием на русском языке о западноевропейских паломниках является работа О. А. Добиаш-Рождественской, опубликованная в 1924 г.64 Автор всесторонне описывает западноевропейских паломников, отмечая и духовные предпосылки паломничества, и его неоднородность. Паломниками в Средние века могли быть как искренне верующие, так и разнообразные авантюристы, которых автор называет полуискренними паломниками65.

Исследование О. А. Добиаш-Рождественской в сопоставлении с материалами В. Н. Хитрово и А. А. Дмитриевского об отрицательных типах паломников позволяет сформулировать интересный вывод.

Неоднородность западных паломничеств в Средние века закономерно вела к тому, что среди пилигримов оказывались и авантюристы, и откровенные грабители, что полностью проявилось во время крестовых походов. В то же время православные паломничества в Средние века оставались индивидуальным подвигом, предпринимаемым на свой страх и риск, без малейшей гарантии успешного возвращения, то есть проходили в условиях, когда отрицательные моменты, связанные с крестовыми походами, не могли возникнуть66. 

_________
63 Основные западноевропейские исследования последних лет о паломниках: Paggi-oloni P. Images, Views and Landscapes of the Holy Land. Catholic and Protestant Travels to Ottoman Palestine during the 19th century // Quest. Issues in Contemporary Jewish History. Journal of Fondazione CDECM. 2013. № 6, dec. P. 19-46; Merlo S. Travels of Russians to the Holy Land in the 19th century // Ibid. P. 48-67; Arieh Grabois. Le pèlerin occidental en Terre sainte au Moyen Âge. Paris, 1998; Rochette B. Des pèlerins latins en Terre Sainte. Rencontre de langues et de cultures // Byzantion. 1996. Vol. 66. P. 363-372; Rogers S. S. Inventing the Holy Land. American Protestant Pilgrimage to Palestine 1865-1941. New York, 2011; Buffon G. Les Franciscains En Terre Sainte (1869-1889). Religion et Politique. Une recherche Institutionnelle. Thèse de doctorat. Paris, 2002 (отдельная книга — Paris, 2005).

64 Добиаш-Рождественская О. А. Западное паломничество в Средние века. Пг., 1924.

65 Там же. С. 11.

Резкое увеличение количества православных паломников на рубеже XIX-XX вв. также способствовало появлению отрицательных типов русских паломников, описанных В. Н. Хитрово и А. А. Дмитриевским. Нельзя не отметить в этой связи, что отрицательные стороны паломничества, подробно описанные В. Н. Хитрово и А. А. Дмитриевским, не были массовым явлением67.

После завершения крестовых походов западные паломничества становятся вновь массовыми только в XIX веке. По мере ослабления Османской империи и формирования восточного вопроса во внешней политике многих европейских стран, у многих государств Европы укреплялось желание контролировать области Ближнего Востока в целом и в особенности расположенные в Палестине христианские святыни68. Политизированный интерес во многих странах к Ближнему Востоку и Палестине приводил к возрастанию паломнических потоков на Ближний Восток.

Здесь происходит своего рода смена ролей. Во второй половине XIX века существенным отличием православного паломничества от католического или протестантского становятся размеры паломнических групп. Имеющаяся информация позволяет говорить, что группа католических паломников из Франции не превышала 15-20 человек69. При этом паломнический караван формировался уже в момент выезда из Марселя70. Российские же паломнические караваны были в разы больше и формировались они чисто механически, исключительно на месте уже в Палестине, после прибытия всех паломников из Одессы и после того как паломники добирались до русских подворий в Иерусалиме71.

____________
66 См.: Дмитриевский А. А. Русские учебно-воспитательные, благотворительные и странноприимные учреждения в Палестине и Сирии. Киев, 1907. С. 2.

67 Источники не позволяют оценить явление в цифрах. С уверенностью можно говорить, что явление было и вызывало беспокойство среди руководителей Императорского православного палестинского общества.

68 О восточном вопросе и его роли во внешней и внутренней политике многих европейских государств Европы см.: Восточный вопрос во внешней политике России (конец XVIII — начало XX в). М., 1978.

69 Impressions d'un pèlerin de Terre-Sainte au printemps de 1856. Journal de l'abbé Becq. Tours, 1862. P. 9.

70 Путешествие французских паломников в Палестину начиналось всегда из Марселя. Корабли с паломниками других стран могли также прибывать в Бейрут; см.: Tristram H. B. The Land of Israel; A Journal of Travels in Palestine undertaken with special reference to its physical character. London, 1865. P. 3; Дмитриевский А. А. Современное русское паломничество в Св. Землю // Он же. Деятели русской Палестины / сост. и автор предисл. Н. Н. Лисовой. М.; СПб., 2010. С. 135-136.

71 На момент отправления российских паломников в Палестину на кораблях РОПИТа из Одессы формировать караваны не представлялось возможным именно из-за разнородности их состава. 

В итоге русские паломнические караваны, как показывают записи А. А. Дмитриевского, это всегда большая, плохо организованная масса людей, тогда как католические и протестантские паломники приезжали в Палестину уже достаточно сплоченной группой людей, чаще всего либо познакомившихся в пути, либо изначально знакомых.

Статистические сведения о количестве российских паломников в Палестине приводились выше72. Достоверных статистических данных о численности западных паломников в Святой Земле немного. Ч. Биггс отмечает, что за период с начала июня 1891 года по 31 мая 1892 года в Яффе высадилось 1 123 пассажира первого класса. Из них 270 были французами, а остальные англичанами или американцами. Иными словами, есть все основания считать, что количество западных паломников в Палестину на рубеже XIX-XX вв. было, по сравнению с российскими, ниже73.

___________________
72 См. выше с. 155-156 данной статьи.

73 Biggs Ch. Six Months in Jerusalem. Impressions of the Work of England in and for The Holy Land, Oxford, London, 1896. P. 217.

В этой связи хотелось бы отметить также принципиально разную реакцию православных и западноевропейских авторов на исторические судьбы христианских святынь и православия на Ближнем Востоке в рассматриваемое время. Как уже отмечалось, В. И. Хитрово и другие сотрудники Палестинского общества, сетуя на судьбы православия, собирались выправлять ситуацию распространением школ для детей арабов-христиан и воспитанием тем самым подрастающего поколения в духе православия. У некоторых западноевропейских авторов, англичан, с разной степенью откровенности начинает звучать призыв к новому крестовому походу на Ближний Восток ради окончательного освобождения Святых мест от власти турок и установлению протектората над Палестиной74. У немцев и французов преобладал другой подход — стремление «интегрировать» Ближний Восток мирным путем, путем пропаганды веры и распространения европейского по уровню образования75.

Специфика социального состава — преобладание среди западных паломников представителей образованных сословий — вела к закономерному совпадению духовных и научных интересов у лиц, отправлявшихся в паломничество. Не случайно вторая половина XIX в. становится временем не только массового паломничества в Палестину людей с чисто духовными запросами и интересами, но и временем комплексного научного изучения исследователями из Западной Европы как Палестины, так и всех соседних регионов Ближнего Востока. Среди них при этом была велика доля ученых монахов76.

Вклад российских исследователей в научное изучение Палестины и Сирии был в рассматриваемое время более скромным77. Видимо, можно говорить, что отчасти это объясняется незначительностью доли людей образованных сословий среди российских паломников.

_____________
74 Lamond J. Modern Palestine or the need of a new crusade. Edinburgh; London, 1897. P. 15, 245-256. В смягченной форме тема нового крестового похода на Ближний Восток появляется и в книге Ч. Биггса: Biggs Ch. Six Months in Jerusalem. P. 233-235. Современное исследование о Палестине в английской культуре и литературе, а также об английских паломниках в Святой Земле: Bar-Yosef E. The Holy Land in English Culture 1799-1917. Palestine and the Question of Orientalism. Oxford, 2005. P. 18-60.

75 О деятельности немцев в Палестине см., напр.: Kirchhoff M. Deutsche Palästinawissenschaft im letzen Viertel des 19. Jahrhundert. Die Anfänge und Programmatik des Deutschen Vereins zur Erforschung Palästinas // Europäer in der Levante. Zwischen Politik, Wissenschaft und Religion (19.-20. Jahrhundert) / Hrsgb. R. Trimbur. München, 2004. S. 31-56.

76 Хорошее представление о размахе западноевропейских научных исследований в Палестине и Сирии дает обзор научных экспедиций в регионе в конце XIX и начале XX вв., представленный в следующей работе: Weill R. La presqu'ile du Sinai. Étude géographie et d'histoire. Paris, 1908. P. 301-338.

77 См., напр.; Ростовцев М. И. Русская археология в Палестине // Христианский Восток. 1912. Т. 1. С. 247-266; Платонов П. В. От «русских раскопок» до Александровского подворья Императорского православного общества в Иерусалиме // Иерусалимский вестник. 2012. Вып. 2. С. 89-105. Хорошая подборка документов о русских раскопках в Иерусалиме есть в следующем издании: Россия в Святой Земле. Док-ты и мат-лы. М., 2000. С. 537-554.

Специфическими, судя по всему, были для каждой страны и формы религиозности населения. Так, судя по всему, уникальной особенностью именно России было отмеченное выше преобладание среди паломников крестьян и особенно женщин крестьянского сословия. Ни для одной католической или протестантской страны такой информации нет78.

На наш взгляд, эту специфику российского православного паломничества В. Н. Хитрово частично объясняет в выступлении, которое должно было состояться при открытии отделения Палестинского общества в Пол-таве79. На основании собственного опыта общения с паломниками В. Н. Хитрово пишет, что для большинства русских паломников (а его составляют крестьяне) «расчеты с жизнью собственно покончены»80.

Иными словами, по мнению В. Н. Хитрово, в жизни большинства паломников произошла та или иная драма, свидетельствующая либо о приближении конца жизненного пути, либо о завершении большого жизненного периода81. На наш взгляд, сводить причины паломничества только к социальному фактору и давящим условиям жизни было бы неверным, но не менее ошибочным было бы и отрицание значения этих факторов. Поэтому обилие крестьянства среди православных паломников может рассматриваться как свидетельство большего — по сравнению с Западной Европой — давления условий жизни на членов общества.

Точно также спецификой российского паломничества следует, на наш взгляд, считать появление на рубеже вв. в их среде отрицательных типов — праздношатающихся, прихлебателей, различного рода распущенных личностей, которые были подробно описаны В. Н. Хитрово и А. А. Дмитриевским. Как уже отмечалось, сходное явление в западном паломничестве («полуискренние паломники», по выражению О. А. Добиаш-Рождественской) относилось к другой исторической эпохе. Однако для рубежа XIX-XX вв. нет ни одного прямого или косвенного подтверждения существования таких паломников среди католиков или протестантов.

______________
78 См.: Лисовой Н. Н. Люди русской Палестины в изображении А. А. Дмитриевского // Дмитриевский А. А. Деятели русской Палестины. М.; СПб., 2010. С. 15-16.

79 Герд Л. А. Еще один неизданный текст В. Н. Хитрово // ППС. 2008. Вып. 106. С. 288-297.

80 Там же. С. 293.

81 В. Н. Хитрово приводит в своей работе множество примеров, подтверждающих его наблюдение.

Только специальное исследование могло бы позволить дать четкий ответ на вопрос, с чем это могло быть связано. Все же очевидно, что ответ на вопрос следует искать с учетом специфики форм веры и взаимоотношений Церкви и общества, ибо появление отрицательных типов паломников в православном паломничестве является отдаленным результатом обесценивания в обществе освященных Церковью морально-нравственных ценностей. Судя по всему, в католических и протестантских странах уровень взаимопонимания между обществом и Церковью, между Церковью и сельскими жителями в рассматриваемое время был выше.

Кроме того, насколько мы можем судить, у человека, работающего на земле в Европе, в отличие от России, гораздо реже возникала потребность сохранения душевного равновесия путем паломничества в Палестину, позволяющего лично увидеть христианские святыни и места земной жизни Иисуса Христа.

При сопоставлении со странами Западной Европы легко установить еще несколько специфических черт российского паломничества. Это различия в восприятии местным населением российских паломников и официальных представителей по сравнению с западными паломниками и миссионерами.

Местное христианское население всегда встречало представителей России — и должностных лиц Палестинского общества, и простых паломников — весьма радушно, видя в них единоверцев и тех, кто был готов оказать моральную и материальную поддержку. Отношение к представителям западноевропейских стран было, судя по имеющимся данным, гораздо более прагматичным. В целом ряде случаев арабы-христиане соглашались отдавать своих детей в школы католиков и протестантов тогда, когда обучение в школе оказывалось гарантированно бесплатным, когда возникало желание обеспечить детям хорошее образование или в связи с намерением приобщиться к европейской культуре.

Российская империя, в отличие от стран Западной Европы и США, после 1840 г. постоянно финансировала церковные структуры православного Востока — Иерусалимский и Антиохийский Патриархаты. Регулярность субсидий документально подтверждается с 1842 года82. В результате, как пишет один французский автор начала XX в., местное христианское население Сирии и Палестины было уверено в скором установлении русского протектората в регионе83. Единственная известная попытка финансирования Антиохийского Патриархата со стороны иных государств относится к началу XX в. За 6 000 турецких лир, то есть за 45 000 рублей по курсу того времени, Святогробское (греческое) духовенство хотело добиться закрытия школ Палестинского общества84.

Все остальные страны, имевшие экономические или политические интересы на Ближнем Востоке, не занимались финансовым обеспечением Православных Церквей региона.

Завершая рассмотрение сходств и различий между православными и западными паломничествами, особо отметим богатство бюджета западных миссий, по сравнению с Русской духовной миссией в Иерусалиме. Именно это богатство и обеспечивало весьма комфортные условия пребывания в Палестине для западных паломников. Русская миссия могла обеспечить лишь скромные условия для российских паломников с проживанием не в индивидуальных номерах, а в помещениях, оборудованных многоэтажными деревянными нарами. А. А. Дмитриевский, прекрасно осведомленный об этом разительном контрасте, отмечает его с большим сожалением85.

Справедливости ради необходимо отметить, что российские паломники были готовы терпеть эти бытовые неудобства ради самой возможности пребывания в Святой Земле.

Характеристика содержания исследуемых и публикуемых документов

Публикуемые далее, в Приложениях к статье, документы относятся к двум взаимосвязанным событиям в истории Императорского православного палестинского общества (далее — ИППО) в начале XX века. Комплексная проверка всех сторон деятельности ИППО весной 1910 года нашла свое отражение прежде всего в «Отчете по ревизии подворий Императорского православного палестинского общества в Иерусалиме, Назарете и Хайфе в 1910 году».

___________
82 Якушев В. И. Антиохийский и Иерусалимский Патриархаты в политике Российской империи: 1830-е — начало XX века. С. 328.

83 Deplaissan P. La politique russe dans la Palestine et la Syrie // Échos d'Orient. 1901. T. 4, № 4. P. 202-203. Не исключено, что это представление возникло не только благодаря общности веры и материальной помощи России. Насколько позволяют судить источники, в рассматриваемое время русских паломников в Святой Земле было больше, чем паломников других стран. О численности русских паломников в это время информация была приведена выше на с. 155-156 и 177 настоящей статьи.

84 СПбФ АРАН. Ф. 110. Оп. 1. Д. 101. Л. 211.

85 Дмитриевский А. А. Современное русское паломничество в Св. Землю // Он же. Деятели русской Палестины. С. 130-137.

Решение о необходимости проведения такой ревизии было принято на заседании Совета Общества 22 мая 1909 года86. В декабре того же года вице-президент Палестинского общества А. А. Ширинский-Ших-матов87 вручил секретарю Общества А. А. Дмитриевскому подробную инструкцию о необходимости тщательной ревизии подворий Общества в Иерусалиме, Хайфе и Назарете, всех учебных учреждений Общества и всех сторон быта российских паломников в Святой Земле. Для участия в работе ревизии привлекались также В. И. Белынский, старший бухгалтер Общества, и П. И. Ряжский, председатель Строительной комиссии Общества и инспектор Галилейских учебных заведений88. Документ был завершен и окончательно оформлен осенью 1910 года и скреплен подписями А. А. Дмитриевского и В. И. Белынского.

Непосредственным автором текста «Отчета.» является А. А. Дмитриевский89. Судя по всему, В. И. Белынский лишь поставлял А. А. Дмитриевскому необходимую информацию.

____________
86 Подробный рассказ о предыстории ревизии 1910 года и ее причинах содержится в одном из черновиков писем А. А. Дмитриевского в Палестинское общество (ОР РНБ. Ф. 253. Д. 31. Л. 49-50).

87 Ширинский-Шихматов Алексей Александрович (1862-1930) — государственный и общественный деятель, гофмейстер двора, действительный статский советник, обер-прокурор Святейшего Синода (в 1906 г.). Член Государственного Совета, сенатор, активный участник монархического движения. В 1910-1918 гг. был вице-председателем Императорского православного общества. В годы Первой мировой войны входил в состав группы политиков, стремившихся подтолкнуть Николая II к активной борьбе с надвигающейся революцией. После Октябрьской революции входил в состав подпольных монархических организаций. Осенью 1918 года эмигрировал. До своей смерти был председателем Российского палестинского общества, основанного эмигрантами. В 1921 году А. А. Ширинский-Шихматов был избран в Германии на съезде правых монархических организаций одним из трех членов Высшего монархического совета. В 1928 году он был председателем президиума проходившего в Париже монархического съезда.

88 Ряжский Павел Иванович — один из руководящих административных работников Палестинского общества в начале XX века. Он совмещал два поста, будучи управляющим русскими подворьями в Иерусалиме и главой Палестинской инспекции учебных заведений Общества. Биографических данных о нем известно крайне мало. Он был выпускником Московской духовной академии. На должности главы подворий Общества П. И. Ряжский был все годы Первой мировой войны.

89 В архиве А. А. Дмитриевского сохранился рукописный черновой вариант текста отчета, написанный его рукой.

В тексте Отчета А. А. Дмитриевский называет только одну группу причин проведения ревизии — перерасход денежных средств Общества Н. Г. Михайловым, управляющим подворьями Общества. В публикуемом же ниже документе (Док. 1), входящем в число черновиков писем А. А. Дмитриевского А. А. Ширинскому-Шихматову, речь идет, прежде всего, об иных причинах — о многочисленных недостатках в управлении подворьями, плохом состоянии отчетности подворий, неоправданных тратах и лишь отчасти о финансовых злоупотреблениях управляющего подворьями Н. Г. Михайлова (ОР РНБ. Ф. 253. Д. 31. Л. 49-50).

Была, однако, и другая причина ревизии, не отраженная в документах непосредственно. В 1910 году, по причине финансовых затруднений Общества после первой русской революции, была совершенно не ясна судьба школ Общества, на содержание которых своих денег не хватало90. Поэтому какое-то время даже стоял вопрос о закрытии школ.

Для решения всего комплекса вопросов, связанных с судьбой образовательных учреждений Общества, в ревизии принимал участие сотрудник российского посольства в Константинополе Николай Вячеславович Кохманский. Его отчет сохранился, и из первых же слов документа видно, что Н. В. Кохманский отправился на Ближний Восток по поручению посла91.

Что же касается Отчета по ревизии подворий Общества, то текст этого документа распадается на следующие пять разделов:

«Отчет по ревизии подворий Императорского православного палестинского общества в Иерусалиме, Назарете и Хайфе в 1910 году» занимает 238 страниц машинописи с двух сторон листа (листов, в зависимости от выбранной в архиве нумерации, 119 или 120).

_____________
90 О финансовых затруднениях Палестинского общества в описываемый период см. датируемую также 1910 годом «Объяснительную записку к смете по содержанию сирийских школ Императорского православного палестинского общества» (СПбФ АРАН. Ф. 110. Оп. 1. Д. 101. Л. 199-199 об.). Документ опубликован; см.: Грушевой А. Г. Из истории русских школ на Ближнем Востоке. СПб., 2016. С. 61-62.

91 Отчет Н. В. Кохманского о поездке на Ближний Восток для инспекции школ Общества сохранился и находится в настоящий момент в АВ ИВР РАН (Ф. 120. Оп. 1. Д. 178). Он опубликован в следующем издании: Грушевой А. Г. Из истории русских школ на Ближнем Востоке. С. 97-207.

Изложение начинается со своего рода введения, не имеющего заголовка, в котором в краткой форме сообщается о причинах ревизии.

Весь последующий текст отчета разделяется на следующие семь разделов:

I. Управляющий подворьями в Иерусалиме (начиная с л. 3 об.).

Здесь приводится обстоятельная характеристика деятельности Н. Г. Михайлова, управляющего подворьями, и всех допущенных им злоупотреблений служебным положением.

II. Сотрудники г. управляющего подворьями (начиная с л. 45 об.).

Во втором разделе «Отчета.» приведена достаточно объективная характеристика всех должностных лиц, руководивших деятельностью подворий в Иерусалиме.

III. Быт паломников на подворьях в Иерусалиме (начиная с л. 55 об.).

IV. Прибытие паломников в Яффу и в Иерусалим и паломнические караваны по Святой Земле (начиная с л. 68).

V. Возвращение паломников в Россию (начиная с л. 93 об.).

Третий, четвертый и пятый разделы «Отчета.» в информационном отношении наиболее содержательны. А. А. Дмитриевский детально рассказывает о прибытии паломников в Святую Землю, их быте на подворьях, паломнических караванах и их организации. Сообщаемые в «Отчете.» сведения являются ценным источником по истории паломничеств в Святую Землю, но не только как страницы истории Русской Православной Церкви, а как страницы истории общественной жизни и культуры Российской империи рубежа XIX-XX вв.

VI. Больница для паломников в Иерусалиме (начиная с л. 103 об.). Шестой раздел документа создает представление об организации и функционировании работы больницы Общества.

VII. Подворья Александровское и Вениаминовское в Иерусалиме, Назаретское и Хайфское (начиная с л. 108). В седьмом разделе приведена краткая характеристика подворий Общества за пределами Иерусалима.

В заключительном разделе «Отчета..» (начинается с л. 114 об.) перечисляются меры, которые необходимо предпринять для преодоления накопившихся в работе подворий недостатков.

В архивах Петербурга в настоящий момент удалось выявить несколько экземпляров «Отчета.». В архиве А. А. Дмитриевского (ОР РНБ. Ф. 253) они представлены следующими документами:

1) ОР РНБ. Ф. 253. Д. 32 «Отчет по ревизии подворий Императорского православного палестинского общества в Иерусалиме, Назарете и Хайфе в 1910 году». Машинопись на двух сторонах листа, не первый экземпляр. Текст завершается двумя подписями и датой (4 сентября 1910 г.) — секретарь Общества Алексей Дмитриевский, бухгалтер Общества В. И. Белынский92.

2) ОР РНБ. Ф. 253. Д. 33 «Дмитриевский Алексей Афанасьевич. Отчет о состоянии подворий Имп. правосл. палестинского общества в Иерусалиме, Назарете и Хайфе». Черновой автограф — л. 1-106. С приложением сведений о затратах, произведенных управляющим Михайловым. Заключение к отчету по ревизии — машинописные л. 107-112.

Второй из отмеченных документов является рукописным черновиком первого. Интересно отметить, что в ОР РНБ. Ф. 253. Д. 33 заключительный раздел документа — выводы — набран типографским способом и переплетен (ОР РНБ. Ф. 253 Д. 33. Л. 107-112). Этот факт уже и сам по себе говорит о том, что брошюра предназначалась для распространения среди максимального количества заинтересованных лиц, а выводам из отчета придавалось большое значение.

Совершенно идентичный экземпляр — не считая двух небольших технических различий — «Отчета по ревизии подворий.» хранится в Архиве востоковедов ИВР РАН. (Ф. 120. Оп. 3. Д. 1). Это опять же машинопись на двух сторонах, не первый экземпляр. Текст завершается подписями А. А. Дмитриевского и В. И. Белынского. Дата оформления и подписания документа та же — 4 сентября 1910 года.

Различия между экземплярами отчета в ОР РНБ и Архиве востоковедов следующие:

1) Качество переплета. Экземпляр, хранящийся в Архиве востоковедов, отличается переплетом из твердого материала высокого качества. Заголовок отчета выполнен на переплете буквами с золотым тиснением. Переплет экземпляра документа, хранящегося в ОР РНБ, плохого качества и непрочный.

2) Качество бумаги. Заметно различается и качество бумаги. Экземпляр, хранящийся в ОР РНБ, напечатан на бумаге худшего качества, по сравнению с экземпляром, находящимся в Архиве востоковедов ИВР АН.

___________
92 Подпись В. И. Белынского неразборчива и, видимо, поэтому в ОР РНБ при описании архива она прочтена неправильно — В. Гневинский.

3) В экземплярах «Отчета.» в ОР РНБ и «Архиве востоковедов» не совпадает нумерация листов документа. В первом случае нумерация начинается с обложки, во втором — непосредственно с текста. В результате первый лист собственно текста «Отчета.» ОР РНБ имеет номер 2, тогда как в Архиве востоковедов это номер 1.

Многочисленные подчеркивания карандашом отдельных строк и абзацев «Отчета.» в экземпляре, хранящемся в Архиве востоковедов, показывают, что этот экземпляр документа внимательно читался, в отличие от того, что находится в Архиве Дмитриевского (ОР РНБ. Ф. 253).

Отметим, наконец, что мы можем в какой-то мере судить и о количестве изготовленных в 1910 году экземпляров документа. В тексте «Отчета.» неоднократно упоминаются приложения к нему. Ни в одном из экземпляров «Отчета.», хранящихся в архивах Петербурга, этих приложений нет. Кроме того, оба экземпляра «Отчета.» не являются первым экземпляром машинописи. Иными словами, наличие экземпляров этого «Отчета.» в других архивах представляется вполне вероятным.

Машинописные копии писем А. А. Дмитриевского А. А. Ширин-скому-Шихматову сохранились в двух петербургских архивах. Помимо архива А. А. Дмитриевского в ОР РНБ, эти же документы есть в ф. 214 (Оп. 1. Д. 1) Санкт-Петербургского филиала Архива РАН (СПбФ АРАН). Текст писем в обоих случаях идентичен, но между экземплярами есть и несколько существенных различий93.

Экземпляр писем в ОР РНБ несколько короче экземпляра в СПбФ АРАН, что объясняется двумя причинами. В тексте писем в ОР РНБ есть большая лакуна, тогда как в СПбФ АРАН текст полный94.

На каждом отдельно взятом листе архивного дела писем в обоих архивах слегка различается количество строк и количество знаков в строке. В экземпляре писем в СПбФ АРАН количество строк и количество знаков в строке меньше, чем в экземпляре писем, хранящемся в основном корпусе архива А. А. Дмитриевского ОР РНБ (Ф. 253. Д. 31). 

________________
93 Отметим также, что хранящиеся в обоих архивах тексты писем А. А. Дмитриевского собственноручной подписи отправителя не имеют. Это позволяет говорить о том, что письма были отправлены адресату в традиционном, рукописном варианте, а сохранившиеся машинописные копии были сделаны специально, но позже — для собственного архива и для последующей работы. Этот пример, наряду с многими другими, позволяет говорить о нем как о человеке, очень внимательно относящемся к деловой документации, особенно в тех случаях, когда автором документа являлся он сам.

94 В ОР РНБ. Ф. 253. Д. 31 отсутствуют несколько листов из машинописной копии шестого, самого длинного письма А. А. Ширинскому-Шихматову.

Есть различия и в качестве бумаги, на которой напечатаны тексты писем. В ОР РНБ ветхость бумаги заметна больше, чем в СПбФ АРАН. Видимо, это объясняется тем, что читателей данного архивного дела было много больше, чем в СПбФ АРАН.

Отметим, наконец, два существенных отличия между этими архивными делами по составу. Всю вторую половину архивного дела ОР РНБ. Ф. 253 Д. 31 составляют многочисленные черновики и подготовительные материалы к письмам. В экземпляре, находящемся в СПбФ АРАН, этих черновых и подготовительных материалов нет. В ОР РНБ. Ф. 253. Д. 31 машинопись писем А. А. Дмитриевского практически не содержит никаких авторских помет на полях. В экземпляре же СПбФ АРАН на полях большинства листов имеется большое количество авторских исправлений и вставок, сделанных рукой А. А. Дмитриевского. Фрагмент письма А. А. Дмитриевского в Палестинское общество публикуется по ОР РНБ. Ф. 253. Д. 31. Л. 49-50.

Что касается самого А. А. Дмитриевского, то, на наш взгляд, он собирался, используя свои письма и заметки, подготовить книгу путевых впечатлений по материалам, связанным с его пребыванием на Ближнем Востоке в первые месяцы 1910 года95. На наш взгляд, именно этим лучше всего объясняется наличие в архивах двух абсолютно идентичных текстов машинописи писем, а также и изобилие авторской правки в одном из экземпляров. О том же свидетельствует и изобилие черновиков и подготовительных материалов, составляющих всю вторую половину архивного дела ОР РНБ. Ф. 253. Д. 3196.

В приложении к статье публикуются два архивных документа в современной орфографии и пунктуации. Подстрочные примечания при публикации текстов документов, не отмеченные как принадлежащие А. А. Дмитриевскому, написаны А. Г. Грушевым.

________________
95 Вероятнее всего, экземпляр писем, хранящийся в ОР РНБ. Ф. 253. Д. 31, является первой перепечаткой рукописного варианта текста писем А. А. Дмитриевского, а экземпляр писем, хранящийся в СПбФ АРАН Ф. 214. Д. 1, — второй машинописной копией писем, сделанной специально для последующей редакторской работы по подготовке рассказа о своем путешествии.

96 Многие, хотя далеко не все, путевые впечатления А. А. Дмитриевского о командировке на Ближний Восток в 1910 году собраны в следующей книге: Дмитриевский А. А. Праздники Святой Земли. СПб., 2013. Издание подготовлено Н. Н. Лисовым.

Вступительная статья, публикация и примечания А. Г. Грушевого

Список литературы

1. Блинова Л. Н. «И гид, и страж, и друг». Черногорцы на службе проводниками у Императорского православного палестинского общества // Иерусалимский вестник. 2014. Вып. У-У1. С. 69-80.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2. Вейсенелл Питер Р. Сообщения русских крестьян-паломников о Палестине как отображение жизни русской сельской общины // Православный палестинский сборник. 1992. Вып. 31 (94). С. 37-44.

3. Гарталов Н. Молодые паломники в Святой Земле // Сообщения Императорского православного палестинского общества. 1900. Т. 11. С. 37-110.

4. Гарталов Н. Первая поездка русских гимназистов в Палестину // Сообщения Императорского православного палестинского общества. 1899 (1900). Т. 10, сентябрь — октябрь. С. 548-553.

5. Герд Л. А. Еще один неизданный текст В. Н. Хитрово // Православный палестинский сборник. 2008. Вып. 106. С. 289-297.

6. Грушевой А. Г. Из истории русских школ на Ближнем Востоке. СПб., 2016.

7. Дмитриевский А. А. Деятели русской Палестины / сост. и автор предисл. Н. Н. Ли-совой. М.; СПб., 2010.

8. Дмитриевский А. А. Императорское православное палестинское общество и его деятельность за истекшую четверть века: 1882-1907 / вступ. ст. и послесл. Н. Н. Лисо-вого. СПб., 22008.

9. Дмитриевский А. А. Русские учебно-воспитательные, благотворительные и странноприимные учреждения в Палестине и Сирии. Киев, 1907.

10. Дмитриевский А. А. Современное русское паломничество в Святую Землю. Киев, 1903.

11. Дмитриевский А. А. Типы современных русских паломников в Святую Землю. СПб., 1905. Переиздано: М.; СПб., 2010.

12. Добиаш-Рождественская О. А. Западное паломничество в Средние века. Петроград, 1924.

13. Дорошевич В. М. В Земле Обетованной (Палестина). М., 1900.

14. Евсеев Е. В. Паломничество в Святую Землю. История и перспективы // Православный палестинский сборник. 1992. Вып. 31 (94). С. 32-36.

15. Елисеев А. В. Русские паломники в Святой Земле. СПб., 1884.

16. Елисеев А. В. С русскими паломниками в Святой Земле весною 1884 года (очерки, заметки и наблюдения). СПб., 1885.

17. Житенев С. Ю. История русского православного паломничества в X-XVШ веках. М., 2007.

18. Крымский А. Е. История новой арабской литературы: XIX — начало XX века. М., 1971.

19. Лисовой Н. Н. А. А. Дмитриевский и его труды по истории Русской Палестины // А. А. Дмитриевский. Императорское православное палестинское общество и его деятельность за истекшую четверть века: 1882-1907 / вступ. ст. и послесл. Н. Н. Лисового. М.; СПб., 2008. С. 5-72.

20. Лисовой Н. Н. Люди русской Палестины в изображении А. А. Дмитриевского // Дмитриевский А. А. Деятели русской Палестины / сост. и автор предисл. Н. Н. Лисо-вой. М.; СПб., 2010. С. 5-18.

21. Лисовой Н. Н. Церковь, Империя, Культура: очерки Синодального периода. М., 2016.

22. Отчет Императорского православного палестинского общества за 1908-1909 гг. и 1909-1910 гг. СПб., 1911.

23. Палеолог Ф. Русские люди в Обетованной Земле. Путевые наблюдения и впечатления. СПб., 1895.

24. Панченко К. А. Арабы-христиане // Православная энциклопедия. М., 2001. Т. 3. С. 152-155.

25. Панченко К. А. Ближневосточное православие под османским владычеством. Первые три столетия: 1516-1831. М., 1912.

26. Платонов П. В. От «русских раскопок» до Александровского подворья Императорского православного общества в Иерусалиме // Иерусалимский вестник. 2012. Вып. 2. С. 89-105.

27. Порфирий (Успенский), еп. Книга бытия моего. Дневник и автобиографические записи. Ч. II: 1844-1846 гг. СПб., 1895.

28. Россия в Святой Земле. Документы и материалы. Т. I—II. М., 2000.

29. Ростовцев М. И. Русская археология в Палестине // Христианский Восток. 1912. Т. 1. С. 247-266.

30. Седьмой отчет Императорского православного палестинского общества за 18881889 годы. СПб., 1891. С. 536-560.

31. Суворин А. А. Палестина / худож. А. Д. Кившенко, В. И. Навозов. СПб., 1898.

32. Сухова Н. Ю. Паломничество на православный Восток студентов духовных академий летом 1914 г. // Православный палестинский сборник. 2014. Вып. 109. С. 189-216.

33. Сухова О. А. Десять мифов крестьянского сознания. Опыт истории социальной психологии и ментальности русского крестьянства (конец XIX — начало XX в.). М., 2008.

34. Хитрово В. Н. Русские паломники Святой Земли. СПб., 1905.

35. Хитрово В. Н. Собрание сочинений и писем. Т. 1: Православие в Святой Земле. М.; СПб., 2011.

36. Хитрово В. Н. Статьи о Святой Земле, из истории РДМ в Иерусалиме, из истории паломничества в Святую Землю. М.; СПб., 2011.

37. Хохлов А. Н. Российские православные школы в Палестине и Сирии на рубеже XIX-XX вв. // Восточный архив. 2007. № 16. С. 20-28.

38. Ювачев И. П. Паломничество в Палестину к Гробу Господню. Очерки путешествия в Константинополь, Малую Азию, Сирию, Палестину, Египет и Грецию. СПб., 1904.

39. Якушев М. И. Антиохийский и Иерусалимский Патриархаты в политике России. 1830-е — начало XX в. М., 2013.

40. Bar-Yosef E. The Holy Land in English Culture 1799-1917: Palestine and the Question of Orientalism. Oxford, 2005.

41. Biggs Ch. Six Months in Jerusalem. Impressions of the Work of England in and for The Holy Land. Oxford; London, 1896.

42. Buffon G. Les Franciscains En Terre Sainte (1869-1889). Religion et Politique. Une recherche Institutionnelle. Thèse de doctorat. Paris, 2002; — отдельная книга — Paris, 2005.

43. Deplaissan P. La politique russe dans la Palestine et la Syrie // Échos d'Orient. 1901. T. 4, № 4. P. 202-212; № 5. P. 275-282.

44. Grabois A. Le pèlerin occidental en Terre sainte au Moyen Âge. Paris, 1998.

45. Impressions d'un pèlerin de Terre-Sainte au printemps de 1856. Journal de l'abbé Becq. Tours, 1862.

46. Kirchhoff M. Deutsche Palästinawissenschaft im letzen Viertel des 19. Jahrhundert. Die Anfänge und Programmatik des Deutschen Vereins zur Erforschung Palästinas // Europäer in der Levante. Zwischen Politik, Wissenschaft und Religion (19.-20. Jahrhundert) / Hrsgb. R. Trimbur. München, 2004. S. 31-56.

47. Lamond J. Modern Palestine or the need of a new crusade. Edinburgh; London, 1897.

48. Merlo S. Travels of Russians to the Holy Land in the 19th Century // Quest. 6. Issues in Contemporary Jewish History. Journal of Fondazione CDECH 6 dec. 2013. P. 48-67.

49. Rochette B. Des pèlerins latins en Terre Sainte. Rencontre de langues et de cultures // Byzantion. 1996. Vol. 66. P. 363-372.

50. Rogers S. S. Inventing the Holy Land. American Protestant Pilgrimage to Palestine 18651941. New York, 2011.

51. Tristram H. B. The Land of Israel; A Journal of Travels in Palestine undertaken with special reference to its physical character. London, 1865.

DOCUMENTS RELATING TO THE ACTIVITIES OF IMPERIAL ORTHODOX SOCIETY IN THE BEGINNING OF THE 20th CENTURY (A REPORT BY A. A. DMITRIEVSKY AND V. I. BELYNSKY ABOUT THE METOCHIA OF THE SOCIETY IN 1910)

The introductory article, publication and comments by Alexander G. Grouchevoy

Abstract

The aim of this work is to introduce into the scientific use two valuable archival documents relating to the history of the Imperial Orthodox Palestine Society in the Middle East in the early 20th century.

First of all, it is the Report signed by A. A. Dmitrievsky and V. I. Belynsky concerning the conditions of the Palestinian Society metochions at Jerusalem, Haifa and Nazareth in 1910. The document is available in two archives, in the archive of A. A. Dmitrievsky (Russian National Library, Manuscript Dept., stock 253, dos. 32; Institute of the Eastern Manuscripts of RAS, stock 120, fol. 3, dos. 1).

This document is a very important source on the history of Russian pilgrimage to the Holy Land as it presents an objective description of Russian pilgrims' routine in Palestine. A. A. Dmitrievsky described thoroughly the journey of pilgrims to Palestine and back to Russia, their everyday life in the metochion of the Society, as well as their life during their transferring from Jerusalem to the Christian Holy sites. As opposed to the official papers of the Society which gave truthful but smoothed picture of the pilgrims' life conditions, the Report describes in detail a great number of unsolved problems of Russian pilgrims and the relationships between the Russian metochion administration and common pilgrims which were far from being ideal.

The archival document explaining the purpose of the audit of 1910 is provided below as a supplement to the Report on the state of metochion (Russian National Library, Manuscript Dept., stock 253, dos. 31, fols. 49-50).

The publication is preceded by an article about the Russian pilgrims to the Holy Land in the early 20th century.

Keywords: Palestine, Russian Empire, pilgrims, archive documents, Alexey A. Dmitrievsky.

References

1. Bar-Yosef E. The Holy Land in English Culture 1799-1917: Palestine and the Question of Orientalism. Oxford, 2005.

2. Biggs Ch. Six Months in Jerusalem. Impressions of the Work of England in and for The Holy Land. Oxford, London, 1896.

3. Blinova L. N. «I gid, i strazh, i drug». Chernogortsy na sluzhbe provodnikami u Impera-torskogo pravoslavnogo palestinskogo obschestva [''A guide, a guard, a friend''. Montenegrins

as guides working for the Imperial Orthodox Palestinian Society]. Ierusalimskij vestnik — Jerusalem Bulletin, 2014, issue V-VI, pp. 69-80.

4. Buffon G. Les Franciscains En Terre Sainte (1869-1889). Religion et Politique. Une recherché Institutionnelle. Thèse de doctorat. Paris, 2002; Paris, 2005.

5. Deplaissan P. La politique russe dans la Palestine et la Syrie. Échos d'Orient, 1901, t. 4, no. 4, pp. 202-212; no. 5, pp. 275-282.

6. Dmitrievskij A. A. Deiateli russkoi Palestiny [Figures of the Russian Palestine] (ed. N. N. Liso-voy). Moscow, Saint-Petersburg, 2010.

7. Dmitrievskij A. A. Imperatorskoe pravoslavnoe palestinskoe obshchestvo i ego deiatel'nost' za istekshuiu chetvert' veka: 1882-1907 [The Imperial Orthodox Palestinian Society and its activity for the last quarter of the century 1882-1907] (ed. N. N. Lisovoy). Saint-Petersburg, 2008.

8. Dmitrievskij A. A. Russkie uchebno-vospitatel'nye, blagotvoritel'nye i strannopriimnye uch-rezhdeniia v Palestine i Sirii [Russian teaching and educational, charitable and hospitable foundations in Palestine and Syria]. Kiev, 1907.

9. Dmitrievskij A. A. Sovremennoe russkoe palomnichestvo v Sviatuiu Zemliu [The modern Russian pilgrimage to the Holy Land]. Kiev, 1903.

10. Dmitrievskij A. A. Tipy sovremennykh russkikh palomnikov v Sviatuiu Zemliu [The types of modern Russian pilgrims to the Holy Land]. Saint-Petersburg, 1905. Reprint: Moscow, Saint-Petersburg, 2010.

11. Dobiash-Rozhdestvenskaya O. A. Zapadnoe palomnichestvo v Srednie veka [Western pilgrimage of the Middle Ages]. Petrograd, 1924.

12. Doroshevich V. M. Vzemle obetovannoi (Palestina) [In the Land of Promise (Palestine)]. Moscow, 1900.

13. Eliseev A. V. Russkie palomniki v Sviatoi Zemle [The Russian pilgrims in the Holy Land]. Saint-Petersburg, 1884.

14. Eliseev A. V. S russkimi palomnikami v Sviatoi Zemle vesnoiu 1884 goda (ocherki, zametki i nabliudeniia) [Together with Russian pilgrims to the Holy Land in spring of 1884 (studies, notes and surveys)]. Saint-Petersburg, 1885.

15. Evseev E. V. Palomnichestvo v Sviatuiu Zemliu. Istoriia i perspektivy [Pilgrimage to the Holy Land. History and prospects] // Pravoslavnyi palestinskii sbornik — The Orthodox Palestinian Digest, 1992, issue 31 (94), pp. 32-36.

16. Gartalov N. Molodye palomniki v Sviatoi Zemle [Young pilgrims in the Holy Land]. Soobshcheniia Imperatorskogo pravoslavnogo palestinskogo obshchestva — Messages of Imperial orthodox Palestinian society, 1900, vol. 11, pp. 37-110.

17. Gartalov N. Pervaia poezdka russkikh gimnazistov v Palestinu [The first journey of Russian gymnasium pupils to Palestine]. Soobshcheniia Imperatorskogo pravoslavnogo palestinskogo obshchestva — Messages of Imperial orthodox Palestinian society, 1899 (1900), vol. 10, September — October, pp. 548-553.

18. Gerd L. A. Eshche odin neizdannyi tekst V. N. Khitrovo [Another unpublished text of V. N. Khitrovo]. Pravoslavnyi palestinskii sbornik — The Orthodox Palestinian Digest, 2008, issue 106, pp. 289-297.

19. Grabois A. Le pèlerin occidental en Terre sainte au Moyen Âge. Paris, 1998.

20. Grouchevoy A. G. Iz istorii russkikh shkol na Blizhnem Vostoke [Some facts about Russian schools at the Middle East]. Saint-Petersburg, 2016.

21. Hohlov A. N. Rossiiskie pravoslavnye shkoly v Palestine i Sirii na rubezhe XIX-XX vv. [The Russian Orthodox schools in Palestine and Syria at the turn of XIX-XX cc.]. Vostochnyi arkhiv — The Eastern Archive, 2007, no. 16, pp. 20-28.

22. Iakushev M. I. Antiokhiiskii i Ierusalimskii Patriarkhaty v politike Rossii. 1830-e — nacha-lo XX v. [The Patriarchies of Antioch and Jerusalem in the Russian politics. 1830-s — beginning of XX century]. Moscow, 2013.

23. Impressions d'un pèlerin de Terre-Sainte au printemps de 1856. Journal de l'abbé Becq. Tours, 1862.

24. Iuvachev I. P. Palomnichestvo v Palestinu k Grobu Gospodniu. Ocherki puteshestviia v Konstantinopol', Maluiu Aziiu, Siriiu, Palestinu, Egipet i Gretsiiu [Pilgrimage to Palestine to the Holy Sepulcher. Sketches of the trips to Constantinople, Asia Minor, Syria, Palestine, Egypt and Greece]. Saint-Petersburg, 1904.

25. Khitrovo V. N. Russkie palomniki Sviatoi Zemli [Russian pilgrims of the Holy Land]. Saint-Petersburg, 1905.

26. Khitrovo V. N. Sobranie sochinenii i pisem. T. 1: Pravoslavie v Sviatoi Zemle [The Collection of works and letters. Vol. 1: Orthodoxy in the Holy Land]. Moscow, Saint-Petersburg, 2011.

27. Khitrovo V. N. Stat'i o Sviatoi Zemle, iz istorii RDM v Ierusalime, iz istorii palomnichestva v Sviatuiu Zemliu [Articles about the Holy Land, history of the Russian Ecclesiastical Mission in Jerusalem and of pilgrimage to the Holy Land]. Moscow, Saint-Petersburg, 2011.

28. Kirchhoff M. Deutsche Palästinawissenschaft im letzen Viertel des 19. Jahrhundert. Die Anfänge und Programmatik des Deutschen Vereins zur Erforschung Palästinas. Europäer in der Levante. Zwischen Politik, Wissenschaft und Religion (19.-20. Jahrhundert) (Hrsgb. R. Trimbur). München, 2004, pp. 31-56.

29. Krymskij A. E. Istoriia novoi arabskoi literatury: XIX — nachalo XX veka [History of the new Arabian literature: XIX — beginning of XX century]. Moscow, 1971.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

30. Lamond J. Modern Palestine or the need of a new crusade. Edinburgh, London, 1897.

31. Lisovoy N. N. Dmitrievskij i ego trudy po istorii russkoi Palestiny [A. A. Dmitrievsky and his works about the Russian Palestine history]. A. A. Dmitrievskij. Imperatorskoe pravoslavnoe palestinskoe obshchestvo i ego deiatel'nost' za istekshuiu chetvert' veka: 1882-1907 [A. A. Dmi-trievsky. The Imperial Orthodox Palestinian Society and its activity for the last quarter of the century. 1882-1907] (ed. N. N. Lisovoy). Moscow, Saint-Petersburg, 2008, pp. 5-72.

32. Lisovoy N. N. Liudi russkoi Palestiny v izobrazhenii A. A. Dmitrievskogo [People of the Russian Palestine as described by A. A. Dmitrievsky]. Dmitrievskij A. A. Deiateli russ-

koi Palestiny [Figures of the Russian Palestine] (ed. N. N. Lisovoy). Moscow, Saint-Petersburg, 2010, pp. 5-18.

33. Lisovoy N. N. Tserkov', Imperiia, Kul'tura: ocherki Sinodal'nogo perioda [Church, Empire, Culture: sketches of the Synod period]. Moscow, 2016.

34. Merlo S. Travels of Russians to the Holy Land in the 19th Century. Quest. 6. Issues in Contemporary Jewish History. Journal of Fondazione CDECH 6 dec., 2013, pp. 48-67.

35. Otchet Imperatorskogo pravoslavnogo palestinskogo obshchestva za 1908-1909gg. i 19091910 gg. [Report of the Imperial Orthodox Palestinian Society for 1908-1909 and for 19091910]. Saint-Petersburg, 1911.

36. Paleolog F. Russkie liudi v Obetovannoi Zemle. Putevye nabliudeniia i vpechatleniia [Russians at the Land of Promise. Traveller's surveys and impressions]. Saint-Petersburg, 1895.

37. Panchenko K. A. Araby-khristiane [Arabs-Christians]. Pravoslavnaia entsiklopediia [Orthodox Encyclopaedia]. Moscow, 2001, t. 3, pp. 152-155.

38. Panchenko K. A. Blizhnevostochnoe pravoslavie pod osmanskim vladychestvom. Pervye tri stoletiia: 1516-1831 [Orthodox of the Middle East under the Ottoman Empire. The first three centuries: 1516-1831]. Moscow, 1912.

39. Platonov P. V. Ot «russkikh raskopok» do Aleksandrovskogo podvor'ia Imperatorskogo Pravoslavnogo obshchestva v Ierusalime [From the "Russian excavations" to the Alexander Town church of the Imperial Orthodox Society in Jerusalem]. Ierusalimskii vestnik — The Jerusalem Bulletin, 2012, issue 2, pp. 89-105.

40. Porfirij (Uspenskij), episkop. Kniga bytiia moego. Dnevnik i avtobiograficheskie zapisi. Ch. II: 1844-1846 gg. [The Book of my life. Diary and autobiographical notes. Part II: 18441846]. Saint-Petersburg, 1895.

41. Rochette B. Des pèlerins latins en Terre Sainte. Rencontre de langues et de cultures. Byz-antion, 1996, vol. 66, pp. 363-372.

42. Rogers S. S. Inventing the Holy Land. American Protestant Pilgrimage to Palestine 18651941. New York, 2011.

43. Rossiia v Sviatoi Zemle. Dokumenty i materialy [Russia in the Holy Land. Documents and materials]. Part I-II. Moscow, 2000.

44. Rostovtsev M. I. Russkaia arkheologiia v Palestine [The Russian Archeology in Palestine]. Khristianskii Vostok — The Christian East, 1912, vol. 1, pp. 247-266.

45. Sukhova N. Yu. Palomnichestvo na Pravoslavnyi Vostok studentov dukhovnykh aka-demii letom 1914 g. [The Pilgrimage of Theological Academy Students to the Orthodox East in summer of 1914]. Pravoslavnyi palestinskii sbornik — The Orthodox Palestinian Digest, 2014, issue 109, pp. 189-216.

46. Sukhova O. A. Desiat' mifov krest'ianskogo soznaniia. Opyt istorii sotsial'noi psikhologii i mental'nosti russkogo krest'ianstva (konets XIX — nachalo XX v). [The ten myths of peasant perception. Experience of the Social Psychology history and the Russian peasant mentality (the end of XIX — beginning of XX century)]. Moscow, 2008.

47. Suvorin A. A. Palestina [Palestine] (khudozhn. A. D. Kivshenko, V. I. Navozov). Saint-Petersburg, 1898.

48. Tristram H. B. The Land of Israel; A Journal of Travels in Palestine undertaken with special reference to its physical character. London, 1865.

49. Veysenel Piter R. Soobshcheniia russkikh krest'ian-palomnikov o Palestine kak oto-brazhenie zhizni russkoi sel'skoi obshchiny [Reports of the Russian peasants-pilgrims on Palestine as a kind of reflection of the Russian village community life]. Pravoslavnyi palestinskii sbornik — The Orthodox Palestinian Digest, 1992, issue 31 (94), pp. 37-44.

50. VII otchet Imperatorskogo pravoslavnogo Palestinskogo obshchestva za 1888-1889 gody [The 7-th report of the Imperial Orthodox Palestinian Society for 1888-1889]. Saint-Petersburg, 1891, pp. 536-560.

51. Zhitenev S. Yu. Istoriia russkogo pravoslavnogo palomnichestva v X-XVIII vekakh [The history of Russian Orthodox pilgrimage of the X-XVIII centuries]. Moscow, 2007.

Приложение

Документ 1

Дмитриевский А. А. [Письмо в Палестинское общество]

л. 49 Одновременно с ревизией школ Общества в Сирии и Палестине назревала необходимость в ревизии всех подворий Общества в Иерусалиме, Назарете и Хайфе и ведения хозяйства в них, больниц, амбулаторий и земельных участков. Потребность в такой ревизии осознавалась уже давно, еще при жизни первого председателя Общества великого князя Сергея Александровича и секретаря Общества В. Н. Хитрово, так как в ведении хозяйства на подворьях со стороны заведующих ими чувствовались и сознавались значительные дефекты, упущения, произвольные деяния, клонящиеся ко вреду правильного ведения сложного хозяйства и вызывающие бесполезные затраты небогатых средств Общества, но назначение такой ревизии в Иерусалим встречалось в Совете Общества возражениями и иногда прямо трактовалось как недоверие Н. Г. Михайлову, почти 20 лет занимающему этот ответственный пост и достаточно себя уже зарекомендовавшему за это время с хорошей стороны перед Обществом. Но поступавшие время от времени из Иерусалима жалобы на Н. Г. Михайлова и со стороны русского консула, и со стороны русских паломников, проводивших в Иерусалиме паломнический сезон полностью, и со стороны русских служащих на русских подворьях, тяготившихся полномочиями главного бухгалтера конторы Общества, родственника управляющего подворьями по жене К. Петропуло, выдвигали на очередь этот больной вопрос с неотразимой настойчивостью. Длительная размолвка управляющего подворьями с почтеннейшим и старым служакою В. Я. Севериным, который в своих отчетах по ведению самостоятельного хозяйства в больнице и амбулаториях вынуждался касаться хозяйства подворий и вскрывать любопытные подробности заведомо неправильной отчетности по хозяйству подворий, бесцельная и оказавшаяся напрасною трата экстренно ассигнованных Советом Общества 15 тыс. руб. на ремонт подворий в 1907 г. для приема несостоявшегося паломнического многолюдного в 10 тыс. человек каравана (прибыло всего сто человек) покойного синодального миссионера игумена Арсения, перерасход против Высочайше утвержденной сметы на 50 тыс. фр. в 1907 и 1908 гг. шероховатости и недоразумения, возникшие при постройке Николаевского подворья в Иерусалиме, вызвавшие специальную командировку инспектора галилейских школ П. И. Ряжского и назначение его председателем строительной комиссии и

л. 49 об. др. вопросы, — все это по- || буждало Совет не медлить с назначением ревизии подворий Общества и хозяйства в нем. Вот почему в заседании Совета Общества 22 мая одновременно с вопросом о ревизии школ Общества обсуждался вопрос и о ревизии русских подворий в Иерусалиме, Назарете и Хайфе и всего сложного их хозяйства и решено было возложить на меня1, придав мне в помощь в первом случае инспектора галилейских школ П. И. Ряжского, а во втором, т. е. по ревизии подворий и хозяйства в них, — бухгалтера канцелярии общества В. И. Белынского. Соответственно с указанными назначениями и была выработана для меня вице-председателем Общества князем А. А. Ширинским-Шихматовым инструкция за № 1212 от 14 декабря 1909 г. следующего содержания:

______________
1 Это слово показывает, во-первых, то, что текст написан лично А. А. Дмитриевским и, во-вторых, то, что данный отрывок входил в состав (или должен был войти) официального отчета А. А. Дмитриевского о его командировке. 

С соизволения Августейшего председателя Общества покорнейше прошу и уполномочиваю Ваше Превосходительство:

1. Произвести тщательный осмотр и освидетельствование настоящего состояния всех учреждений Общества в Иерусалиме: 1) наружного и внутреннего их вида; 2) инвентаря подворий Общества; 3) запасов вещевого склада и кладовой; 4) лавки книжно-иконной; 5) лавки по продаже продуктов; 6) системы водоснабжения подворий; 7) системы канализации подворий; 8) состояния древесных насаждений и огорода; 9) живого инвентаря подворий; 10) больницы Общества, амбулатории с инвентарем их и прочего хозяйства.

2. Составить на месте соображения о всех необходимых улучшениях в иерусалимских учреждениях Общества в связи с современными потребностями паломников: 1) в больнице с заразным при нем отделением; 2) народной столовой и водогрейной; 3) бани; 4) прачечной и обеих лавок.

3. Ознакомиться с организацией больших паломнических организаций и наметить необходимые в ней улучшения.

4. Произвести осмотр Назаретского и Хайфского подворий Общества: 1) проверить хозяйственный их инвентарь; 2) наметить необходимые в них улучшения.

5. Осмотреть все земельные владения Общества в Иудее, Галилее и Сирии: 1) установить документальную их принадлежность Обществу; 2) проверить их границы по официальным планам и заказать планы на те участки, кои их не имеют; 3) определить возможную эксплуатацию этих участков и, если представится к тому возможность, заключить проекты контрактов с предпринимателями. ||

6. Произвести ревизию учебно-воспитательного дела и хозяйства в учительских л. 50 семинариях Общества, женской в Бет-Джале и мужской в Назарете, и сообразить на месте возможные в них улучшения.

7. Осмотреть по возможности большее количеств школ Общества в Иудее, Галилее, Южной и Северной Сирии, как в городах, так и в некоторых отдаленных от них пунктах: 1) обратить внимание на учебно-воспитательную часть в них; 2) выяснить, насколько эти школы удовлетворяют потребностям страны с точки зрения местных агентов Российского правительства, высшей духовной иерархии и туземного православного населения; 3) определить в связи с состоянием средств Общества, в каких преобразованиях нуждаются эти школы.

8. Осмотреть все амбулатории Общества и выяснить вопрос о дальнейшем существовании амбулаторий в Дамаске и Хомсе, не признаваемых турецким правительством за русские учреждения.

9. При обозрении школ в Сирии, в случае надобности, приглашать себе в помощь инспектора галилейских учебных заведений Общества П. И. Ряжского.

10. При обозрении всех хозяйственных учреждений и участков Общества в Иерусалиме, Назарете и Хайфе иметь коим ближайшим помощником старшего бухгалтера Общества В. И. Белынского, получающего от Вас все ближайшие распоряжения и указания.

Публикуется по: ОР РНБ. Ф. 253. Д. 31. Л. 49-50.

Пред. Оглавление раздела След.
В основное меню