RSS
Написать
Карта сайта
Eng

Россия на карте Востока

Летопись

16 сентября 1657 в Москву из Иерусалима прибыл Сербский патриарх Михаил, который рассказал подробности схождения Благодатного огня

16 сентября 1865 архим. Антонин (Капустин) прибыл в Иерусалим для заведывания Русской Духовной Миссией

16 сентября 1893 назначены уполномоченные ИППО в Киеве – иеромонах Онисифор и в Воронеже - иеромонах Иннокентий

Соцсети


Путешественник, археолог и коллекционер
(к 125-летию со дня смерти П. И. Севастьянова)

125 лет назад на траурном заседании Общества древнерусского искусства его секретарь профессор Ф. И. Буслаев подчеркнул главную заслугу покойного Севастьянова: «Петр Иванович возобновил наши древние сношения с Афонской горой... водворил в нашем отечестве твердые основания науки о христианских древностях и христианском искусстве» [2, с. 40].

Имя П.И. Севастьянова, путешественника, археолога и коллекционера, вошло в основные справочники и энциклопедии дореволюционной поры. Он родился в 1811 г. в семье купца, городского головы, почетного гражданина города Краснослободска Ивана Михайловича Севастьянова. Вместе с десятью братьями и сестрами он провел детство в родительском доме, затем учился в одном из московских частных пансионов, а в 1830 г. закончил Московский университет со степенью кандидата нравственно-политических наук [5]. В годы становления Севастьянова как личности возрастал интерес общества к историческому прошлому России, в том числе к славяно-русско-византийским отношениям. В период службы по юридическому и военному ведомствам, во время частых поездок по стране и вынужденного по состоянию здоровья первого путешествия за границу молодой Севастьянов увлекся, как тогда говорили, «древностями». Получив после смерти отца наследство, он в чине действительного статского советника вышел в отставку и в 1851 г. отправился путешествовать по Европе и Ближнему Востоку. Его интересовали памятники архитектуры, раскопки Геркуланума и Помпеи, римские катакомбы, где некогда укрывались первые христиане, а также театры, музеи, технические новинки.

Постепенно круг интересов путешественника определился окончательно. В поисках следов раннего христианства Севастьянов посетил страны, ранее входившие в состав или сферу влияния Византии: Египет, Палестину, г Сирию, Турцию, Грецию, Алжир, Тунис. Наконец, он сосредоточил внимание на Афоне — небольшом полуострове в Македонии, территории, до 1913 г. остававшейся в составе Турции. Здесь, на горе Афон, в X—XIII зв. возникли двадцать православных монастырей. Преобладали греческие, но были также русские, болгарский, сербский, грузинский, армянский монастыри. Афон сыграл важную роль в развитии духовности славянских народов, в том числе русской культуры. В монастырях за века сосредоточились памятники византийской и славянской книжной и деловой письменности, собрания древних икон и культовых предметов — произведений декоративно-прикладного искусства. Доступ в монастырские ризницы был крайне затруднен, и Севастьянов оказался одним из первых и немногих исследователей, кому во имя науки удалось преодолеть косность и "недоверие монахов. Настойчивому путешественнику помогли его человеческие качества: терпение: доброжелательность, щедрость, простота в обращении, непритязательность в быту. Вскоре «генерал», как называли Севастьянова афонцы, стал популярен не только среди монахов [1]. Он сумел морально и материально поддержать болгарских просветителей Миладиносых, попытавшихся ввести в местном училище в Кукуше преподавание на болгарском языке, что преследовалось как греческим духовенством, так и турецкой администрацией.

Из трех экспедиций, на Афон, где Севастьянов с группой помощников в 1857-860 гг. провел в общей сложности более двадцати месяцев, он привез и показал научной общественности и всем желающим огромное количество копий манускриптов X—XVIII вв., а также подлинники, снимки, прориси, слепки, гальванокопий и макеты икон, фресок, печатей, памятников декоративно-прикладного искусства и архитекторы [71.

Важнейшим подспорьем в экспедициях стал фотоаппарат. Севастьянов был первым "исследователем, применившим «светопись» для массового копирования рукописей, книжного орнамента и миниатюр. Выступая в Парижской академии надписей и словесности, он выдвинул проблему организации международных археографических экспедиций и факсимильного издания уникальных рукописей для межбиблиотечного обмена [8]. Выставка фотокопий в Париже имела огромный успех. В 1859 г. она демонстрировалась в залах Московского университета и Синода в Петербурге [6]. Жемчужинами выставки были сенсационные снимки глаголического евангелия X—XI вв. и рукописи XII в, с географическими сочинениями Птолемея и Страбона из болгарского Зографского и армянского Ватопедского монастырей горы Афон. Славянский алфавит глаголица тогда был еще мало известен из-за недоступности древних глаголических памятников. Севастьянову же удалось сиять полную и точную копию Зографского евангелия. Позднее он сумел уговорить монахов подарить подлинник императору Александру II. Книга сейчас хранится в Публичной библиотеке имени Салтыкова-Щедрина в Санкт-Петербурге.

С 1859 г. П. И. Севастьянов служил в Археографической комиссии Академии наук. Поглощенный научными заботами, он все же в эти годы поддерживал связь с Краснослободском. Некоторые музейные ценности были привезены им из родных мест. Несколько раз коллекционер выезжал в библиотеки и музеи Европы для сбора новых материалов. Севастьянов был действительным и почетным членом Московского Публичного и Румянцевского музеев, Московского и Русского археологических обществ, Русского географического общества, Академии художеств, Общества древнерусского искусства при Московском Публичном музее.

В 1864 г. Севастьянов ушел в отставку, чтобы заняться систематизацией и изучением своей коллекции. Но здоровье его было подорвано тяжелыми условиями афонских экспедиций. Не стало и достатка — все средства были истрачены на коллекцию. 10 января 1867 г. П. И. Севастьянов умер. Он похоронен в Петербурге, в Александро-Невской лавре. Его жизнь была образцом бескорыстного, высокого служения науке.

Еще при жизни Севастьянов предоставил свое собрание во временное пользование и завещал Московскому Публичному и Румянцевскому музеям, где основал отделения христианских древностей [3]. Тогда же часть материалов попала в Петербург в фонды Публичной библиотеки и Академии художеств. После революции вещевая часть коллекции была передана в Эрмитаж и Государственный исторический музей. Печатных работ Севастьянов почти не имел, многое из начатого не успел завершить. Но его материалами широко пользовались зарубежные и отечественные издатели, историки, археографы, палеографы, филологи, искусствоведы, архитекторы, художники. Среди них такие известные имена, как В. Ганка, В. Ягич, В. Ланглуа, Виолле ле Дюк, И. И. Срезневский, А. Ф. Гильфердинг, Ф. И. Буслаев, В. В. Стасов, В. О. Ключевский, Н. П. Кондаков, Н. П. Лихачев, П. В. Басин и др. Своей научной ценности собрание П, И. Севастьянова не утратило до сих пор. Хранится оно в Отделе рукописей Российской государственной библиотеки [4].

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. Антонин (Капустин А. И.), архимандрит. Заметки поклонника Святой Горы. Киев, 1864. С. 134 — 137.

2. Буслаев Ф. И. О заслугах покойного П. И. Севастьянова // Вестн. О-ва древнерус. искусства. М., 1874. Вып. 4 — 5. Разд. 5. С. 40.

3. Отчет Московского Публичного и Румянцевского музеев за 1873 1875 гг. М., 1877. С. 1.

4. Рукописные собрания Государственной «библиотеки СССР имени В. И. Ленина: Указатель.М., 1983. Т.Ч, вып. 1. С. 139 — 151.

5. Русский биографический словарь. Спб., 1904. Т. 18. С. 269 — 270.

6. Русский художественный листок. 1859. 20 февр. № 6.

7. Севастьянов П. И. Археологическая экспедиция на Афон // Современная летопись. 1861. № 1. С. 31 — 32.

8. Севастьянов П. И. О светописи в отношении к археологии//Изв. Императ. археол. о-ва. Спб., 1895. Т. 1, вып. 5. С. 258 — 261.

Инженерные технологии и системы. 1992

КиберЛенинка

Смирнова В.Б., кандидат исторических наук

Тэги: Севастьянов П.И., востоковедение, Афон, фото Афона

Пред. Оглавление раздела След.
В основное меню