RSS
Написать
Карта сайта
Eng

Россия на карте Востока

Летопись

26 августа 1890 В.Н. Хитрово в своем письме поздравляет директора учительской семинарии А.Г. Кезму с вступлением в брак и сообщает, что Совет ИППО с 1 сентября увеличивает его жалованье на 600 фр. в год

26 августа 1907 вице-председатель Н.М. Аничков умоляет в письме помощника Председателя М.П. Степанова приехать на Совет ИППО для обсуждения нехватки денежных поступлений

26 августа 1912 вел.кнг. Елизавета Федоровна вместе с Царской семьей приняла участие в праздновании 100-летия победы в Отечественной войне 1812 г. в Бородино

Соцсети


Палестинские религиозно-нравственные чтения в Кинешемском уезде в начале ХХ века

На конце XIX– начале XX столетия в России постепенно формировалась все более разветвленная сеть общественных организаций самой различной направленности – благотворительных, просветительных, медицинских, научных, спортивных и др. Немаловажным сегментом складывавшихся в это время элементов гражданского общества выступали религиозные организации – православные братства, которые существовали практически в каждой губернии, отделения миссионерского общества и др. Одним из таких объединений, носившим всероссийский характер, стало Императорское Православное Палестинское общество (ИППО), устав которого был утвержден в 1882 г.

Оно ставило перед собой три важные цели. Во-первых, поддержка православия на территории Палестины. Здесь общество открывало храмы, школы и больницы, предназначенные для местного арабского населения, исповедовавшего православие. Во-вторых, содействие русским паломникам, отправлявшимся на поклонение христианским святыням на Ближнем Востоке. В различных городах Святой Земли строились странноприимные дома для паломников, были наняты специальные проводники, которые водили паломнические группы по памятным местам Палестины. В-третьих, ИППО занималось научными исследованиями в такой специальной отрасли знаний как палестиноведение, в том числе вело археологические раскопки.

Первоначально вся деятельность общества сосредоточивалась почти исключительно в столице и в Палестине, но с середины 1890-х гг. в России начали создаваться его местные организации – епархиальные отделы. Костромской отдел был созданы далеко не первым, в порядке очередности он значился только 33-им по счету, в соседних епархиях – Ярославской, Нижегородской, Владимирской и Вологодской отделы ИППО открылись на несколько лет раньше.

Костромское подразделение Палестинского общества возникло по инициативе председателя этой организации – великого князя Сергея Александровича, дяди царя Николая  II. Открытие состоялось 29 марта 1898 г. в праздник Входа Господня в Иерусалим (Вербное воскресение). В этот день после литургии в Богоявленском кафедральном соборе Костромы несколько десятков человек собралось в здании Костромской городской думы на организационное собрание епархиального отдела ИППО. Председательствовал на этом собрании епископ Кинешемский Вениамин (Платонов). Владыка Вениамин занимал эту церковную должность весьма длительный срок – с 1883 по 1905 год[1].


Вениамин (Платонов), еп. Кинешемский.
Фото нач. XX в. (РГИА)


Леонтьев Иван Михайлович,
действительный статский советник, губернатор Костромы с 1897 г. по 1902 г.

Он же по предложению великого князя Сергея Александровича и с согласия владыки - епископа Костромского и Галичского Виссариона был выбран председателем епархиального отдела Палестинского общества.  В этом отношении Костромской отдел являлся неким исключением на всероссийском фоне, потому что в других епархиях руководителями отделов становились первые лица в местной духовной иерархии. Епископ Костромской и Галичский Виссарион, а затем епископ Кинешемский Вениамин обратились к собравшимся с речами, в которых сформулировали основные направления работы Палестинского общества. Вслед за ними перед собравшимися выступил костромской губернатор И.М.Леонтьев. На этом собрании в члены отдела записались 25 чел., в дальнейшем ряды организации пополнились, в нее вступали представители духовенства, купечества, чиновники[2]. Круг членов отдела был довольно узким, т.к. по уставу ежегодные взносы ее участников были довольно высокими. Член-сотрудник должен был уплатить 10 рублей, а действительный член – 25 р. в год. Такие суммы были весьма «отяготительными» для рядовых приходских священников, мелких чиновников или интеллигенции. В связи с этим в Кинешемском уезде к рядам этой организации принадлежали всего несколько человек. Выявить всех их нам не удалось, но о двух из них упомянуть стоит.

 В 1911-12 году (отчетность ИППО велась не по календарным годам, а с 1 марта по 1 марта последующего года) в костромской отдел общества вступила в качестве члена-сотрудника игуменья Кинешемского Успенского монастыря матушка Александра[3]. В послереволюционные годы монастырь был закрыт, но его строения на улице Шуйской до сих пор сохранились.

Еще одним кинешемским членом Палестинского общества стал Николай Аркадьевич Вознесенский. С 1915 г. он работал в городе уездным членом Костромского окружного суда. До этого он много лет трудился следователем окружного суда в Кологривском уезде. Здесь он зарекомендовал себя в качестве наиболее известного «палестинца», ежегодно организуя не только в уездном центре, но и в сельской местности чтения о Святой Земле и о деятельности Палестинского общества. Свой обширный опыт общественной деятельности он использовал в Кинешме в период Первой мировой войны[4].

Основной формой деятельности ИППО было проведение палестинских чтений – массовых мероприятий, которые охватили в епархии сначала тысячи, а потом и десятки тысяч жителей. Тематику этих чтений можно охарактеризовать, с одной стороны,  как религиозно-нравственную, а с другой – как общеобразовательную. Во время этих мероприятий говорилось о целях Палестинского общества, его конкретной деятельности для поддержки православия на Ближнем Востоке и обеспечения максимально комфортных условий для русских паломников на Святой Земле. Другой, гораздо более обширной темой чтений была палестинская тематика. «Чтецы» (т.е. лекторы) знакомили аудиторию с географией Палестины, памятными местами, связанным с земной жизнью Иисуса Христа, Божией Матери и апостолов. Материал для чтений присылало на места Палестинское общество. Это была целая серия брошюр под общим названием «Чтения о Святой Земле». В большинстве своем они были написаны простым незамысловатым языком, доступным для простого народа. Полученные из Петербурга, эти книжки рассылались из костромского отдела ИППО в города и уезды Костромской губернии.

В первый год работы костромского отдела ИППО палестинские чтения в виде эксперимента проводились в губернским центре. На второй год руководители отдела решили распространить их на некоторые уездные города и крупные села. В 1899-1899 г. они были проведены в городах Буе, Ветлуге, Макарьеве, Нерехте, Плесе, Чухломе, а также в селах - Середе (ныне г. Фурманов Ивановской обл.), Писцове, и Седельницах Нерехтского уезда, в Неронове Солигаличского уезда[5].

В Кинешемский уезд палестинские чтения пришли довольно поздно, только на третий год работы костромского отдела ИППО. В числе других населенных пунктов зимой 1900-1901 гг. они были проведены в слободе Решме. К сожалению, данных о том, кто вел эти чтения, и какова была их тематика, не имеется. Устроители их не прислали в Кострому отчет о них, хотя обязаны были это сделать в соответствии с существовавшими тогда правилами проведения таких мероприятий[6].

В отчете костромского отдела Палестинского общества за 1902-1903 гг. содержится краткое упоминание о том, что в это время проводились чтения в деревне Гармонихе Кинешемского уезда[7].  К сожалению, по спискам населенных мест пока не удалось установить, где находился данный населенный пункт.

Лишь на восьмом году работы костромского отдела, в 1905-1906 гг. палестинские чтения в Кинешемском уезде были организованы в более или менее широких масштабах. В уездном центре чтения вел настоятель соборного храма протоиерей о. Н.Реформатский. Он устроил в течение Великого поста 1906 г. несколько чтений, которые назывались «Путь до Иерусалима», «Иерусалим и его святыни» и «Иерусалим и его ближайшие окрестности». В них шла речь о впечатлениях русских паломников, которые ехали в Святую Землю пароходом из Одессы, осматривали сам «святой град», а затем его окрестности[8].

В последующие годы чтения широко распространились по уезду и продолжались практически без перерывов вплоть до 1917 г. Ареал их распространения в Кинешемском уезде был в начале ХХ в. весьма широким. Они проводились в селах Георгиевском, Покровском, Белоникольском, Адищеве, Батманах, Семеновском-Лапотном, погосте Александровском, таким образом, охватив как правобережную часть уезда, так и левобережную. Благодаря энтузиазму сельского духовенства эти мероприятия охватили не только крупные населенные пункты, но и отдаленные деревни. Так, священник погоста Дмитриевского, что на Кистеге, провел чтения в деревнях Аверино, Чуприяново, Саловец, Степанково. Ныне это территория Заволжского района, правда, два последних названия произносились в последнее время по-иному – Саловица и Степанки[9].

Показательно, что в условиях революции сельское духовенство старалось не ослаблять религиозно-нравственную работу с населением. В 1905-1906 гг. благочинный села Тезина о. А.Князев вел палестинские чтения в местной Петропавловской церкви, несмотря на то, что это село и его окрестности (современная Вичуга) являлись одним из центров стачечного движения в Ивановском крае[10].

Что касается тематики чтений, то она была довольно разнообразной. Кроме обзора достопримечательностей Палестины, связанных с событиями Ветхого и Нового заветов, сельские батюшки знакомили население с так называемой «священной географией», т.е. с горами и водами Палестины; рассказывали им, например, о Мертвом море, Тивериадском  озере, реке  Иордан и о тех событиях священной истории, которые происходили в этих местах. Обычно на последних неделях Великого поста привлекала большое внимание тема «О страданиях, смерти и погребении Господа нашего Иисуса Христа»[11].

Сроки чтений определялись алгоритмом крестьянской жизни. В течение сельскохозяйственных работ, продолжавшихся с мая по сентябрь, устраивать собеседования с народом даже на самые интересные темы было бесполезно – все равно почти никто на них бы не пришел. Поэтому проповедническая деятельность духовенства, различного рода внебогослужебные собеседования, а также палестинские чтения проводились в зимний сезон. В правилах, выработанных для этих мероприятий, говорилось, что наиболее оптимальные сроки для них – с октября до предпоследней недели Великого поста включительно. Таким образом, чтения во многом были рассчитаны на то, чтобы приготовить прихожан к проводившемуся Палестинским обществом каждый год массовому всероссийскому сбору благотворительных средств в пользу ИППО. Он проводился в праздник Входа Господня в Иерусалим, т.е. в Вербное воскресение. Чтобы привлечь как можно больше народа, чтения устраивались не в будние, а в выходные дни после вечерней службы.

По указанию епархиального начальства к проведению чтений было привлечено духовенство – как городское, так и сельское. В Кинешме лекторские силы были более многочисленными и квалифицированными, тем более что здесь работало духовное училище, преподаватели которого имели солидное образование. В частности, в палестинских чтениях в разные годы участвовали в уездном центре смотрители Кинешемского духовного училища священники Н.Князев и  Д.Лебедев. Здесь же выступали перед прихожанами настоятель Успенской церкви протоиерей И.Г.Николаевский и о. Иоанн Альтовский, хорошо известный современникам как историк-краевед. В Батманах этой общественной деятельностью  занимался священник местной Христорождественской церкви о. Д.Весновский, а в с.Георгиевском  - местный священник и благочинный о. Алексей Архангельский[12].

Лекторами на этих мероприятиях выступали не только священники, но и миряне. Например, в погосте Александровском вместе со священником о. Н.Дроздовым их вел в местной земской школе учитель А.А.Доброхотов. В селе Адищеве к чтениям подключился инспектор народных училищ П.Д.Можаров. В Кинешме их вел с 1915 г. судья Н.Г.Вознесенский, о котором упоминалось выше[13].

Для того чтобы повысить интерес к тематике чтений, организаторы их стали использовать наглядные средства. Как раз в эти годы для массовой работы с населением стали все шире использовать «волшебный фонарь», т.е. диапроектор. Через него на экране, вывешенном на стене, проецировали так называемые «туманные картины», т.е. слайды, которые в то время изготовлялись не из пленки, а из стекла. По заказу руководителей Палестинского общества были растиражированы целые наборы слайдов, которые иллюстрировали содержание использовавшихся во время этих мероприятий брошюр из серии «Чтения о Святой Земле».

По нашим сведения, первым начал использовать во время палестинских чтений такого рода видеоряд смотритель духовного училища священник Н.Я.Князев в конце 1909 г. во время чтений, посвященных Рождеству Христову. В дальнейшем те чтения, которые проводились в Кинешемском духовном училище, сопровождались показом слайдов по соответствующей тематике, тем более что использовавшийся здесь аппарат принадлежал училищу[14]. Попутно отметим, что «волшебный фонарь» по умолчанию не применялся во время чтений в церквях т.к. использование такого «неканонического» приспособления могло вызвать нежелательные толки малограмотных прихожан и ввести их в соблазн (в религиозном смысле этого слова). Разумеется, такие зрелищные мероприятия, сопровождавшиеся показом слайдом, обычно проводились в городе, везти «волшебный фонарь» на много верст в сельскую местность в Кинешемском уезде не решились (в других уездах такие попытки все же предпринимались).

Интерес к чтениям возрастал не только за счет показа картин на экране, но и в результате использования музыкального сопровождения их. В селе Белоникольском по инициативе местного благочинного о. П.Белорукова с самого начала в этих мероприятиях участвовал любительский хор из учеников церковно-приходской школы и прихожан. Он исполнял песнопения, связанные по смыслу с читаемым текстом и таким образом усиливал впечатление от услышанного. В Кинешме к палестинским чтениям был привлечен хор Благовещенской церкви под управлением регента Матвеева, исполнение вокальных произведений здесь было почти профессиональным[15].

Естественно, возникает вопрос об эффективности палестинских чтений как религиозно-нравственных мероприятий. В отчетах, которые местные священники присылали своим благочинным и в костромскую духовную консисторию, они упоминали о том воздействии, которые оказывали чтения на паству. В отчетах местных батюшек, особенно сельских, часто встречаются такие оценки поведения слушателей на чтениях: «слушали внимательно и охотно», «выслушаны с благоговейным вниманием». По наблюдениям духовенства в ходе чтений в Кинешме сформировался контингент постоянных посетителей, которые не пропускали ни одного вечера, а после занятия клали на тарелку для пожертвований, стоявшую рядом с импровизированной трибуной, свои копейки и гривенники [16]. В селе Белоникольском по словам иерея о. П.Белорукова крестьяне просили на дом те брошюры, по которым велись чтения. В село Адищево на чтения, которые на очень высоком профессиональном уровне вел инспектор народных училищ П.Д.Можаров, рабочие соседней фабрики приходили пешком за 12 километров[17].

Особенно большим успехом пользовались чтения, которые устраивались в Кинешме в чайной Воскресенского общества трезвости в годы Первой мировой войны. Их готовила целая группа организаторов, уже имевших немалый опыт устройства таких массовых мероприятий. Это священники Иоанн Альтовский и Сергей Костромский, судья Н.Г.Вознесенский, смотритель Кинешемского духовного училища о. Дмитрий Лебедев. Благодаря комплексному воздействию живого слова, туманных картин на экране, пению хора Воскресенской церкви, которому подпевали все присутствовавшие, чтения собирали очень многочисленную аудиторию. Причем  этому нисколько не мешала социальная и профессиональная пестрота  слушателей, среди которых были пожилые люди, дети, торговцы, ремесленники, интеллигенция. На чтениях присутствовало по 300-400 чел., причем в то же самое время шли сеансы в местных кинематографах, которые в принципе могли бы отвлечь людей от религиозных чтений. Люди сидели на подоконниках и даже стояли возле дверей, ведущих  в зал, в коридоре,  при этом очень внимательно слушали в течение 2-3 часов, несмотря на духоту. После чтений проводились сборы пожертвований на разные цели: на нужды Палестинского общества, на помощь раненым и семьям мобилизованных на фронт[18].

Таким образом, палестинские религиозно-нравственные чтения имели большое значение в религиозной и культурной жизни провинции. Благодаря им расширялся кругозор местного населения, которое в начале ХХ в. в большинстве своем либо имело начальное образование, либо было вообще неграмотным.  Испытывая почтение к Святой Земле, крестьяне, рабочие, ремесленники имели совершенно превратные представления о ее современном положении, наивно считая, что там ничего не изменилось с тех времен, когда в Палестине происходили события, описанные в Новом завете. Палестинские чтения развеивали эти заблуждения. Наряду с расширением общеобразовательных знаний, чтения способствовали религиозно-нравственному воспитанию местных жителей. Результативность этих мероприятий сказывалась в щедрых пожертвований от самых различных социальных слоев во время палестинских чтений, а также в ходе Вербного благотворительного сбора, проводившегося Императорским Православным Палестинским обществом. Эти деньги направлялись на помощь русским паломникам, на поддержку православия в Святой земле и, в конечном итоге, на укрепление позиций России на Ближнем Востоке.

____________
Примечания:

[1]. История Русской церкви. Кн.VIII. Ч.1. М.,1996. С.708.

[2].Костромские епархиальные ведомости.1898. № 8. Ч.неоф. С.261-262.

[3]. Там же. 1912. № 15. Ч.оф. С.294.

[4]. Там же. 1915. № 7. Ч.оф. С.137.

[5]. Там же.1900. № 9. Ч.оф. С.123.

[6]. Там же.1901. № 10. Ч.оф. С.123.

[7]. Там же.1903. № 19. Ч.оф. Приложение. С.4.

[8]. Там же.1906. № 13. Ч.оф. Приложение. С.9.

[9]. Там же.1906. № 13. Ч.оф. Приложение. С.9-10;  1909. № 15. Ч.неоф. Приложение. 14; 1910. № 17. Приложение. С.11-12.

[10]. Там же.1906. № 13. Ч.оф. Приложение. С.10.

[11]. Там же.1909. № 15. Ч.оф. Приложение. С.14; 1916. № 18. Ч.оф. С.394.

[12]. Там же.1906. № 13. Ч.оф. Приложение.С.10; 1910. № 17.Ч.оф. Приложение. С.12; 1916. № 18. Ч.оф. С.394.

[13]. Там же.1907. № 19. Ч.оф. Приложение. С.20; 1909. № 15. Ч.оф. Приложение. С.14; 1916. № 18. Ч.оф. С.394.

[14]. Там же.1910. № 17. Приложение. С.12; 1916. № 18. Ч.оф. С.394.

[15]. Там же.1906. № 13. Ч.оф. Приложение. С.9; 1910. № 17. Приложение. С.12.

[16]. Там же.1906. № 13. Ч.оф. Приложение. С.9-10.

[17]. Там же.1908. № 13. Ч.оф. Приложение. С.12; 1909. № 15. Ч.оф. Приложение. С.14.

[18]. Там же.1916. № 18. Ч.оф. С.394.

Балдин К.Е., профессор, доктор исторических наук

Опубликовано в сборнике: Историко-культурный и природный потенциал кинешемского края. Развитие регионального туризма. Материалы IX и Х региональных краеведческих конференций. Ч.1. Кинешма, 2014. С.38-45.

Тэги: Кострома, отделы ИППО

Ещё по теме:

Пред. Оглавление раздела След.
В основное меню