RSS
Написать
Карта сайта
Eng

Россия на карте Востока

Летопись

18 июня 1887 секретарь ППО М. П. Степанов в своем письме благодарит уполномоченного Общества в Иерусалиме Д.Д. Смышляева за проведение работ на Сергиевском подворье

19 июня 1889 преставился русский игумен Пантелеимоновой обители на Афоне Макарий (Сушкин), почетный член ИППО

20 июня 1591 митр. Тырновский Дионисий вручил в Москве царю Федору Иоанновичу грамоту об учреждении Московского Патриархата с 106 подписями глав и представителей Константинопольского, Иерусалимского и Антиохийского патриархатов

Соцсети


Гость из Сирии.
Интервью представителя Патриарха Московского и всея Руси при Патриархе Великой Антиохии и всего Востока игумена Арсения (Соколова) "Гродненским епархиальным ведомостям"

В конце августа нынешнего года Гродненскую епархию посетил представитель Патриарха Московского и всея Руси при Патриархе Великой Антиохии и всего Востока игумен Арсений (Соколов). Пользуясь случаем, редакция "Гродненских епархиальных ведомостей" побеседовала с о. Арсением о непростом положении христиан в странах Ближнего Востока


Представитель Патриарха Московского и всея Руси при Патриархе Великой Антиохии и всего Востока игумен Арсений (Соколов) во время встречи с президентом Сирии Башаром Асадом

О. Арсений, недавно местом Вашего служения стал Ближний Восток – библейская земля и одновременно один из самых неспокойных регионов земли. Расскажите о положении в этих странах. 

- Да, Ближний Восток – библейская, исконно христианская земля. Христиане здесь – на своей земле. И в Сирии, и в Ливане, и в Ираке христианские общины существуют с I века, они основаны самими апостолами. Более того, Сам Господь наш Иисус Христос, по неложному свидетельству синоптических Евангелий, бывал в пределах Тирских и Сидонских. 

Благословением Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла и решением Священного Синода мне поручено быть представителем при Антиохийском престоле. Это очень ответственное и непростое служение, особенно в настоящее время. Регион охвачен войной. Это не гражданская война, как утверждают некоторые западные СМИ, это война с внешним врагом – с мировым терроризмом. И в Сирии, и в Ираке против законных правительств воюют иностранные интервенты из десятков стран мира. Многотысячные полчища джихадистов сеют смерть и страх, убивают и изгоняют христиан, превращают их храмы в мечети. Объектами их агрессии становятся и традиционные мусульмане, не согласные с ваххабитской версией ислама. 

В Сирии (да и в Ираке) христиане живут бок о бок с мусульманами уже чуть ли не полторы тысячи лет. Вековое мирное сосуществование мусульманских и христианских общин сформировало определенные модели общественных и межрелигиозных отношений. Эти отношения характеризуются уважительным отношением друг ко другу. В Сирии, например, считается неприличным спрашивать у человека, какой он веры. В Дамаске нет христианских и мусульманских кварталов, семьи живут вперемешку. На одной лестничной площадке могут по соседству жить православные, католики, шииты, сунниты, алавиты. Террористов, взорвавших многовековой мир в Сирии, не устраивает такой мирный ислам. Единственно верным учением они считают свою версию ислама и несогласных с ней они готовы убивать. Они не знают истории ислама. Вспомним, к примеру, какими человечными и благородными были в средние века правители Кордовского халифата. Кордова в IX-X веке была самым большим и самым просвещенным городом Европы, в ней задолго до Падуи и Болоньи был образован университет. Христиане и иудеи в Кордовском халифате были министрами и военачальниками, в городах цвели и развивались науки и искусства. То же можно сказать и о раннемусульманском Дамаске, в котором преподобный Иоанн Дамаскин (VIII век) был ни много ни мало, верховным визирем (премьер-министром). Подобный пример можно привести и из недавнего прошлого: в Ираке времен Саддама Хусейна министром иностранных дел был христианин Тарик Азиз. 

Сирия – прекрасная страна, населенная добрыми и приветливыми людьми. Но сегодня ее терзают интервенты-джихадисты, финансируемые Турцией, Саудовской Аравией и богатыми эмирами Персидского Залива. Русская Церковь солидарна с сирийцами и не только молится о мире в этой стране, но и оказывает гуманитарную помощь. В прошлом году по всем епархиям Русской Церкви прошел сбор денег, которые были переданы Антиохийскому Патриархату; второй год наша Церковь совместно с Императорским Православным Палестинским обществом отправляет в изнуренную войной Сирию гуманитарные грузы – медикаменты, продовольствие. А совсем недавно в России побывала на отдыхе группа из ста сирийских сирот – детей погибших военнослужащих. Их отдых был оплачен благотворительным фондом им. Андрея Первозванного, а Представительство Московского Патриарха при Патриархе Антиохии приняло в организации этой поездки активное участие. 

В настоящее время Вы живете в Ливане. Каково положение христиан в этой относительно спокойной стране? 

- Мое проживание в Ливане вынужденное. В связи с военным положением в Сирии основным местопребыванием Антиохийского Патриарха Иоанна X стал Баламандский монастырь на севере Ливана. Поскольку Патриарх переместился в Ливан, то живу в Ливане и я, представляющий при нем Патриарха Московского и всея Руси. В Дамаске, где расположено здание Представительства нашей Церкви, мне доводится бывать нечасто. Когда бываю, то посещаю не только представительство, но и российское посольство, в котором также совершаю богослужения. До войны при храме представительства был приход, состоявший из нескольких десятков человек. Сегодня почти все они эвакуированы. Последний раз, когда я там был, в июле, на богослужение пришли лишь две женщины, которым просто некуда уехать. 

Тем фактом, что большую часть времени мне приходится проводить в Ливане, а в Сирии бывать лишь по особому благословению священноначалия, обусловлено и второе мое послушание – послушание настоятеля бейрутского Подворья Московского Патриархата. Подворье существует с 1946 года, русский приход при нем насчитывает несколько десятков человек. Это потомки белых эмигрантов, сотрудники российского и украинского посольств, а также жены и дети ливанцев, учившихся когда-то в СССР и странах постсоветского пространства. 

Ливан – христианская страна. Около половины населения принадлежит к той или иной христианской конфессии: православные, римо-католики, сиро-католики, марониты, армяне и другие. В отличие от светской Сирии, государственное устройство Ливана – конфессионально. Это отражено в конституции, согласно которой президентом страны может быть только христианин-маронит, премьер-министром – мусульманин-суннит, а главой парламента – лишь мусульманин-шиит. Места в парламенте распределяются пропорционально конфессиям, чтобы никому не было обидно. Но увы, после кровопролитной гражданской войны 1975-1990 годов христианское население страны пошло на убыль. Это связано с тем, что многие уезжают жить и работать в Южную и Северную Америку, Австралию, и даже в кризисную Европу. За пределами Ливана сегодня проживает гораздо больше ливанцев, чем в самом Ливане. Если так пойдет дальше, то растает в мусульманском океане и этот последний островок христианства на Ближнем Востоке. 

Православные – хоть и не самая многочисленная конфессия в Ливане, но в стране имеется несколько епархий Антиохийского Патриархата, действует основанный покойным патриархом Игнатием IV Баламандский университет с ведущим на Востоке православным богословским факультетом. В Ливане множество женских и мужских православных монастырей, многие из которых могут похвалиться не только своей древностью и святынями, но и, пожалуй, самым ценным – современным духовным опытом. Это в основном радикально удаленные от мира горные монастыри, суровые и простые. Но если попыхтеть и подняться по горным тропам в эти обители, получаешь немалое духовное утешение от бесед с монахами и от совместной молитвы с ними.

Беседовал диакон Дмитрий Павлюкевич
Гродненские ​епархиальные ведомости. Сентябрь 2014 года. С.5
www.orthos.org

Тэги: игум. Арсений (Соколов), арабы-христиане, Святая Земля

Пред. Оглавление раздела След.
В основное меню