RSS
Написать
Карта сайта
Eng

Россия на карте Востока

Летопись

25 мая 1890 Священный Синод утвердил расширенный состав Русской Духовной Миссии в Иерусалиме

25 мая 1907 скончался почетный член ИППО архиепископ Иустин (Охотин), председатель Одесского и Курского отделов ИППО

25 мая 1992 постановлением Президиума Верховного Совета РФ № 2835-I Палестинскому Обществу возвращено историческое имя

Соцсети


Духовно-просветительная деятельность
Императорского Православного Палестинского Общества среди населения Костромской епархии в конце XIX – начале XX в.

Императорское Православное Палестинское общество (ИППО), созданное в 1882 г. и существующее по настоящее время, является одной из самых старых общественных организаций в Российской Федерации. Его главными целями на рубеже позапрошлого и прошлого столетий являлась поддержка позиций православной религии на Ближнем Востоке, обеспечение благоприятных условий для паломничества россиян в Палестину, а также  проведение научных исследований по истории, географии и культуре Ближнего Востока[1].  Возглавил Палестинское общества великий князь Сергей Александрович – младший брат Александра III и дядя Николая  II. После его гибели в результате террористического акта, осуществленного эсерами в 1905 г., председателем организации стала его вдова великая княгиня Елизавета Федоровна, причисленная Русской Православной Церковью к лику святых.

Вначале существовала лишь столичная организация ИППО, но с 1893 г. стали открываться его отделы в отдельных епархиях.  В Костроме епархиальный отдел возник далеко не в числе первых, он начал свою деятельность в 1898 г. и был тридцать третьим по счету в структуре Палестинского общества. Председателем его стал епархиальный владыка епископ Вениамин, а его товарищем (заместителем) – губернатор И. М. Леонтьев[2]. Для того чтобы оказывать эффективную помощь православным жителям Палестины, русским паломникам в Святую Землю, противодействовать здесь католической и протестантской пропаганде, были необходимы  значительные средства. Палестинское общество получало их в ходе массового всероссийского сбора на Вербной неделе, а также во время практически круглогодичных сборов в епархиях. Для того чтобы рука дающего была щедрой, необходимо было познакомить широкие массы населения с целями ИППО, положением православия в Палестине, с самой Святой Землей. Поэтому  с 1890-х гг. в провинции начали проводиться Палестинские чтения.

Чтения в Костромской епархии начались 21 ноября 1898 г. в губернском центре в читальне им. А. Н. Островского.  Их открыл епархиальный владыка Виссарион, который обратился к аудитории с речью, в которой рассказал о целях Палестинского общества и о задачах начинавшихся чтений. Затем преподаватель Костромской духовной семинарии И. М. Студитский познакомил присутствовавших с географией Палестины, т. е. с ее реками, озерами, горными вершинами, связанными с земской жизнью Иисуса Христа[3].

Весной 1899 г. чтения переместились в духовную семинарию, т. к. зал читальни им. А. Н. Островского пользовался большой популярностью у местных общественных организаций, и там регулярно устраивались самые разнообразные мероприятия. Палестинские чтения было довольно сложно встроить в такой напряженный график. Между тем отдел Палестинского общества стремился сделать эти мероприятия регулярными.

В духовной семинарии на протяжении нескольких вечеров слушатели познакомились с содержанием книги В. Н. Хитрово «К Животворящему Гробу Господню». Она представляла собой рассказ паломника-крестьянина о его путешествии в Иерусалим на праздник Пасхи. Этот рассказ был написан простым народным языком и одушевлен неподдельным религиозным чувством. Перед аудиторией с изложением содержания книги Хитрово выступил преподаватель духовной семинарии Л. Л. Грандилевский[4]. Хотя эти мероприятия назывались чтениями, но на самом деле выступавшие перед аудиторией не воспроизводили текст «по бумажке», а свободно излагали его.

Чтение здесь и в других местах сопровождалось демонстрацией «туманных картин» через «волшебный фонарь», т. е. слайдов (которые в то время были не пленочными, а стеклянными) через диапроектор. Причем сначала использовались слайды с довольно примитивным черно-белым рисунком, который неважно воспроизводился на экране. Позже, в начале ХХ в., стали использоваться более качественные диапозитивы, раскрашенные в разные цвета. Что касается волшебных фонарей, то они сначала работали на ацетилене, эти модели были не очень надежным. Например, во время чтений в феврале 1909 г. газ взорвался, что вызвало панику среди присутствовавшей публики.  В дальнейшем  появились «волшебные фонари», работавшие на электричестве[5].

В «Костромских епархиальных ведомостях» были опубликованы разработанные советом Палестинского общества правила проведения чтений. Необходимость их мотивировалась тем, что «простым людям» книги покупать не на что, а если они и купят брошюру о Святой Земле, то могут не понять ее содержание или понять его не так. Во время же чтений слушатели могли получить разъяснение всех не понятных для них вопросов. Правила рекомендовали для проведения чтений срок с октября месяца до шестой недели Великого поста, причем наиболее оптимальным временем для чтений являлся Великий пост, т. к. такого рода пропаганда была особенно необходима накануне Вербной недели, когда проводился всероссийский сбор в пользу Палестинского общества. Средства от этого сбора составляли основную доходную статью в бюджете ИППО[6].

Для проведения чтений составители правила рекомендовали брошюры под названием «Чтения о Святой земле». В выпусках с 1 по 8 излагалась география Палестины, в выпусках с 9 по 30 рассказывалось о событиях Священной истории, связанных с конкретными местами Святой земли, а выпуски с 36 по 52 повествовали о русских паломничествах на Ближний Восток[7].

Весной 1899 г. Костромской отдел получил волшебный фонарь, высланный из Петербурга советом Палестинского общества. Еще ранее был получен из столицы комплект из 60 слайдов. Сначала он был предоставлен отделу во временное пользование, а потом по решению совета общества подарен костромичам[8].

В дальнейшем руководители Палестинского общества продолжали снабжать Костромской и другие отделы организации необходимыми для чтений пособиями. В 1906 г. в Кострому из Петербурга были высланы 484 книги и брошюры, а также 147 слайдов. Кроме того, делопроизводитель Костромского отдела ИППО В. А. Андроников собрал среди членов отдела несколько десятков рублей и купил дополнительно 32 туманные картины, каждая стоила около одного рубля. В 1907 г. у отдела было уже 339 слайдов по палестинской тематике[9].

Постепенно чтения приобретали популярность среди широких слоев населения. В связи с этим руководители читальни им А. Н. Островского решили регулярно предоставить отделу Палестинского общества свой зал и в конце 1902 г. выпустили абонемент на эти чтения с 1 октября по 1 мая[10].

Первые годы отдел придерживался принципа бесплатности чтений для того, чтобы сделать их максимально доступными. Однако в дальнейшем пришлось все же отступить от этого правила. Причиной этого послужил случай на чтениях, проводившихся в читальне им. А. Н. Островского в ноябре 1906 г. Большинство из 150 слушателей составляли подростки, которые, несмотря на протесты серьезной публики, шумом и смехом испортили и фактически сорвали это мероприятие. Этот инцидент был характерен для эпохи первой российской революции: в связи с ослаблением и даже растерянностью центральной и местной власти перед лицом натиска революционеров самодисциплина населения резко упала во всех социальных слоях.

После этого решили, что в губернском центре (к чтениям в сельской местности это не относилось) будут брать за посещение чтений небольшую плату в 5–10 копеек с простолюдинов и 25–40 копеек с состоятельной публики. При этом для неимущей публики, которая все же стремилась попасть на чтения, стали оставлять некоторое количество билетов. Вводя плату за вход на чтения, отдел ИППО не стремился получить прибыль, а лишь компенсировал свои расходы, связанные с устройством этих мероприятий[11].

В 1907 г. отдел решил устроить Палестинские чтения в зале Народного дома, который находился в фабричном районе, населенном рабочими-текстильщиками. Тревожные опасения за успешность этого мероприятия у его устроителей были, и они были небезосновательны. Антирелигиозные настроения среди рабочих заметно усилились в 1905–1907 гг. Поэтому «чтецом» был направлен сюда один из лучших проповедников среди городского духовенства – священник М. П. Орлов, специально отобрали слайды особенно высокого качества. Они демонстрировались на экране с помощью волшебного фонаря, работавшего не на светильном газе, как это практиковалось ранее, а на электричестве. Поэтому проецируемые на экране сюжеты из Священной истории отличались высоким качество. Несмотря на опасения руководителей отдела, аудитория народного дома, вмещавшая 550 чел., несмотря на свирепствовавшие в декабре 1907 г. 30-градусные морозы, была заполнена и многим мест не хватило.

Успех этих и последовавших за ними других чтений в Народном доме был во многом обеспечен  ораторским искусством о. Михаила Орлова, рассказывавшего о Рождестве Христовом и связанных с ним местах Палестины. Многие, выходя из зала, говорили: «Отец Михаил превзошел себя». В немалой степени способствовало значительному успеху чтений участие в них хора текстильной фабрики Зотова под управление регента Надеждина – профессионала очень высокого уровня.  Хор исполнял песнопения, соответствовавшие предстоявшему празднику: «Ликуют ангелы» и другие произведения Турчанинова, «Днесь Христос в Вифлееме» и «Вознесу Тя, Боже мой» Бортнянского.  Сочетание лучших произведений церковной музыки, их профессионального исполнения, художественного чтения и качественных иллюстраций на экране, производило на публику очень большое впечатление.

Местная либеральная пресса, не жаловавшая религиозно-нравственные мероприятия и старавшаяся замалчивать их, все же не прошла мимо этих чтений-концертов и положительно оценила их, особенно отметив их высокий эстетический уровень. Корреспондент советовал проводить эти мероприятия и в дальнейшем[12].

На втором году существования Костромского отдела ИППО чтения стали распространяться за пределами губернского центра. Ответственный за их устройство Е. М. Микифоров организовал с помощью местного духовенства чтения в уездных и безуездных городах. В Ветлуге и Чухломе за зимний сезон 1898–1899 гг. чтения прошли по 4 раза, в Макарьеве и Плесе – по 3, в Буе – 2 раза, в Нерехте – 1 раз[13].  В дальнейшем они стали проводиться еще чаще.

В дальнейшем Палестинские чтения получили распространение в сельской местности. Они проводились, как правило, в крупных населенных пунктах – в волостных центрах, торговых селах, слободах. Ранее всего они были проведены в с. Семенове Костромского уезда, с. Неронове Солигаличского уезда, с. Молвитине Буйского уезда, посаде Большие Соли[14]. Для примера подробнее остановимся на том, как эти религиозно-нравственные мероприятия проводились в Нерехтском уезде, одна часть которого в настоящее время входит в Костромскую область, а другая – в Ивановскую.

Одним из первых в сельской местности начал проводить чтения священник с.ФряньковоНерехтского уезда о. Иоанн Савинский. Это село находится в нескольких километрах от современного города Фурманова. Чтения во Фрянькове отличались завидной регулярностью. За зимний сезон 1903–1904 гг. он провел 30 чтений, они повторялись еженедельно по воскресным и праздничным дням после вечерни. Прихожане узнавали о чтениях из письменных объявлений, которые заблаговременно вывешивались на паперти местного храма. Каждое чтение сопровождалось песнопениями местного церковного любительского хора, состоявшего из мальчиков и девочек. При хорошей погоде в Фрянькова приходили послушать священника до 180 чел. В одном из своих отчетов, ежегодно направлявшихся в отдел, о. Иоанн отмечал, что слушателей очень привлекала бесплатная раздача палестинских листков и видов Святой земли[15]. Палестинские листки содержали краткие тексты  с информацией о тех или иных событиях Священной истории, о памятных местах, связанных с земной жизнью Спасителя. К сожалению, не было возможности сопровождать чтения туманными картинами, т. к. в храме их было показывать нельзя, т. к. это могло ввести в «соблазн» как прихожан,  так и местных старообрядцев, которые не упускали случая упрекнуть православное духовенство за те или иные действия, которые могли быть истолкованы как неканонические.

Полученные на чтениях листки и виды очень ценились местными жителями. Они прикрепляли их обычно в «красном углу» избы рядом с иконами. Ученики местной школы, получив в листках стихи духовного содержания, охотно заучивали их наизусть и затем просили о. Иоанна Савинского послушать их чтение. Хотя листки и картинки раздавались бесплатно, прихожане по своей инициативе, принимая их, вручали священнику несколько копеек. Как крестьяне, так и священник воспринимали эту небольшую сумму не как плату за листок, а как доброхотное даяние в пользу Палестинского общества. За сезон чтений набиралось несколько рублей, которые священник отсылал в Кострому в отдел Палестинского общества[16].

Кроме того, отец Иоанн иногда сам приезжал в отдаленные деревни своего прихода и проводил там чтения. Такая активная деятельность о.И. Савинскогопринесла ощутимые результаты. Крестьяне привыкли к чтениям и с нетерпением ждали их, воспринимая как особо богоугодную форму проведения досуга. Так как коллекция брошюр у о. И. Савинского была ограничена, то чтения ежегодно приходилось повторять.  Несмотря на это, крестьяне слушали чтения с неослабным вниманием во второй, и  даже в третий раз. Можно предположить, что они воспринимали их как некую часть богослужений, в которых те или иные тексты повторяются не один раз в год. Ежегодно проводимый Вербный сбор в пользу ИППО в его приходе увеличивался, и по размеру был значительно больше, чем в соседних приходах. Крестьяне, заинтересовавшиеся палестинской тематикой, брали у священника на дом для чтения те брошюры, по которым проводились чтения. В 1912 г. о Иоанну Савинскому было преподано благословение епархиального владыки в знак благодарности за его труды по проведению Палестинских чтений[17].

С первых лет деятельности отдела начались палестинские чтения в рабочем поселке Середа (ныне – город Фурманов). Они велись в двух местах – в помещении Середского волостного правления и в церковной читальне при Богородице-Скорбященской церкви – главного храма Середы. Особой популярность среди середских рабочих-текстильщиков, как и в других местах, пользовались собеседования по брошюре В. Н. Хитрово «К животворящему Гробу Господню». На чтениях в волостном правлении присутствовали до 500 чел, в церковной читальне – до 800 чел. Их вел местный священник о. Федор Даниловский[18].

Большой популярностью пользовались палестинские чтения в селе Никитском Нерехтского уезда, их организовал и проводил священник А. А. Виноградов. Здесь прихожане, после воскресного богослужения, не заходя домой, направлялись в местную школу, чтобы послушать, по их словам, «от божественного». Публики в школьные классы набиралось столько, что многим приходилось стоять в проходах и коридоре. Даже самые бойкие дети, видя пример взрослых, сидели во время мероприятия чинно и тихо. Это благоговейное отношение прихожан заставляло местного батюшку тщательнее готовиться к чтениям. После окончания их он часто слышал благодарные отзывы паствы: «Спасибо Вам, батюшка», «Покорно благодарим за Ваши наставления». Причем, проявлял усердие не только приходской священник, но и учительницы местной школы Горская и Флоринская, которые тоже вели чтения[19].

Священник А. А. Виноградов в своем пространном отчете о чтениях за 1908–1909 гг. отмечал высокую результативность их: «То, о чем при открытии их я не смел и мечтать, ныне вижу воочию. Вижу и утешаюсь, что прихожане с б?льшим усердием и многолюднее стекаются в храм в воскресные и праздничные дни, осмысленнее участвуют в богослужении и таинствах, бросают разные суеверные обряды, скромнее и   чиннее отправляют местные храмовые праздники». Действительно, после устройства чтений в селе Никитском улучшилась посещаемость богослужений, и обычный в престольные праздники пьяный разгул пошел на спад.

Также священник писал, что по той же причине их приход в период революции 1905–1907 гг. обошли стороной так называемые аграрные волнения, т. е. крестьянские выступления, сопровождавшиеся захватом помещичьей и даже церковной земли, другими противоправными действиями: «Наконец, среди всеобщего крестьянского волнения, особенно по земельному вопросу, прихожане села Никитского воздержались от всякого участия в этих волнениях и не обнаруживали никакого враждебного действия ни против духовенства, ни против гражданского начальства»[20].

Таким образом, палестинские религиозно-нравственные чтения осуществлялись повсеместно в городах и селениях Костромской епархии.  Ими были охвачены десятки тысяч крестьян и горожан. В результате они гораздо ближе, чем во время богослужений, познакомились с реалиями Святой Земли во времена Иисуса Христа и  на рубеже  XIX – XX вв., а также с деятельностью Палестинского общества по поддержке православия на Ближнем Востоке и по организации паломничества в этот регион.

Чтения расширили общий культурный кругозор населения, способствовали подъему его духовно-нравственного уровня. В результате их проведения увеличился поток пожертвований населения на нужды ИППО, люди теперь отчетливо представляли, что эти денежные средства будут направлены на благие цели. Ежегодно проводившийся в епархии массовый сбор в Вербное воскресение давал в Костромской губернии несколько тысяч рублей. Кроме того, немалые средства ежегодно собирались в специальные кружки, по сборным листам и в виде членских взносов.

Некоторые отделы Палестинского общества после революции 1905–1907 гг.  постепенно свернули свою деятельность в условиях постепенно набиравшей темпы секуляризации повседневной жизни и усиливавшегося атеизма, некоторые из них даже закрылись. Костромской епархиальный отдел отличался среди других значительной активностью и продолжал свою работу до Февральской революции, после которой деятельность Палестинского общества хотя и не была полностью прекращена, но пошла по иному пути.
_______________
Примечания:

[1]. Устав Императорского Православного Палестинского Общества. СПб.,1882. С.1–2.
[2]. http: ippo.ru/istoria-ippo/eparhiljnye-otdely.
[3]. Костромские епархиальные ведомости. 1898, 1 декабря. № 23. Ч.неоф. С.740.
[4]. Там же. 1899, 1 апреля. № 7. Ч.неоф. С.208–209.
[5]. Там же. 1909, 15 июля. № 13–14. Ч.оф. Приложение. С.5.
[6]. Там же. 1902. 1 января. № 1. Ч.оф.С.6–9.
[7]. Там же. 1899, 15 октября. № 20. Ч.оф.С.303–304.
[8]. Там же. 1900, 25 апреля. № 9. Ч.оф. С.120–121.
[9]. Там же. 1907, 15 сентября. № 18. Ч.оф. Приложение. С.2.
[10]. Там же. 1902, 1 декабря. № 23. Ч.оф.С.269.
[11]. Там же. 1907, 15 сентября. № 18. Ч.оф. Приложение.С.3–4.
[12]. Там же. 1908, 1 июля. № 13. Ч.оф. Приложение. С.4–7.
[13]. Там же. 1900, 25 апреля. № 9. Ч.оф. С.118.
[14]. Там же. 1900, 25 апреля. № 9. Ч.оф.С.118; 1901, 15 мая. № 10. Ч.оф. С.127; 1902, 15 мая. № 10. Ч.оф. Приложение. С.6.
[15]. Там же. 1904, 1 июня. № 11. Ч.оф. Приложение. С.7.
[16]. Там же. 1905, 1 июля. № 13. Ч.оф. С.4–5; 1910, 1 сентября. № 17. Ч.оф. Приложение. С.9.
[17]. Там же. 1905, 1 июля. № 13. Ч.оф. Приложение. С.5;  1907, 15 сентября. № 18. Ч.оф. Приложение. С.12; 1908, 1 июля. № 13. Ч.оф. Приложение. С.9; 1915, 1 апреля. № 7. Ч.оф. С.135.
[18] Там же. 1903, 15 мая. № 19. Ч.оф. Приложение. С.3–4.
[19]. Там же. 1907, 15 сентября. № 18. Ч.оф. Приложение. С.15–16; 1908, 1 июля. № 13. Ч.оф. Приложение.  С.10.
[20]. Там же. 1909, 1 августа. № 15. Ч.оф. Приложение. С.13.

Балдин К.Е., профессор, доктор исторических наук

Тэги: Кострома, отделы ИППО

Ещё по теме:

Пред. Оглавление раздела След.
В основное меню