RSS
Написать
Карта сайта
Eng

Россия на карте Востока

Летопись

1 декабря 1904 Н.М. Аничков назначен вице-председателем ИППО

1 декабря 1908 Н.М. Аничков временно оставляет по болезни должность вице-председателя ИППО

3 декабря 1848 было разрешено выдать «новый бессрочный паспорт для пребывания на Синайской горе» русскому иеромонаху Самуилу, занимавшемуся в монастыре св. Екатерины реставрацией мозаик и изучением библиотеки

Соцсети


Игумен Никон (Головко): «Святая Земля похожа на благоухающий цветок»


Портал Православие.ru предлагает вниманию читателей беседу о трудностях жизни православных на Святой Земле, чудесах, сокровенных тайнах библейских мест и личном духовном опыте с игуменом Никоном (Головко), секретарем Русской Духовной Миссии в Иерусалиме.

— Расскажите о том, как Вы стали сотрудником Русской духовной миссии?

— Знаете, это особая история, но могу сказать о ней лишь одно: сотрудником Миссии я стал совершенно неожиданно для себя. Возможно, где-то в глубине души я и думал, весьма гипотетически, о служении в Святой Земле, но сам никогда не воспринимал свои мысли серьезно. Впрочем, видимо, Господь тоже слышал эти мысли и отнесся к ним с большим вниманием, чем я сам… Как бы то ни было, мой приезд в Иерусалим стал результатом разговора с одним влиятельным архиереем Русской Православной Церкви, разговора, который, надо сказать, касался совсем иных тем, а закончился благословением ехать в Иерусалим.

Конечно, я бывал в Святой Земле ранее, но конкретно в Миссию приехал в 2015 году. Тогда я отслужил несколько месяцев на нашем подворье на месте Крещения Господа Иисуса Христа в Иордании, а затем, получив от начальника Миссии приглашение приехать на более длительный срок, отбыл снова в Москву для оформления документов. Надо сказать, это заняло почти полгода, поэтому в следующий раз я оказался в Миссии уже весной 2016 года, как раз в праздник Входа Господня в Иерусалим, за семь дней до Пасхи.

— Какими объектами, организациями представлена Русская духовная миссия на Святой Земле?

— Русская духовная миссия — это прежде всего Троицкий собор в Иерусалиме, который является главным храмом русского Православия в Святой Земле, а также расположенное рядом Представительство Русской Православной Церкви в Святой Земле. Наше Представительство располагается в обширном здании, имеющем вид четырехугольника, с просторным двором внутри, где расположен всеми нами любимый небольшой домовый храм св. мученицы царицы Александры. В здании Миссии располагается резиденция начальника РДМ, кабинеты сотрудников, а также несколько келлий, в которых живут отцы и сестры, несущие здесь свое послушание.

Весь комплекс Русской духовной миссии расположен в старинном квартале Иерусалима, который так и называется «Russian сompound» (Русское подворье), буквально в непосредственном соседстве с муниципалитетом города и зданиями ключевых министерств и ведомств Израиля. Кроме главного здания Миссии и Троицкого собора в Иерусалиме, наше Представительство обладает еще множеством земельных участков, которые составляют на карте Израиля, Палестинской автономии и Иордании целое созвездие — то, что сейчас мы называем «Русская Палестина», в основании которой стоял архимандрит Антонин (Капустин).

На некоторых из этих участков расположены православные храмы или паломнические дома — все они являются подворьями нашей Миссии, — а на других располагаются иные объекты недвижимости или сельскохозяйственные угодья. В настоящее время у нас восемь подворий, а общее количество русских участков, которыми управляет Миссия, превышает два десятка. Конечно, нельзя не упомянуть и о знаменитом Горненском монастыре — единственной заграничной женской обители Русской Православной Церкви. Этот монастырь тоже входит в состав Русской духовной миссии, общее руководство обителью осуществляет начальник РДМ, а местное управление — игумения монастыря.

— В чем сегодня состоят основные задачи Миссии?

— Знаете, прежде всего Русская духовная миссия в Иерусалиме — это посольство, именно так название Миссии звучит на греческом языке и иврите. Как между государствами существуют посольства, а при них штат дипломатов, которые необходимы для взаимного общения этих государств, так и между Церквами существуют такие же посольства, которые выполняют роль дипломатического заграничного представительства. Таким образом, из этого становится понятной первая и основная задача Миссии — осуществление дипломатических связей между Русской Православной Церковью и Иерусалимской Православной Церковью, в чьей юрисдикции находятся святые места, храмы и монастыри, расположенные на территории Израиля, Палестины и Иордании.

Наша Иерусалимская миссия осуществляет обмен официальными документами между двумя Патриархатами, подготавливает и обеспечивает официальные визиты Предстоятелей и иерархов Церквей, сопровождает русских архиереев и духовенство на богослужениях в храме Гроба Господня и других храмах Святой Земли, получает благословение Иерусалимского Патриарха на право служения на святых местах для священнослужителей Московского Патриархата и так далее, и так далее… Это основная и исконная задача каждой Миссии, и, естественно, первостепенная задача наша.

Но есть и вторая задача, ничуть не менее ответственная и, что замечательно, особенно характерная именно для Миссии в Иерусалиме, — это, конечно, служение нашим паломникам, прибывающим ежегодно тысячами в Святую Землю, чтобы совершить свой поклоннический путь по библейским и евангельским местам. Ежегодно несколько тысяч русских паломников из пределов России, Украины, Белоруссии, да и не только отсюда, но и из Европы, Северной Америки, прибывают в Святую Землю, чтобы поклониться Гробу Господню. На плечах духовенства нашей Миссии — духовное окормление этих людей, на время путешествия оторванных от своих родных храмов, духовников, с тем чтобы они получили здесь возможность вполне осознанно и благочестиво приобщиться к благодати святых мест и участвовать в церковных таинствах на Святой Земле.

Кроме того, Миссия активно развивает благотворительную и образовательную деятельность: русское духовенство посещает детей и взрослых, находящихся на излечении в израильских клиниках, а при каждом подворье Миссии действует церковно-приходская школа, в которой обучаются дети дипломатов, сотрудников официальных учреждений бывших советских республик, а также русскоязычных граждан, работающих в Израиле по трудовым контрактам.

— С какими трудностями сегодня сталкивается Миссия?

— К сожалению, большинство трудностей, с которыми сегодня сталкивается наша Иерусалимская миссия, лежат в плоскости внутриполитических аспектов современной жизни Израиля. Я имею в виду многократно усилившуюся в последнее время в этой стране тенденцию к повсеместной реквизиции христианских земель в пользу общественных, муниципальных нужд. По сути, сегодня можно совершенно ответственно сказать, что та «Русская Палестина», которую собрал для нас архимандрит Антонин (Капустин) и его последователи, нуждается в защите.

Знаю эту проблему далеко не понаслышке, потому что в мои прямые обязанности здесь, в Миссии, входит курирование работы наших адвокатов, непосредственное личное участие в судебных заседаниях против местных муниципальных властей и поддержание в целости как документации, так и реального имущества, земельных владений и недвижимости Миссии. Надо отметить, что попытки забрать принадлежащие христианам земли касаются не только нас, русских, но и православных греков, и католиков. Все христианские конфессии постоянно сталкиваются здесь с теми или иными угрозами их церковной собственности — земельным участкам, паломническим домам, помещениям, в которых проживают члены братств или сестричеств, — да что говорить! — даже подворья с храмами, и те подвергаются частичной реквизиции.

Впрочем, хочу заметить, с католиками местная власть спорит не так охотно. Причина — за Римо-Католической Церковью стоит государство Ватикан. Поэтому конфликт с Церковью автоматически становится конфликтом с государством, а это уже совсем другой уровень! Представьте, что за Ватиканом поднимется вся Италия, Испания, Франция, Португалия?! Открытых межгосударственных конфликтов местная власть все же пока старается избегать, но совсем иное дело — православные, греки, русские, румыны, эфиопы… Для Израиля каждая из наших Церквей, простите, просто общественная организация, иностранная НКО, не имеющая, по сути, постоянной поддержки на государственном уровне. А как у нас в России мы сами относимся к иностранным НКО?.. Ну вот, так же к ним относятся и здесь, в Израиле! А государственная поддержка очень и очень нужна — это Ближний Восток, здесь понимают только авторитет и силу.

Справедливости ради отмечу, что на местном уровне, на уровне Посольства Российской Федерации, мы пользуемся безграничным пониманием и содействием со стороны посла РФ в Израиле Анатолия Дмитриевича Викторова и наших уважаемых дипломатов, которые не жалеют ни сил, ни времени, чтобы помочь нам в решении насущных проблем по сохранению «Русской Палестины». Есть такая же поддержка и понимание в самых высших эшелонах российской власти, но где-то между этими «берегами» многие добрые начинания теряются.

Вообще, глядя на тенденции развития ситуации с реквизицией христианской собственности, можно сказать, что здесь видится только один вывод: спасти «Русскую Палестину» без государственной поддержки со стороны России нам не удастся. Скорее всего, необходимо подписать межправительственное соглашение, которое, как мораторий, остановило бы реквизицию российских земель государством Израиль. В настоящее время адвокаты Миссии как раз работают над этим документом вместе с дипломатами Российской Федерации. Дай Бог, чтобы это получилось!

— Во время нашей подготовки к интервью Вы назвали израильский регион непростым… В чем это выражается для православных?

— Я бы не постеснялся прямо сказать, что христиане в целом, а православные христиане в особенности, являются самым незащищенным слоем населения в Израиле и Палестине. С католиками дело обстоит несколько проще, но православные подвергаются притеснениям постоянно. Причем это не только такие глобальные процессы, о которых я упомянул выше, но и элементарное притеснение на бытовом уровне. К примеру, если работодатель узнает, что его подчиненный — христианин, то может уволить его. Не официально, конечно, это здесь как бы запрещено законодательно, но найдет причину, придерется к чему-то — мы же знаем, как это бывает, — и все равно уволит. Практически всем христианам приходится скрывать свою веру даже у себя дома, многие вынуждены прятать иконы, кресты, потому что если зайдут в дом соседи и увидят иконы, то из этого в дальнейшем могут получиться проблемы. Очень немногие здесь позволяют себе иметь в доме такой же красный угол с образами, как мы любим это делать у себя на Родине: нет, здесь иконы у большинства людей стоят так, как было у нас в советские времена — в сервантах, в книжных шкафах, и таким образом, чтобы в случае нежданного визита их можно было бы спрятать между книг или за посуду. Здесь редко кто позволит себе носить открыто нательный крест.

Я часто слышу о случаях издевательств в домах для престарелых — а надо отметить, что для Израиля перспектива окончить жизнь в доме для престарелых является обычной практикой! — так вот, в этих заведениях престарелые христиане часто подвергаются нападкам со стороны своих соседей-иудеев: у них отбирают еду, делают всевозможные бытовые пакости, обзывают самыми грязными словами, оплевывают…

Мне искренне жаль наших иммигрантов, а особенно женщин, которые выехали сюда в поисках лучшей доли — они не знали, что именно их здесь ожидает! Грубость со стороны мужа-иудея, запрет молиться дома и посещать церковь, унижения со стороны соседей и коллег по работе, оплевание на улице, печальная одинокая старость в хостеле среди агрессивных иноверцев… Подчас русский храм для них — это единственное место, где можно выплакать свое горе!

— Как складываются отношения с представителями других Поместных Церквей, инославными, мусульманами и иудеями?

— У всех нас сложились замечательные отношения с иерархами Иерусалимского Патриархата и лично с Блаженнейшим Патриархом Феофилом: мы вместе совершаем богослужения в великие церковные праздники, мы приглашаем Блаженнейшего возглавить все значимые торжества нашей Русской духовной миссии, мы вместе решаем многие серьезные и важные вопросы, касающиеся межцерковных, дипломатических отношений.

Также у нас замечательные отношения с иерархами и духовенством Латинского Патриархата Иерусалима, с его главой Архиепископом Пьербаттистом Пиццабаллой, с главой Францисканского ордена, Кустодом Святой Земли Франческо Паттоном и со многими францисканцами лично. Мы поддерживаем с Латинским Патриархатом добрые связи в области культурного обмена, образовательной деятельности, всегда в качестве почетных гостей участвуем в торжественных актах, посвященных самым главным памятным датам Латинского Патриархата в целом и Францисканского ордена, в частности. Мы дружим с православными румынами — их Иерусалимское подворье располагается совсем недалеко от нашего, поэтому мы бываем у них на праздничных богослужениях.

Надо четко отметить, что дружеские отношения со всеми христианами в Святой Земле, независимо от их конфессиональной принадлежности, очень важны — они помогают вместе противостоять тем вызовам, которые подчас здесь готовит христианам государство. Что же касается мусульман и ортодоксальных иудеев, то обычно мы встречаемся на официальных приемах, которые устраивает в честь памятных государственных дат Президент Израиля Реувен Ривлин или мэр Иерусалима Моше Лион, а также во время приемов в дипломатических представительствах различных государств, имеющих свой дипкорпус в Израиле.

— Несколько лет назад в сети появилось видео необычного явления в небе над Иерусалимом. Широкой огласки в официальных мировых СМИ событие не получило. Но по Интернету разошлось. Что это — фейк-видео со спецэффектами или реальное чудо Божие?

— К сожалению, по Интернету сейчас много еще чего расходится… Это был фейк. Мне не хотелось бы тратить ваше драгоценное внимание на рассуждения об этом видео — думаю, оно было уже не первое и будет не последним в Интернете. Давайте иметь холодную голову, и в наш лукавый век даже то, что мы как будто бы видим своими глазами, не так скоро принимать на веру.

— Кстати, о чудесах… На Вашей памяти службы на Святой Земле, уверен, их было немало. Расскажите. От самых бытовых до, что называется, эпохальных, свидетелями которых Вы стали.

— Спасибо за этот вопрос, хотя он и очень личный. Знаете, я, наверное, в своей жизни не ищу чудес, а потому их и не вижу. Каждому ведь дается то, чего он хочет. Для меня, видимо, чудеса — не главное, я могу без них жить. Для меня чудом является другое — то, что мы все, православные, еще совершаем здесь, на святых местах, Божественную литургию, на которой происходит всегда главное для нас чудо — чудо, к которому многие, наверное, уже привыкли — Преложение хлеба в Пречистое Тело, а вина — в Пречистую Кровь Христа. Вот это с каждым годом служения здесь я все более и более воспринимаю как настоящее чудо!

Не могу не сказать несколько горьких слов о наших домашних «искателях чудес», каковых в последние годы у нас на Родине появляется все больше и больше: многие ищут знамения от Иерусалима. Хорошо о таковых сказал Сам Господь (ср. Мф. 12:39). Само искание знамений, по моему убеждению, есть уже некое духовное повреждение, потому что настоящая духовная жизнь спокойна, углублена в человека, совершается во «внутренней клети» тихо и совсем не должна приводить к тому, чтобы человек всю жизнь с восторгом только и смотрел куда-то за горизонт, на Восток, в Иерусалим, ожидая, не произойдет ли там чего-то значительного. Духовную жизнь, как говорил прп. Серафим Саровский, можно совершать на всяком месте, а чудеса могут помочь лишь тем, кто делает в этой жизни самые первые шаги.

— Иногда в новостную ленту прорываются сообщения о боевых действиях между израильтянами и палестинцами. Не страдают ли от этого объекты и сотрудники Духовной миссии?

— Да, регион очень неспокойный, почти каждый день стрельба, жертвы… Чаще всего стычки происходят на границе сектора Газа, а также на нескольких КПП между Израилем и Палестиной и у Дамасских ворот в Иерусалиме. Но нас Господь милует, все живы, а храмы, слава Богу, целы. Впрочем, чтобы жить здесь более-менее спокойно, надо знать и определенные правила поведения — избегать проблемных районов, знать время, когда лучше не выходить на улицу, особенно в клерикальной одежде, знать нормы поведения, а самое главное — сохранять рассудительность и холодное самообладание.

— Расскажите о своих личных ощущениях жизни на Святой Земле. Что больше всего Вас потрясло здесь? Какие места обязательно стоит посетить паломнику, в том числе, может быть, и не самые известные, и почему?

— Пожалуй, две вещи, понятые здесь, для меня оказались самыми главными: первая — что с каждым годом Святая Земля продолжает и продолжает открываться по-новому, и вторая — что для внутренней духовной жизни стремление к святым местам Ближнего Востока вовсе не является делом обязательным. Что же касается тех мест, которые следует посетить паломнику, то в первую очередь это Гроб Господень — и в последнюю очередь тоже: я хочу сказать, что если некий человек чувствует, что для укрепления в вере ему нужно поехать в Иерусалим, то нужно посетить это святое место, а затем постараться не расплескать пережитого — этого будет достаточно на все дальнейшие годы.

— Нельзя не спросить о жизни православных общин — именно общин — на Святой Земле. Из кого складываются подобные приходы? Каков типичный портрет прихожанина? И насколько сами общины многочисленны?

— Если говорить о численности русскоязычных православных, живущих в Израиле, а официальной статистики, конечно же, нет, то по моему мнению, суммарно община будет насчитывать 10-15 тысяч человек, которые регулярно, скажем, хотя бы один раз в год, участвуют в церковных богослужениях. Часть этих верующих посещают храмы нашей Русской духовной миссии, часть — храмы Иерусалимского Патриархата, где служат русскоговорящие священники, а еще одна, самая немногочисленная часть, молится в грекоязычных храмах.

Чаще всего русская приходская община живет по принципам диаспоры — взаимопомощь, тесное общение в своем кругу, такие же тесные деловые связи между собой, свой храм, свой священник. Православные русскоязычные граждане Израиля чаще всего — иммигранты из республик бывшего СССР, работающие на стройках, в порту, в качестве сиделок с пенсионерами, иногда — в медицинских учреждениях. На должности, которые в обществе традиционно считаются очень престижными, наши соотечественники здесь пробиваются редко. Таков общий портрет русскоязычных прихожан местных православных храмов.

Впрочем, у храмов Русской духовной миссии и здесь есть своя особенность — исключительно нашей паствой, нашими прихожанами являются представители дипломатического корпуса государств — бывших республик СССР, дети дипломатов, студенты и специалисты, приехавшие в Израиль в командировку, а также тысячи русскоязычных паломников, которые обычно посещают Святую Землю ежегодно.

— Есть ли монастыри и святые места, где паломнику — при всем множестве путешественников и туристов — довольно спокойно и, как правило, малолюдно?

— Да, и много! Практически все греческие монастыри малолюдны, братия весьма и весьма немногочисленна, а потому, если монастырские двери открыты для паломника, то здесь вы встретите покой и умиротворение, тишину и практически полное отсутствие других посетителей. То же можно сказать и о русских монастырях — о Горненской обители, о Спасо-Вознесенском монастыре на Елеоне и обители св. Марии Магдалины в Гефсимании. Здесь, несмотря на то что сестричества этих монастырей насчитывают по несколько десятков монашествующих, также всегда тишина и покой, все заняты молитвой и послушанием, а благоухание и тишину живой молитвы ни с чем не сравнишь…

…Кстати, Вы спрашивали выше о том, что я понял, живя в Святой Земле — так вот, для меня очевидно, что святые места очень похожи на цветы: представьте цветок, который собрал свои лепестки в бутон и скрыл то, что находится у него в самой сердцевине, но пришел человек, подышал на бутон теплом, и цветок раскрылся ему навстречу во всем своем великолепии. Точно так же и святые места — они раскрываются и благоухают от молитвы, и особенно, по моему мнению, от молитвы русской.

— Весной в Израиле был введен карантин вследствие пандемии коронавируса. Это наложило свои ограничения и на богослужения. Службы были полностью остановлены или клир продолжал соборную молитву в храмах? Как прошла на Святой Земле Пасха? Сняты ли ограничения сейчас? И есть ли опасения, что так называемая вторая волна вновь лишит мирян служб? Как вообще отреагировало на пандемию и связанные с ней запреты израильское общество?

— Да, действительно, карантин внезапно изменил жизнь Святой Земли кардинально! С марта этого года и практически без перерыва до сих пор в стране действует запрет на молитвенные собрания более десяти человек. Поэтому все наши богослужения вот уже более полугода совершаются при закрытых дверях, только внутри братств и сестричеств, без прихожан. Так же здесь прошла и Пасха…

Сейчас в стране очень нервозная обстановка: с одной стороны, введены строгие запреты на дальние передвижения и тяжелые штрафы для нарушителей масочного режима, с другой стороны, десятки тысяч местных граждан регулярно собираются на акции протеста и демонстрации с требованиями отставки действующего правительства и премьер-министра лично. Особенно жесткие ограничения были введены с 18 сентября по 11 октября, когда по иудейскому календарю празднуются подряд несколько религиозных праздников.

— Подворье святых Праотцев находится в Хевроне. И это тоже территория Святой Земли, но по факту — другое государство. Насколько отличаются отношения Русской духовной миссии с Израилем и Палестиной, какие особенности можно отметить?

— Здесь надо учесть, что наше подворье святых Праотцев, на территории которого находится Мамврийский дуб, является единственным христианским храмом не только в Хевроне, но и во всей прилегающей провинции, поэтому мы очень дорожим этим подворьем и очень скрупулезно, в команде с дипломатическими работниками и нашими адвокатами, работаем над вопросами его защиты и сохранения. Справедливости ради надо сказать, что в Палестине со стороны государственных структур и лично Президента ПНА Махмуда Аббаса мы чувствуем ощутимую поддержку, подчас гораздо более выраженную, чем со стороны госструктур Израиля, и это не удивительно: Палестина до сих пор с благодарностью помнит помощь Советского Союза.

Но с другой стороны, так же как Израиль, Палестина переживает сейчас не самые спокойные годы: активизировались радикалисты, различные политические партии пытаются найти базис для объединения против действующей власти. Мы чувствуем импульсы, исходящие от этих деструктивных сил, и поэтому можно сказать, что и там для христианского присутствия все очень и очень непросто.

— Назовите несколько самых громких открытий церковной археологии и истории последних лет, совершенных на Святой Земле?

— За последние годы открытий здесь было поистине несчетное количество, но для меня самым близким и, пожалуй, важным было открытие остатков Третьей стены Иерусалима, построенной «Агриппой вокруг новых частей города, бывших совершенно незащищенными», как повествует об этом Иосиф Флавий. Это открытие было совершено на нашем Русском подворье в Иерусалиме, буквально у стен здания Миссии и Троицкого собора! По-моему, наличие таких знаковых и известных исторических сооружений на землях Русского Подворья поднимает их ценность на очень большую высоту.

— Разговоры о возможном строительстве Третьего храма в ближайшие годы — просто разговоры или неизбежная реальность?

— Мне трудно ответить на этот вопрос, так как я не вхож в соответствующие круги местного общества, чтобы знать достоверно, будут ли эти круги храм строить или нет, и когда это может произойти. Могу сказать лишь то, что не является секретом: все убранство храма, богослужебные сосуды, облачения, а также архитектурные элементы здания давно уже скрупулезно восстановлены, и ознакомиться с ними можно за небольшую плату, посетив музей «The Davidson Center», расположенный внутри Старого города рядом с Мусорными воротами.

— Любимая цитата из Священного Писания, которая Вас вдохновляет или поддерживает в трудные моменты?

— Знаете, на меня всегда сильное впечатление производит тот отрывок из Евангелия, где Господь Иисус Христос во время Своей Нагорной проповеди на склоне холма на берегу Галилейского озера произносит девять Евангельских заповедей о блаженствах. Но понимая, что по человеческому несовершенству не все эти великие заповеди доступны для каждого, я особенно сопереживаю словам: «Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут» (Мф. 5:7).

Беседовал Владимир Басенков

Православие.ru

Тэги: РДМ, Израиль, Палестина, связи России со святыми местами, Русская Палестина после 1917 года

Ещё по теме:

Пред. Оглавление раздела След.
В основное меню