RSS
Написать
Карта сайта
Eng

Россия на карте Востока

Летопись

21 августа 1847 назначен членом Русской Духовной Миссии в Иерусалиме свт. Феофан Затворник

23 августа 1885 Священный Синод известил ИППО о разрешении производить "тарелочный сбор" в храмах в пользу Общества

26 августа 1890 В.Н. Хитрово в своем письме поздравляет директора учительской семинарии А.Г. Кезму с вступлением в брак и сообщает, что Совет ИППО с 1 сентября увеличивает его жалованье на 600 фр. в год

Соцсети


Святая Гора в фотоальбоме великого князя Константина Константиновича

Из книги "Монастыри и Скиты Святой Горы Афон в фотографиях из альбома великого князя Константина Константиновича Романова"

В фондах Института истории материальной культуры Российской Академии наук в Петербурге хранится фотоальбом с видами монастырей на Святой Горе Афон. Альбом принадлежал великому князю Константину Константиновичу (1858–1915), президенту Академии наук, известному поэту, литературному, театральному и общественному деятелю, и был подарен ему русским монастырем св. Пантелеимона во время посещения великим князем афонских монастырей в 1881 году. Снимки в альбоме исполнены фотолабораторией Свято-Пантелеимоновского монастыря и являются на сегодняшний день самыми старыми качественными фотографиями двадцати монастырей, четырех скитов и двух келлий на Святой Горе.

Альбом представляет собою крупноформатные картонные листы с наклеенными на них фотоотпечатками. Фотографии исполнены в технике сепии и отпечатаны контактным способом, что позволило печатнику добиться исключительной четкости изображения. Все монастыри засняты в общих видах, в обрамлении роскошной природы Афона и дают их точную топографическую привязку к местности.

Насколько нам известно, ни один из существующих ныне афонских монастырей не сохранился в неизменном средневековом виде, поскольку вторая половина XIX и начало XX веков были временем активного обновления старых и строительства новых монастырей и скитов. Фотографии в альбоме фиксируют лишь начальную стадию этого возобновления и дают картину того Афона, каким он был в XVII и XVIII веках. В нем еще нет некоторых колоссальных соборов и других зданий, которые воздвигались во второй половине XIX века во многих монастырях и скитах.

Предыстория альбома выясняется из немногих, но чрезвычайно ценных публикаций, осуществленных Свято-Пантелеи моновским монастырем и проливающих свет на пребывание Константина Константиновича на Святой Горе.

В 1880–1882 годах великий князь совершил двухлетнее плавание на фрегате «Герцог Эдинбургский». Во время этого продолжительного путешествия были посещены Дания, Голландия, Англия, Испания, Португалия, Греция, Италия, Франция. Поскольку в плавании находился представитель императорского дома, то визит в ту или иную страну имел, конечно, не частное, а государственное значение. После недавней русско-турецкой войны в 1877–1878 годах, завершившей освобождение славянских народов от турецкой зависимости на Балканах, Российская империя приобрела ни с чем не сравнимый авторитет, и появление на Ближнем Востоке великого князя верно определялось политиками как демонстрация русских интересов в былых турецких владениях.

Посещение Константином Константиновичем Афона было далеко не первым визитом членов императорской фамилии на Святую Гору. В 1867 году на Афоне побывал великий князь Алексей Александрович, сын Александра II и императрицы Марии Александровны, а еще ранее, в 1845 году, монастыри св. Пантелеимона, Ксиропотам и Зограф посетил отец великого князя Константина Константиновича – великий князь Константин Николаевич, сын Николая I и младший брат будущего императора Александра II.

В июне 1881 года, незадолго до Константина Константиновича, на рейде Пантелеимоновского монастыря неделю (с 18 по 24 июня) пробыла великая княгиня Александра Петровна, супруга великого князя Николая Николаевича старшего, совершавшая обратный путь из Италии в Россию на фрегате «Эриклик». Иными словами, в каждые два десятилетия на Святую Гору прибывали члены царствующей династии.

Паломнические интересы не всегда были главной целью подобных посещений: на первый план выступала поддержка русского влияния на Афоне, которое во второй половине XIX века достигло своего апогея. Бесстрастная статистика свидетельствует, что если в середине XIX столетия русских на Афоне было около 500 человек, то через полвека их насчитывалось уже более 5000. Русские монастыри и скиты – Пантелеимон, Свято-Андреевский и Свято-Ильинский – были оплотом русских иноческих общин: только в этих трех монастырях подвизалось около двух тысяч человек, остальные распределялись по многочисленным келлиям, скитам и каливам, разбросанным по всей Святой Горе и по монастырским подворьям в Одессе, Петербурге, Москве и Константинополе.

Немало полезных начинаний в пользу России сделано на Святой Горе другими представителями российского общества: камергером Двора и видным писателем по духовным вопросам А. Н. Муравьевым, послами России в Константинополе Н. П. Игнатьевым и А. И. Нелидовым, российским
консулом в Фессалониках Н. Ф. Якубовским (могила которого сохраняется и по сей день в Свято-Пантелеимоновском монастыре). Величественный скит св. Андрея Первозванного близ Кареи – своеобразный символ русского присутствия на Афоне – был основан и открыт в 1849 году исключительно усилиями его ктитора Андрея Николаевича Муравьева, а первый камень в основание колоссального собора скита в 1867 году положен великим князем Алексеем Александровичем.

Посещение Афона Константином Константиновичем мало освещено в специальных святогорских изданиях, но в 1915 году, по случаю его кончины, в издававшемся Свято-Пантелеимоновским монастырем журнале «Душеполезный собеседник» была напечатана статья неизвестного автора «Воспоминание о посещении св. Афонской Горы великим князем Константином Константиновичем». Лишенная для церковных изданий общей фразеологии, она богата подробностями, из которых мы и извлекаем нужные нам факты.

Князь Константин прибыл на Афон из Афин вечером 14 августа 1881 года на греческой шхуне «Жезуапе». Небесполезно напомнить, что в Афинах жила родная сестра великого князя, королева эллинов Ольга Константиновна, чья неизменная любовь к русскому флоту и русским морякам была широко известна как в Греции, так и в России. С 15 по 18 августа великий князь Константин Константинович успел посетить монастырь св. Пантелеимона, Старый Руссик, Карею, Протат, Свято-Андреевский скит, Иверский монастырь, Свято-Ильинский скит, скит Ксилургу, Ватопед и Зограф.

Плотная программа обозрения Святой Горы заранее была предложена, вероятно, самим великим князем, благочестивая религиозность которого давала ему почувствовать всю исключительность святогорского отшельничества и умиротворяющую красоту афонской природы.


Великий князь Константин Константинович в Свято-Пантелеимоновском монастыре на Афоне. 15 августа 1881.


По правую руку от великого князя духовник монастыря иеросхимонах Иероним, по левую – игумен и архимандрит Макарий, в центре во втором ряду – иеромонах о. Агафангел с фрегата «Герцог Эдинбургский» и рядом с ним секретарь королевы эллинов Ольги – граф Мессала

15 августа, при ознакомлении со Свято-Пантелеимоновским монастырем, великий князь был приглашен в монастырскую фотографию, где «благоволил сняться один и группой, в коей вместе с ним и его свитой были включены игумен о. архимандрит Макарий и духовник о. иеромонах Иероним». Фотоснимок уцелел и живо переносит нас в памятный год прибытия Константина Константиновича в русский монастырь. На пятый день, перед прощанием с братией монастыря, Константину Константиновичу на память об Афоне был преподнесен «фотографический альбом с видами всех монастырей Святой Горы» – альбом, который ныне публикуется с уже имеющейся его историей и точной датой его отбытия в Россию.

Фотографическая летопись Афона – интереснейшая тема, во многом еще неясная и требующая специальных разысканий, прежде всего в монастырских архивах Святой Горы. Немногие опубликованные греческие альбомы имеют отрывочный характер, лишены художественной цельности, в них преобладают бытовые сцены, исходный материал хранился в неблагоприятных условиях, что нежелательно сказывается и на качестве воспроизведений.

В этом отношении альбом великого князя Константина Константиновича не знает равных и приобретает поистине уникальное значение...

Вряд ли можно предполагать, что все тридцать четыре фотоснимка были сделаны в течение короткого времени. Путешествие по Святой Горе в середине XIX века на мулах или ослах да еще с громоздкой фотоаппаратурой в виде большой деревянной камеры и специально приготовленными стеклами требовало времени. Немалого времени требовал и выбор выгодных мест для фотографирования, откуда открывались бы самые красивые и эффектные виды на монастыри, скиты и пейзажи. Учтем, наконец, и погодный фактор, освещение фотографируемого объекта и возможные неудачные снимки, вызывавшие необходимость повторного выезда на уже выбранное место. Просматривая фотографии в альбоме, мы убеждаемся в фундаментальности творческой задачи его создателей: здесь отсутствуют случайные или дефектные фотоснимки, и сюита видов монастырей и скитов неповторима по своему качеству.

Свидетельство автора исторического описания Свято-Пантелеимоновского монастыря о вручении великому князю Алексею Александровичу 16 июня 1867 года «фотографических видов обители» – надежная опорная точка при установлении приблизительной даты начала осуществления проекта монахов Леонтия и Геннадия. Не подлежит, кажется, сомнению, что именно они и фотографировали монастыри Святой Горы... Так или иначе, но приходиться датировать создание полного альбома из 34-х снимков промежутком времени пять или шесть лет – от 1867 до 1872 года.

Публикуя фотоальбом великого князя Константина Константиновича, мы осознаем, что ничего подобного на Святой Горе в XIX веке не было задумано и осуществлено ни в одном другом греческом или русском монастыре, кроме Свято-Пантелеимоновского. Приходится удивляться самой инициативе братии Руссика во главе с иеросхимонахом Иеронимом, который поручил Леонтию и Геннадию запечатлеть Афон в художественно исполненных большеформатных фотографиях. Многие выбранные ими виды стали классическими в позже издававшихся фотоальбомах по Святой Горе. Отсутствие случайных точек зрения, желание представить каждый монастырь и скит с наиболее выгодных позиций, стремление снять монастыри так, чтобы общий вид оттенял также характерные черты монастыря и вместе с тем не заслонял собою самые выдающиеся его постройки, наконец чисто профессиональное умение добиваться максимальной четкости фотоснимка – все эти качества в полной мере выявлены в публикуемом альбоме. Это к тому же фотодокументальное изображение Афона, каким он сложился к середине XIX века, то есть спустя девять веков с момента основания его древних обителей.

Святая Гора, ее прославленные монастыри, их архитектура, сокровища ризниц и библиотек, сама природа Афона обладают исключительной художественной ценностью. Это в подлинном смысле слова межнациональное историко-культурное наследие. Русские насельники Свято-Пантелеимоновского монастыря сумели заглянуть в будущее Афона и внесли свой весомый вклад в его общую фотографическую и изобразительную летопись.


Дохиар. Греческий монастырь

Ксенофонт. Греческий монастырь


Зограф. Болгарский монастырь


Эсфигмен. Греческий монастырь.
Вдали на горе виднеется пещера преподобного Антония Киево-Печерского, первоначально здесь подвизавшегося


Ксилургу. Скит Богородицы, принадлежащий русскому Пантелеимонову монастырю


Пантократор. Греческий монастырь


Ватопед. Греческий монастырь


Ставроникита. Греческий монастырь


Серай. Русский Андреевский скит


Малороссийский Ильинский скит 


Карея. Правительственное место на Афоне и иноческий базар


Кутломуш. Греческий монастырь


Ивер. Греческий монастырь


Филофей. Греческий монастырь


Каракалл. Греческий монастырь


Окрестность Морфино и вид вершины Афона 


Башня на Морфино близ Лавры


Агиасма. Источник преподобного Афанасия Афонского, изведенный святым Афанасием из камня по повелению Божией Матери, явившейся ему на этом месте


Афонские скалы


Лавра св. Афанасия греческая (вид Лавры внешний)


Лавра св. Афанасия греческая (вид Лавры внутренний)


Молдаванский Богоявленский скит


Монастырь св. Павла греческий


Пристань при лавре св. Афанасия Афонского


Дионисиат. Греческий монастырю


Григориат. Греческий монастырь


Ксиропотам. Греческий монастырь


Симонопетра. Греческий монастырь


Возобновляющийся Нагорный Русик с северо-восточной стороны


Келия святогорца


Развалины Нагорного Русика


Русский монастырь св. великомученика и целителя Пантелеимона


Хиландар. Болгаро-Сербский монастырь

Источник: Вздорнов Г.И. Монастыри и Скиты Святой Горы Афон в фотографиях из альбома великого князя Константина Константиновича. 1867–1872. Изд. 3-е, исправленное и дополненное. – М., «Индрик», 2011 – 160 с., ил.

Запись в дневнике великого князя Константина Константиновича о посещении горы Афон



Запись в дневнике великого князя Константина Константиновича о посещении горы Афон.
Лето 1881 г.
Государственный архив Российской Федерации. Ф. 660. Константин Константинович, сын великого князя Константина Николаевича. Оп. 1. Д. 18. Л. 1об.–2. Автограф.

«...Настало время прощания с обителью, пребывание в которой доставило мне столько нравственных наслаждений. Пошел к отцу настоятелю; там был и старец Иероним, провели несколько времени в духовной беседе. Запомнил между прочим одно наставление старца: "Дух Святый да будет тебе другом".

Я выражал ему желание посвятить жизнь свою улучшению быта духовенства, а под старость принять на себя ангельский образ, быть архиереем и приносить великую пользу. Он сказал мне, что пока ждет меня моя служба, мои обязанности, а со временем, быть может, Господь благословит мои намерения. Дай Бог, чтобы сбылись слова святого старца...  В сопровождении всей братии пошли в Пантелеймоновский собор, где архимандрит собора отслужил торжественный напутственный молебен... Я душевно умилялся и возносился духом на небо. Мне жаль было прощаться с Афоном, хотелось постричься в монахи и вечно оставаться в общении с Христом…».

Связи России с афонскими монастырями

Тэги: Афон, фото Афона, августейшие паломничества, вел.кн. Константин Константинович

Ещё по теме:

Пред. Оглавление раздела След.
В основное меню