RSS
Написать
Карта сайта
Eng

Россия на карте Востока

Летопись

26 августа 1890 В.Н. Хитрово в своем письме поздравляет директора учительской семинарии А.Г. Кезму с вступлением в брак и сообщает, что Совет ИППО с 1 сентября увеличивает его жалованье на 600 фр. в год

26 августа 1907 вице-председатель Н.М. Аничков умоляет в письме помощника Председателя М.П. Степанова приехать на Совет ИППО для обсуждения нехватки денежных поступлений

26 августа 1912 вел.кнг. Елизавета Федоровна вместе с Царской семьей приняла участие в праздновании 100-летия победы в Отечественной войне 1812 г. в Бородино

Соцсети


Русские сотрудники учебных заведений Императорского Православного Палестинского общества на Ближнем Востоке

Двенадцать писем (1892–1914 гг.) из архива А. А. Дмитриевского в ОР РНБ

Императорское Православное Палестинское общество занимает уникальное место в истории российской благотворительности благодаря масштабному гуманитарному присутствию за пределами России в конце XIX — начале XX в. Организация создавалась в первую очередь для поддержки русских православных паломников в Палестине. Однако со временем основной деятельностью ИППО стало развитие системы учебных заведений в Палестине, Сирии и Ливане для православных арабов. История школ Палестинского общества представляет интересный пример воздействия России на другую страну с помощью «мягкой силы». Ориентиры деятельности ИППО наглядно демонстрирует численность сотрудников в структурных подразделениях на Ближнем Востоке в 1904 г.: русские подворья — 111 сотрудников, врачебные заведения — 33 сотрудника, учебные заведения — 407 сотрудников1. Если на подворьях и во врачебных заведениях преобладали русские сотрудники, то в учебных заведениях более 90 % персонала составляли арабы. Кроме того, персонал подворий и врачебных заведений преимущественно находился в Иерусалиме, составляя своего рода «русскую колонию», а сотрудники учебных заведений были рассредоточены в десятках городов и селений Палестины, Сирии и Ливана. Таким образом, управление учебными заведениями стало для ИППО очень важной и в то же время сложной задачей. Учитывая низкий уровень профессиональной подготовки арабских педагогов, ИППО должно было содержать на Ближнем Востоке не менее 20–25 русских учителей2. По существу, успех Палестинского общества в значительной степени зависел от результатов деятельности именно этой группы.

Одним из основных источников информации о деятельности русских учителей на Ближнем Востоке являются отчеты школьных инспекторов и других должностных лиц, опубликованные в журнале «Сообщения ИППО»3. Отдельным изданием в двух томах был опубликован отчет Н. М. Аничкова4. За последние годы также было опубликовано большое количество писем, посвященных школьной деятельности ИППО5. Для настоящей публикации было отобрано двенадцать писем 1892–1914 гг. из архива А. А. Дмитриевского6 в ОР РНБ, посвященных деятельности русских учителей Палестинского общества на Ближнем Востоке. Письма рассредоточены в архиве в десяти делах. В данных материалах затрагиваются различные вопросы, касающиеся функционирования учебных заведений. Письма публикуются в хронологическом порядке.

Первые три письма (1892–1897 гг.) связаны темой сложных взаимоотношений русских учителей на Ближнем Востоке. Е. Ваксмут7, бывшая начальница назаретской школы, в письме № 1 от 1892 г., адресованном, вероятно, архимандриту Антонину (Капустину)8, жалуется, что другие служащие ее оклеветали. Среди прочего она упоминает, что ей не выплатили 200 рублей, положенных на возвращение в Россию. Особые претензии Е. Ваксмут предъявляет А. И. Якубовичу9, инспектору школ ИППО. В письме № 2, адресованном К. П. Победоносцеву10, В. Н. Хитрово11, секретарь ИППО, отвечает на претензии А. Сумарокова12, поручителя учительницы Е. О. Грюнинг13. Хитрово отвергает предъявленные ему обвинения. Уволенную учительницу он характеризует как «всегда обижающуюся и всегда обижаемую немецкую домашнюю гувернантку», оказавшуюся совершенно не на своем месте.

К 1897 г. в Совете Палестинского общества в Петербурге всерьез стали обсуждаться проблемы кадровой политики ИППО на Ближнем Востоке. В письме (№ 3) Николая Мильевича Аничкова обсуждаются личные качества русских учителей, даются их характеристики (как положительные, так и отрицательные).

Следующие два письма, также написанные Н. М. Аничковым, посвящены некоторым проблемам русских школ на арабском Востоке. В письме № 4 Н. М. Аничков выражает сожаление, что русские учителя недостаточно активно учат арабский язык (по его мнению, это можно было бы сделать за 1,5 года). В письме № 5 затрагивается вопрос участия арабского персонала в управлении школами ИППО. Аничков высказывается против передачи в будущем управления школами в Бейруте от М. А. Черкасовой14 к арабке Афифе Абдо15.

Письма № 6 и 7 посвящены вопросам приема сотрудников на работу в школы ИППО. В письме № 6 Г. Кулжинского16, знакомого А. А. Дмитриевского, упоминается об отъезде его дочери на службу в Бейт-Джальскую учительскую семинарию. Письмо № 7 — прошение И. Уаруара17, желающего получить должность в учебных заведениях ИППО.

Восьмое, девятое, десятое и одиннадцатое письма написаны школьными инспекторами или лицами, исполняющими их обязанности. В письмах № 8 и 9 С. Аверкиев18, исполняющий обязанности инспектора южно-сирийских школ ИППО, описывает порядок передачи дел перед отправлением в отпуск, в Россию. В письме № 10 А. А. Стасевич19 обращается за помощью к А. А. Дмитриевскому, указывая на свое отчаянное положение (причины которого он в письме не разъясняет). Письмо (№ 11) И. И. Спасского20, инспектора северо-сирийских школ ИППО, возвращает нас к теме сложных взаимоотношений сотрудников. В частности, И. И. Спасский отмечает, что начальница женской школы в Триполи А. Ф. Юдина21, проработавшая на Ближнем Востоке более 15 лет, имела очень натянутые («отрицательные») отношения со своими арабскими подчиненными. Кроме того, обсуждаются вопросы перевода сотрудниц (как русских, так и арабских) из одной школы в другую. И. И. Спасский предлагает ввести в договора, заключаемые с русскими учительницами, условие о беспрекословном их перемещении по требованию ИППО. По его мнению, «это сдерживало бы их претензии и капризы, которые развиваются в них с их приездом на восток». В последнем письме (№ 12), от 3 декабря 1914 г., уже упоминавшаяся учительница А. Ф. Юдина просит А. А. Дмитриевского о помощи в поиске работы.

Письма о деятельности школ ИППО на Ближнем Востоке хранятся в Отделе рукописей Российской национальной библиотеки (ОР РНБ), в фонде 253 (Архив А. А. Дмитриевского). Письма № 3 и 11 воспроизведены частично (опущена часть текста, не связанная по тематике со школами ИППО). Документы публикуются по современным правилам правописания, с сохранением их стилистических особенностей.

_______________
1 См. Список должностных лиц ИППО // Приложение СИППО. 1904. Т. 15. С. 75–125.
2 В список должностных лиц ИППО за 1904 г., в частности, входят 25 русских учителей (без учета А. Г. Кезмы, имевшего российский паспорт).
3 В «Сообщениях ИППО» с 1891 по 1916 г. было опубликовано более двадцати отчетов о деятельности школ ИППО.
4 Учебные и врачебные заведения Православного палестинского общества в Сирии и Палестине. Отчет члена Совета Общества Н. М. Аничкова. Т. 1–2. СПб., 1901–1910. Николай Мильевич Аничков (1844–1916), профессиональный педагог, товарищ министра Народного просвещения (1894–1900), член Совета ИППО.
5 См., напр.: Хитрово В. Н. Собрание сочинений и писем. СПб.: Издательство Олега Абышко, 2012. Т. 3; Иерусалимский вестник ИППО. 2014. Вып. V–VI (здесь, в частности, опубликовано 25 писем 1891 г. — в том числе 23 письма, отправленных помощником председателя ИППО М. П. Степановым и секретарем ИППО В. Н. Хитрово начальнику Назаретского пансиона А. Г. Кезме); Россия в Святой Земле. Документы и материалы /Сост., подг. текста, вступ. статья и коммент. Н. Н. Лисового. T. I–II. М., 2000.
6 Дмитриевский Алексей Афанасьевич (1856–1929) — известный византинист, профессор Киевской духовной академии, секретарь ИППО в 1907–1918 гг.
7 Е. К. Ваксмут упоминается в письме помощника председателя ИППО М. П. Степанова и секретаря ИППО В. Н. Хитрово от 20.03.1891 начальнику Назаретского мужского пансиона А. Г. Кезме (Иерусалимский вестник ИППО. 2014. Вып. V–VI. С. 94).
8 Архимандрит Антонин (Андрей Иванович Капустин) (1817–1894), начальник Русской Духовной Миссии в Иерусалиме в 1865–1894 гг.
9 Якубович Александр Николаевич, первый инспектор школ ИППО, находился на службе Палестинского общества на Ближнем Востоке в 1888–1898 гг.
10 Победоносцев Константин Петрович (1827–1907), обер-прокурор Святейшего Синода в 1880–1905 гг.
11 Хитрово Василий Николаевич (1834–1903), один из основателей ИППО. Заместитель председателя ИППО в 1882–1889 гг., секретарь ИППО в 1889–1903 гг.
12 В архиве А. А. Дмитриевского сохранилось эмоциональное письмо А. Сумарокова от 18.12.1894 к обер-прокурору Святейшего Синода К. П. Победоносцеву, в котором рассказывается о судьбе его питомицы, Елизаветы Осиповны Грюнинг. В письме также упоминаются различные проблемы, с которыми русские сталкивались на Ближнем Востоке: болезни, сложные бытовые условия, другой язык, взаимоотношения арабами (РНБ ОР. Ф. 253. Д. 42. Л. 143–146). Письмо воспроизводится в статье П. В. Федотова «Кадровая политика Императорского Православного Палестинского общества на Ближнем Востоке (1882–1914 гг.): русские сотрудники учебных заведений» (Вестник СПбГУ. Сер. 17. 2015. Вып. 2. С. 102–108).
13 Грюнинг Елизавета Осиповна, учительница в школах ИППО в Назарете и Хайфе в 1892–1894 гг.
14 Черкасова Мария Александровна, начальница Бейрутских школ ИППО в 1887–1914 гг. Одна из улиц в Бейруте названа в честь Черкасовой «улицей Мамы».
15 Абдо Афифе, старшая учительница школы ИППО в Бейруте (св. пророка Ильи, Мусатебе) в 1887–1914 гг. Ближайшая помощница М. А. Черкасовой.
16 Возможно, автор письма Кулжинский, Григорий Иванович, автор книги «Святитель Мелетий Леонтович, архиепископ Харьковский и Ахтырский (1784–1840)» (Харьков: Типо-лит. Окр. штаба, 1881).
17 Уаруар Ибрагим Асадович (1882–1971), выпускник Назаретского пансиона ИППО. Назначение в школу Палестинского общества он не получил. На сайте www.ourbaku.com приводится подробная информация о его жизни — обучался в духовной семинарии в Киеве за счет ИППО, женился на русской дворянке Екатерине Пашковой, с которой переехал в Баку в 1910 г. В 1911–1924 гг. был заведующим Адресного стола г. Баку. С 1921 работал в Бакинском университете преподавателем арабского языка. В 1940–1950-х гг. переводил на русский арабские рукописи и книги, написал учебник арабского языка и хрестоматию по изучению арабского языка, составил Русско-арабско-азербайджанский и Арабско-русско-азербайджанский словари.
18 Аверкиев Сергей Сергеевич, учитель Назаретского пансиона в 1908–1910 гг., и. о. инспектора южно-сирийских учебных заведений ИППО в 1910–1912 гг., помощник инспектора галилейских учебных заведений в 1912–1914 гг.
19 Стасевич Алексей Андреевич, учитель Назаретского пансиона в 1898–1902 гг., помощник инспектора Галилейских учебных заведений ИППО в 1902–1912 гг. (о его работе в школах ИППО в 1913–1914 гг. нет сведений).
20 Спасский Иван Иванович, инспектор северо-сирийских учебных заведений ИППО в 1901–1914 гг.
21 Юдина Анна Федоровна, учительница женской школы ИППО в Триполи в 1898–1902 гг., в 1902–1913 гг. — начальница этой школы.

№ 1
Письмо Е. Ваксмут, начальницы назаретской школы, пастырю
22

С.‑Петербург
7 июня 1892 г.

№ 77
29 июня 1892 г.

    Ваше Высокопреосвященство милостивый пастырь! Вот год как я уехала из милой и дорогой Палестины, но до сих пор не могу собраться возвратить мой денежный долг — за что прошу милостиво извинить меня — долг же сердечной, глубокой благодарности к Вашему Преосвященству унесу в могилу. Уезжая из Назарета, я сердечно желала вернуться на свое место, но в Петербурге я застала столько клеветы на себя и всякой злобы, так что ехать обратно и жить между людьми, готовых очернить всяких, кто не по их нраву — у меня не хватило храбрости и охоты. Об одной только злобной выходке против меня я не умолчу перед Вами, по ней легко судить столько же лживых. Доказано, что я была зла и груба с детьми, даже есть свидетели, при которых я выгнала бедную женщину из школы, желавшую поместить своих девочек в школу. Может быть, я и удаляла из школы женщин, приводивших своих детей, имея на руках грудных младенцев, которые мешали криком занятиям. Это могло быть, и что на грубое обращение я неспособна по натуре и по принципу. Детей [всех] и всегда любила и люблю и быть тиранкой не могу. Василий Николаевич, сам вполне честный и очень сердечный человек, не может допустить, чтобы те люди, которых он знает такими, какими они [хотят] и по своим обстоятельствам должны быть пред ним, совершенно иные как по натуре своей, так и по действиям своим, а там, где они должны быть по [их] желанию первыми во всем, все средства и [штучки] для них гладки и прекрасны. Из Назарета я уехала только на те деньги, которые Вы мне были так милостивы и дали мне. Я надеялась отправиться только на каникулы по моим семейным делам, имела право взять за три месяца жалование, как и все служащие в Обществе, но испросить разрешение В. Н. не успела, а просить Якубовича не хотела. За это по желанию Якубовича меня лишили 200 р., следуемых мне на возвращение в Россию по условию. Говорю, что это устроил Якубович, так как сам Василий Николаевич не может сделать такое грубое [зло], какое мне этим причинили. Необходимо быть именно Якубовичем, злым, [ехидным] человеком, чтобы мстить такими средствами, чтобы поставить человека в самое затруднительное положение. Вещи мои все почти остались в Назарете и теперь не имею возможности ни по средствам материальным перевезти их, ни лица, которое бы мне это устроило — и это всё потому только, что я не посадила себе на шею Якубовича с компанией и не плясала… той музыки, которую они хотели играть. Простите Ваше Высокопреосвященство, что я со своими дрязгами — их и без лишних нареканий достаточно. Извините, прошу Вас! Читала произведение г-жи Бакуниной, где она со своей горничной Анютой, которую я прогнала за все возможные сплетни, отделала меня и только за то, что я заняла [что-то] у г-жи Бакуниной. Слава и благодарение Богу — теперь опять заживу спокойно и мирно с детьми моими. На днях я еду в Восточную Сибирь, в Хабаровку, где служит мой зять полковник Мооро23, там же и мой сын. Во Владивостоке я получу место начальницы гимназии. Буду иметь возможность в два приема с глубочайшей благодарностью возвратить Вам, милостивый Пастырь, мой долг. До этих же пор прошу не думать, что я, взяв деньги, обрадовалась им и забыла. Прошу Ваше Высокопреосвященство в связи с Вашими молитвами у Гроба Господня, в Гефсимании у гроба Пречистой, на Елеоне, в земном раю — Горнем, милом мне, которое так и рисуется перед глазами, прошу вспомнить меня многогрешную и не судить обо мне по мнению врагов моих — а почему они все мои враги — Бог же Сам знает, я же и понятия не имею. Простите же мое царапанье, глаза болят и очень устали. С глубоким и искренним уважением, всегда преданная и молящая за продолжение жизни Вашей.
    Ваша покорная слуга Е. Ваксмут
    […]24 Низкий поклон Якову Егоровичу25 […]26

РНБ ОР. Ф. 253. Д. 42. Л. 123–124. Подлинник. Рукопись

________________
22 Обстоятельства указывают на то, что адресатом письма Е. Ваксмут был архимандрит Антонин (Капустин): 1. Адресат называется пастырем (т. е. духовным лицом); 2. Упоминаются его молитвы в Иерусалиме; 3. Место получения письма обозначено как «Св. Тавифа» (известно, что Антонин построил в Яффе церковь Св. Тавифы и русское подворье); 4. В завершение письма Е. Ваксмут просит передать привет Якову Егоровичу. Вероятно, речь идет о Якове Егоровиче Халеби (1847–1901) — османском подданном, драгомане Русской Духовной Миссии в Иерусалиме.
23 Вероятно, речь идет о военном инженере — архитекторе Владимире Григорьевиче Мооро. Мооро закончил Николаевскую инженерную академию в Санкт-Петербурге и получил назначение в 1881 г. в Хабаровку (переименован в Хабаровск в 1893 г.). В Хабаровске проработал более тридцати лет в Окружном инженерном управлении Приамурского военного округа, дослужился до генеральского звания. В 1914 г. стал почетным гражданином Хабаровска. http://dv-delo.ru/2013/10/12/xabarovsk-derzhitsya-na-xabarovyx/
24 Мелкий неразборчивый текст по левому краю письма — написано поперек основного текста из-за недостатка места.
25 Написано поперек основного текста по левому краю письма.
26 Мелкий неразборчивый текст по левому краю письма — написано поперек основного текста из-за недостатка места.

№ 2
Письмо В. Н. Хитрово, секретаря ИППО, К. П. Победоносцеву

(об увольнении учительницы Грюнинг)

№ 727

22 декабря 1894 г.

Иерусалим
    Ваше Высокопревосходительство милостивый государь Константин Петрович.
  Увольняемые всегда обвиняют увольняющих, приходится и мне испытывать это на себе. По рекомендации г. Сумарокова я определил учительницей в Назаретскую школу г. Грюнинг. Это оказалось известной [трудностью] для немецкой домашней гувернантки, всегда обижающейся и всегда обижаемой. Из этого Вы извольте усмотреть, насколько она оказалась не на месте среди палестинских условий жизни.
  Через год она оказалась совершенно неподходящею, тем не менее я [поставил] ее на самостоятельное место и, желая сделать угодно г. Сумарокову, я продержал ее еще год и принужден был уволить, как она сделалась не только бесполезною, но и вредною.
    Она получила путевые деньги до прежнего места жительства в России в достаточном количестве и, насколько мне известно, уехала обратно, о том же, что она лежит в горячке в Иерусалиме, я никаких сведений не имею.
    Что касается до обвинений г. Сумарокова, никогда в глаза меня не видевшего, в сухости, бессердечии и [расхвалении] самого себя, то мне остается только пожалеть о легкости, с которой эти обвинения сделались и возвратить его письмо, дабы оно не свидетельствовало против него.
    Ввиду наступающего праздника Рождества Христова позвольте принести мои [преданнейшие] поздравления с […нейшими] пожеланиями всех благ.
     С чувством глубочайшего уважения и совершенной преданности имею честь быть

Вашего Высокопревосходительства
покорнейшим слугой
В. Хитрово
РНБ ОР. Ф. 253. Д. 82. Л. 19–20. Подлинник. Рукопись

______________
27 Цвет чернил номера отличается от цвета чернил основного текста письма.

№ 3
Из письма Н. М. Аничкова, председателя Отделения поддержания православия в Святой Земле ИППО, М. П. Степанову28, помощнику председателя ИППО
— обсуждение школьных дел ИППО

28 августа 1897 г.

    <…>29 Видел по приезде В. Н. Хитрово. В Палестине предстоит много хлопот, если уйдут Якубович и Михайлов. Надо приискать на место первого человека очень дельного, ловкого и умного педагога. Жаль очень, что выходит такая неурядица с главными лицами из служащих в Обществе там на месте. В. А. Латышев30, как он мне передавал, не очень доволен нашими школами и Назаретским пансионом, а обращение Якубовича с учителями его просто поражало. Вообще в деле постановки школ есть там у нас какой-то недостаток, но какой — отсюда усмотреть нельзя. Мне сдается, существует ли там дружество, единство действия педагогических сил и проникнуты ли все любовью к своему делу. Не составляет ли в этом случае исключение Е. М. Тараканова31 и ее школа, т. е. исключение в хорошую сторону, а все прочие идут более за страх, чем за совесть. А. И. Якубович, бесспорно, крайне преданный своему делу человек, но он крайне личный и одержим бесом влюбчивости; он желает, чтобы люди не только служили, но и прислуживались, и не только ему, но и тем переменчивым особам, которые в данное время составляют его «предмет» (Протанюк, Иванова и fili quanti). Была еще очень преданная Р. С. Петрова32, почему и память о ней сохранилась до сих пор. А. С. Петрова33, сестра ее, уже сортом пониже, а В. С. Петрова34 и совсем третьего разбора, да она выходит замуж, хотя из себя куда неказиста. Учителя наши там очень не бойки, а один положительный нигилист. Он и в учительском институте слыл за человека «с душком»35. Не знаю, кто его туда выбрал. Я ровно ничего не знал о таком назначении. Теперь, говорят, его убирают. Слава Богу. Всё это, впрочем, я узнал от В. А. Латышева. Был бы очень рад, если бы меня хотя спрашивали о вновь назначаемых учителях и учительницах. Что-то Бог даст в дальнейшем, но идти вперед в этом деле надо крайне осторожно. Дружески обнимаю Вас и прошу верить всегдашнему глубокому уважению преданного душевно, Н. Аничков <…>36

РНБ ОР. Ф. 253. Д. 43. Л. 31–32. Копия. Машинопись

__________________
28 Михаил Петрович Степанов (1853–1917), секретарь ИППО в 1882–1889 гг., помощник председателя ИППО в 1889–1917 гг.
29 Опущена первая часть письма, в которой обсуждается дело студента, исключенного из Московского университета, работа Н. М. Аничкова в Министерстве просвещения и подготовка дочери Аничкова к свадьбе.
30 Латышев Василий Алексеевич (1850–1912), педагог, директор училищ Санкт-Петербургской губернии в 1892–1903 гг. После поездки на Ближний Восток составил отчет о школах Палестинского общества: Латышев В. А. Учебные заведения ИППО // СИППО. 1897. Т. 8. С. 341–351.
31 Тараканова Евдокия Михайловна, начальница Бейт-Джальского пансиона в 1890–1903 гг.
32 Петрова Раиса Сергеевна, учительница женской Назаретской школы ИППО в 1892–1893 гг.
33 Петрова Александра Сергеевна, начальница женской Назаретской школы ИППО в 1895–1899 гг.
34 Петрова Валентина Сергеевна, учительница женской Назаретской школы ИППО в 1895–1899 гг. (вероятно, в 1897 г. не работала).
35 В 1897 г. в Назарете на службе ИППО были два учителя из Санкт-Петербургского учительского института — Евгений Федорович Дружинский и Алексей Петрович Игнатьев.
36 Письмо завершается постскриптумом, вероятно, не связанным с темой школ ИППО: «P.S. Случай с гр. Комаровским удалился очень спорно. Кому следовало попало по носу».

№ 4
Письмо Н. М. Аничкова, председателя Отделения поддержания православия в Святой Земле ИППО, В. Н. Хитрово, секретарю ИППО

    Глубокоуважаемый Василий Николаевич.
    Возвращая Вам письмо П. П. Николаевского37 с запиской г-на Стасевича38 и друг[ими] приложениями, и[мею] ч[есть] сообщить, что распоряжения г. Николаевского относительно последовательного и осторожного введения в образцовом училище нового порядка практических занятий, согласно с указаниями последней инструкции 1899 г., я нахожу основательными. Полагаю, что педагог[ический] совет пансиона поступил правильно, не решившись теперь же, в середине учебного года вводить полное изменение с заменой порядка распределения занятий и отвлечением г. Стасевича. Пусть, если это понадобилось, введут такое распределение с нового учебного года. С доводами г. Стасевича о необходимости руководства практическими занятиями лицу, знающему арабский и русский язык, нельзя не согласиться. Г. Каназе39, при своих качествах, как указывает Николаевский, клад для образцовой школы40 и мы должны радоваться, что его имеем. Думаю, что русским учителям пансиона нужно скорее следовать примеру Д. Ф. Богданова и изучать арабский язык. Без этого они никогда не достигнут желаемых результатов в образовании и воспитании молодых сирийцев. Записка Стасевича составлена дельно и обдуманно, в ней видна подготовка автора к вопросам начального обучения, но жаль, что не исполнил то, что обещал мне в прошлом году: не принялся за изучение арабского языка. Если Богданов, Г.41 С. Петрова и друг[ие] могли научиться ему скоро, то это мог сделать и г. Стасевич, да и друг[ие] в 1,5 года. Нет, в нас русских все-таки небрежности и лени много. С будущего учебного года, когда Каназе примет на себя руководство образцовой школой, один учитель в Назарете окажется лишний. Надо подумать, как устроить его.

С глубоким почтением, преданный слуга Н. Аничков
РНБ ОР. Ф. 253. Д. 43. Л. 89. Копия. Машинопись

_____________
37 Николаевский Павел Павлович, инспектор галилейских учебных заведений ИППО в 1898–1904 гг.
П. П. Николаевский уволился в связи с расстроенным здоровьем — см.: Россия в Святой Земле. Документы и материалы. T. I. М., 2000. С. 635–636.
38 Алексей Андреевич Стасевич — автор письма № 11.
39 Каназе Константин Ильич, на службе ИППО с 1899 г., старший учитель мужской образцовой школы ИППО в Назарете в 1900–1914 гг.
40 Назаретская мужская школа ИППО.
41 Вероятно, в документе опечатка («Г» вместо «Р») — скорее всего, речь идет о Раисе Сергеевне Петровой.

№ 5
Выписка из письма Н. М. Аничкова, председателя Отделения поддержания православия в Святой Земле ИППО, Степанову, помощнику председателя ИППО

Гатчина

20 августа 1905 г.

    <…> Переходя, наконец, к давней и заветной мысли Марии Александровны [Черкасовой] иметь помощницу ее Афифе Абдо своею преемницей по управлению бейрутскими школами, я должен высказаться против осуществления такого желания. Во-первых, во всех крупных русских школах заведующие или начальники и начальницы — русские или получившие высшее образование в России. К последним принадлежит А. Г. Кезма42 в Назарете и Г. А. Тарази43 в Хомсе, но и над ними есть общий русский начальник — инспектор школ в Галилее и в Ю[жной] Сирии. Во-вторых, вверить все русские школы в Бейруте сирийке Афифе Абдо значит совершенно уронить их в глазах родителей
и Бейрутского православного общества. О семействе Абдо, состоящего экономом в школе св. Ильи у М. А. Черкасовой, местные жители очень невысокого мнения; К. Н. Лишин44 и А. П. Беляев45 говорили мне, что эта семья, льстя и ухаживая за Марией Александровной, старается только понажиться около нее, и если бы Афифе сделалась начальницей, то значительная часть родителей взяла бы детей из школ О[бщест]ва. Бог даст, М. А. Черкасова поработает еще в Бейруте лет 7–10, а тогда Совет О[бщест]ва постарается приискать ей достойную преемницу между русскими преданными делу и образованными женщинами. Теперь было бы лучше всего применить к этому вопросу фигуру умолчания, т. е. ничего не писать Марии Александровне об Афифе и возможности или невозможности осуществления ее желания в этом отношении. Вот, кажется, всё, что я могу сообщить Вам по возвращаемым при сем письмам М. А. Черкасовой…

РНБ ОР. Ф. 253. Д. 43. Л. 95. Копия. Машинопись

________________
42 Кезма Александр Гаврилович (Искандер Джебраил) (1860–1935), на службе ИППО с 1883 г. Начальник Назаретского мужского пансиона в 1886–1914 гг.
43 Вероятно, имеется в виду Тарази Рафаил Дмитриевич, начальник мужской школы ИППО в Хомсе с 1899 до второй половины 1900-х гг. (покинул эту должность между 1905 и 1908 гг.).
44 Лишин Константин Николаевич (1851–1906), российский дипломат, генеральный консул в Бейруте в 1898–1902 гг.
45 Беляев Алексей Петрович (1849–1906) — дипломат, консул в Дамаске с 1892 (по другим данным с 1893) до 1903 г. (с 1898 г. — генеральный консул), секретарь ИППО в 1903–1906 гг.

№ 6
Письмо Г. Кулжинского А. А. Дмитриевскому, секретарю ИППО,
о согласии его дочери преподавать русский язык в Бейт-Джале

31 августа 1909 г.

Многоуважаемый Алексей Афанасьевич!

    Позвольте Вас поблагодарить за присланную Вами нам книжку о графе Н. П. Игнатьеве46. Уведомление Вас моей дочерью47 о согласии ее преподавать русский язык в Бейт-Джальской женской учительской семинарии я лично сдал здесь на почту [заклеив пакетик]. Дочь моя, со свойственной ей аккуратностью к исполнению служебных обязанностей, чтобы своевременно явиться к должности, вчера уехала в Бейт-Джалу. Примите же [совершеннейшее] почтение, с каковым имею честь быть Вашим Покорнейшим слугой,

Григорий Кулжинский
Станция Териоки, Финляндской ж. д., дача Андрея [Кулжинского]
РНБ ОР. Ф. 253. Д. 502. Л. 1–2. Подлинник. Рукопись

_________________
46 Игнатьев Николай Павлович (1832–1908), российский государственный деятель.
47 Кульжинская (Кулжинская) Татьяна Григорьевна, учительница женской школы ИППО в Эль-Мине в 1908–1909 гг.

№ 7
Письмо И. Уаруара А. А. Дмитриевскому, секретарю ИППО,
о желании работать учителем в учебных заведениях ИППО

14 января 1909 г.

    Ваше Превосходительство, многоуважаемый профессор!
    К Вам, мой многоуважаемый профессор, решил я обратиться, но наперед извиняюсь за беспокойство. Как Вам известно, Совету Императорского Православного Палестинского общества благоугодно было причислить  меня к числу своих кандидатов, обещая дать мне место в учебных заведениях Общества, если таковое окажется. Я с большим интересом ждал назначения, но, к величайшему моему сожалению, оно до настоящего времени не последовало. Имея сильное желание служить у Палестинского общества и сознавая, что Вы можете меня устроить, я осмеливаюсь беспокоить Вас. Прошу Вас, мой глубокочтимый профессор, посодействовать мне и походатайствовать обо мне перед Советом Общества. Обещаюсь всем своим существом отдаться на служение интересам Общества. Не откажите мне в этой просьбе.
    С своей стороны никакой задержки не будет. Во всякое время я готов, по указанию Совета, оставить свое место и выехать на место назначения.
    Покорно прошу не отказать мне в моей просьбе, и я постараюсь оказаться достойным Вашей рекомендации. Не осудите, Ваше Превосходительство, но посодействуйте, умоляю Вас, Вашему бывшему студенту, глубоко уважающему Вас.

И. Уаруар

Киев48

РНБ ОР. Ф. 253. Д. 649. Л. 1. Подлинник. Рукопись

____________
48 Ниже в письме указан полный адрес: Киев, Мар. Благовещенская, 85. Ее Превосходительству Н. С. Романович-Славатинской для И. Уаруара

№ 8
Письмо С. С. Аверкиева49, исполняющего обязанности инспектора южно-сирийских школ ИППО,
А. А. Дмитриевскому, секретарю ИППО,
о сдаче дел перед отъездом в отпуск
50

Ваше Превосходительство Алексей Афанасьевич.

   Получив уведомление о разрешении мне с 15 июля отпуска в Россию и письмо Ваше с проектом передачи управления на время моего отъезда И. И. Спасскому, я тотчас же снесся с ним по этому делу, предложив ему, не найдет ли он более удобным для дела теперь же выехать в Дамаск, не откладывая до последней минуты моего пребывания, чтобы здесь на месте выяснить, как будет удобнее И. И. Спасскому принять на себя управление инспекцией и в какой степени можно будет привлечь к этому делу М. Н. Трапезникову51. Иван Иванович  с моим предложением согласился и был на днях в Дамаске, где ознакомился с делами инспекции, и мы вместе с ним и М. Н. Трапезниковой пришли касательно передачи управления Южно-Сирийской инспекцией к следующему соглашению:
    Учителя Южно-Сирийской инспекции будут по-прежнему присылать все свои отчеты в Дамаск, где они будут просматриваться секретарем инспекций под ближайшим руководством М. Н. Трапезниковой. Согласно этим отчетам составляются в Дамаске местные отчеты инспекций, пересылаемые в Триполи И. И. Спасскому на утверждение, после чего уже И. И. Спасский и препровождает их в Общество. Ведение приходо-расходной книги производится в Дамаске, Ивану же Ивановичу пересылаются ежемесячные выписки из этой книги для проверки по документам, взятым из Дамаска. Деньги желательно получать по-прежнему в Дамаске, поэтому покорнейше прошу по моему отъезду высылать деньги для содержания инспекции на имя М. Н. Трапезниковой. Это избавит Общество от лишнего расхода на пересылку их из Триполи в Дамаск, как это Вами предполагалось, и будет более удобно, для самого делопроизводства (ведения кассы и отчетности), так и для всех служащих в Южной Сирии, которые будут получать деньги по-прежнему своевременно. Рассылать содержание и ведать кассу вполне может М. Н. Трапезникова, которая любезно соглашается принять на себя этот труд, с которым она, надо сказать, уже и знакома: во время моей болезни в течение 2-х месяцев Мария Николаевна получала деньги и ведала их рассылкою по школам. Таким образом, Мария Николаевна могла бы ведать денежной частью инспекции (Иван Иванович по сему поводу вспоминает, что до его назначения в Триполи одно время делами Северо-Сирийской инспекции ведала О. И. Беленькова52). И. И. Спасский контролирует отчетность и в случае необходимости будет приезжать в Дамаск. Переписка учителей по всем возникающим у них вопросам и недоумениям поступает на усмотрение Ивана Ивановича, которому я, насколько это возможно теперь, передам также все свои предположения касательно перемещений и новых назначений учителей. Впрочем, этот вопрос желательно отложить до моего приезда ввиду трудности предвидеть все перемещения и новые назначения заранее; к тому же и большая часть вакансий начинает освобождаться лишь к октябрю месяцу.

РНБ ОР. Ф. 253. Д. 690. Л. 1–2. Подлинник. Рукопись

___________________
49 Авторство определено путем сопоставления данного письма с письмом С. С. Аверкиева от 12.07.1912 г. — об авторстве С. Аверкиева свидетельствует почерк, стилистика, а также лица, упоминаемые в тексте.
50 В письме С. С. Аверкиева А. А. Дмитриевскому от 12.07.1912 г. упоминается о предыдущем письме от 3 июня 1912 г. — вероятно, речь идет именно об этом письме.
51 Трапезникова Мария Николаевна, на службе ИППО с 1904 г., в 1907–1914 гг. — начальница женской школы ИППО в Дамаске.
52 Беленькова Олимпиада Ивановна, учительница на службе ИППО с 1895 по 1905 г. (с перерывом на 2 года и 3 месяца). Автор письма пишет ее фамилию как Беленкова (без «ь»)

№ 9
Письмо С. С. Аверкиева, исполняющего обязанности инспектора южно-сирийских школ ИППО,
А. А. Дмитриевскому, секретарю ИППО, о сдаче дел перед отъездом в отпуск

12 июля 1912 г.

Ваше Превосходительство Алексей Афанасьевич.

    Согласно разрешенному мне с 15 сего июля отпуску я уезжают завтра 13-го в пятницу, из Дамаска, чтобы в субботу сесть на «Хедивский» пароход, идущий прямым рейсом в Константинополь. Все необходимые документы и заметки касательно школ и служащих в них мною переданы И. И. Спасскому. В заезде в Триполи И. И. Спасский, сам приезжавший в Дамаск, и ознакомившийся с делами инспекции, нужды не нашел. Склад при инспекции передан мною на руки секретарю инспекции, которого будет контролировать М. Н. Трапезникова. Перед Обществом за его целость и сохранность продолжаю считать ответственным себя. Большинство вещей, которые потребуются для склада на новый учебный год, мною приобретены, осталось лишь сделать закупку на сумму в 300–340 франков. Вещи уже мною заказаны в Бейруте, но так как в настоящее время там их не оказалось, то будут присланы в Дамаск уже после моего отъезда. Все указания относительно снабжения школ потребными вещами оставлены мною в Дамаске. Наличие кассы передано мною М. Н. Трапезниковой согласно препровождаемым в Канцелярии документам. Дальнейшая высылка денег весьма желательно чтобы производилась по-прежнему в Дамаск, как я имел честь об этом просить Ваше Превосходительство в своем письме от 3 июня с. г. М. Н. Трапезниковой передал всё канцелярское имущество и дела инспекции, так что в случае надобности она может дать И. И. Спасскому всякую справку.
    Школы я успел объехать все, за исключением Малюльской, проэкзаменовал их и проверил в них имущество. Среди школ инспекций найдется несколько малоуспешных, жизнь учителей протекала в году не всегда мирно и гладко, но, в общем, год заканчивается благополучно. Предполагаю в конце августа м[есяца] или в сентябре быть в Петербурге, чтобы переговорить о делах инспекции.

С чувством искреннего уважения и совершенной преданности имею честь
быть Вашего Превосходительства покорнейшим слугою.
С. Аверкиев
Дамаск
РНБ ОР. Ф. 253. Д. 329. Л. 1–2. Подлинник. Рукопись

№ 10
Письмо А. А. Стасевича А. А. Дмитриевскому, секретарю ИППО, с просьбой о помощи

22 июня 1912 г.

    Ваше Превосходительство Высокоуважаемый Алексей Афанасьевич.
    Ваше письмо от 14 декабря 1911 г. дает мне смелость еще раз обратиться за помощью к Вашему Превосходительству. До моего отъезда в отпуск остается месяц, так что при благоприятных обстоятельствах я буду в России через 40–45 дней. Давно уже начала занимать меня мысль, что станет со мной по приезде в Россию: куда обратиться за помощью, у кого искать защиты, кому поведать свою печаль, с кем посоветоваться? Стороной до меня дошло известие, что Вы, Ваше Превосходительство, предприняли уже шаги к устройству моей судьбы, но я до сего времени не знаю, увенчалось ли Ваше ходатайство успехом; не знаю также, какова судьба прошения, посланного мною в Вильну через Совет общества. Вообще я нахожусь в полном неведении относительно того, позволительно ли мне надеяться на лучшее будущее. Будьте так великодушны, Ваше Превосходительство, почтите меня письмом, из которого я мог бы заключить, что следует мне предпринять, чтобы мне выйти из невыносимейшего положения. Письмо прошу послать в Одессу на имя г. Осипова для передачи. Если потребуется мой приезд в Питер, то не откажитесь указать, в какое время мне прибыть, чтобы застать Вас в городе.  

Покорно прошу Вас и многоуважаемую Анастасию Ивановну принять искренний привет.
Покорный слуга
Вашего Превосходительства
А. Стасевич
г. Назарет
РНБ ОР. Ф. 253. Д. 632. Л. 1–2. Подлинник. Рукопись

№ 11
Письмо И. И. Спасского, инспектора Северо-Сирийских школ ИППО, А. А. Дмитриевскому, секретарю ИППО

5 марта 1912 г.

Ваше Высокопревосходительство,
Алексей Афанасьевич!

    <…>53 Пользуясь настоящим, коснусь некоторых других дел.
    Будучи у Вас в Петербурге, я между прочим говорил Вам, что перед своим отъездом из Триполи я поручил своему заместителю М. М. Никанорову перевести в сентябре учительницу Мириам Акле из Триполи в Мину, а на ее место поставить из Мины Бадию Абер, почему для этой последней в своей новой школе я просил назначить проездные, так как ее отец с матерью живут в Мине. Но Никаноров почему-то не сделал этого перемещения, кажется, позабыл. Исправлять его упущения после своего возвращения, с одной стороны54, ввиду уже начавшихся занятий я счел неудобным, с другой, новая начальница Минской55 школы О. М. Горизонтова56 очень просила меня оставить при ней Бадию Абед. Затем до меня дошло, что А. Ф. Юдина57 не особенно благоволит и к этой последней, так что ее мена с Мириам Акле едва ли бы много помогли делу. Наконец, присутствие Мириам Акле в Триполийской женской школе до некоторой степени полезно для г-жи Юдиной — оно отчасти мешает ей распускаться, заставляя несколько смотреть за собой и своими действиями. Что касается ее отношений к Мириам Акле, то они по-прежнему холодные, по-прежнему она старается игнорировать ее, в чем она нашла для себя поддержку в своей новой помощнице А. И. Дробининой58. Эта последняя, подобно г-же Юдиной, с самого начала усвоила отрицательное отношение к арабам, а к Мириам Акле она не расположена еще и потому, что увидела себя задетой жалобой этой последней. Равным образом по-прежнему холодны и натянуты отношения г-жи Юдиной к О. М. Горизонтовой, в чем ей опять-таки помогает ее помощница г-жа Дробинина. Вообще последняя alter59 ego Анны Федоровны — у них на всё одни общие взгляды, симпатии и антипатии.
    Кстати, по поводу отказа Дробининой ехать в Назарет мне пришло на мысль, что при заключении условий с вновь поступающими на службу учительницами следовало бы также установить условие, что учительница не имеет права отказываться от перевода ее в случае нужды в другое место. Это условие значительно облегчило бы Вас при замещении освобождающихся учительских мест подходящими для этого лицами. С другой стороны, выговоренное Вами право на свободное перемещение учительниц из одного места в другое до некоторой степени сдерживало бы их претензии и капризы, которые развиваются в них с их приездом на восток.

<…>60 Примите уверения в совершеннейшем моем почтении и преданности.
Вашего Превосходительства
покорнейший слуга
И. Спасский
Триполи
РНБ ОР. Ф. 253. Д. 630. Л. 1–6. Подлинник. Рукопись

_______________
53 Опущена первая часть письма, в которой И. И. Спасский повествует об осмотре им вместе с о. Геннадием монастыря в Эн-Натуре (монастырь в честь Пресвятой Богородицы, Триполийская епархия, Ливан). Спасский оценивает перспективную доходность монастыря, рассказывает о переговорах о. Геннадия с митрополитом об условиях передачи монастыря в вечное распоряжение (по мнению о. Геннадия, митрополит запрашивает слишком высокую цену).
54 «с одной стороны» вписано над строкой.
55 Женская школа ИППО в Эль-Мине.
56 Горизонтова Ольга Михайловна, на службе в школах ИППО в Триполи и Эль-Мине с 1909 г. (вероятно, до 1914 г. — в «Сообщениях ИППО» за 1913–1914 гг. нет упоминаний об ее увольнении).
57 А. Ф. Юдина — автор письма № 12 в настоящей публикации.
58 Дробинина Анфиса Ивановна, на службе ИППО в 1910–1913 гг. (начальница женской школы в Эль-Мине, учительница Триполийской женской школы).
59 В тексте написано «elter».
60 Опущена заключительная часть письма, в которой И. И. Спасский спрашивает А. А. Дмитриевского о возможности приобрести в России дешевые иконы для церкви в Джибриле.

№ 12
Письмо А. Ф. Юдиной А. А. Дмитриевскому, секретарю ИППО,
с выражением благодарности за содействие в приеме на работу

3 декабря 1914 г.

Ваше Превосходительство глубокоуважаемый Алексей Афанасьевич.

    Приношу Вам искреннюю и глубокую благодарность за готовность помочь мне в приискании занятий. Очень извиняюсь и сожалею, что я до сих пор не поблагодарила Вас за Ваше доброе отношение ко мне. Прося Вас о содействии, я имела в виду не только педагогическую деятельность, а вообще какой-нибудь род службы, включительно до канцелярской работы.

Еще раз благодарю Вас, глубокоуважаемый Алексей Афанасьевич,
за Ваше доброе отношение ко мне.
Примите уверение в совершенном уважении и преданности.
А. Юдина
РНБ ОР. Ф. 253. Д. 675. Л. 1–2. Подлинник. Рукопись

References
Hitrovo V. N. Sobranie sochinenij i pisem. SPb.: Izdatel’stvo Olega Abyshko, 2012. T. 3.
Ierusalimskij vestnik IPPO. 2014. Vyp. V–VI.
Latyshev V. A. Uchebnye zavedeniia IPPO // SIPPO. 1897. T. 8. S. 341–351.
Rossiia v Sviatoj Zemle. Dokumenty i materialy. T. 1. M., 2000.
Spisok dolzhnostnykh lits IPPO // Prilozhenie SIPPO. 1904. T. 15. S. 74–125.
Uchebnye i vrachebnye zavedeniia Pravoslavnogo palestinskogo obshchestva v Sirii i Palestine. Otchyot chlena Soveta Obshchestva N. M. Anichkova. T. 1–2. SPb., 1901–1910.

Список литературы
Иерусалимский вестник ИППО. 2014. Вып. V–VI.
Латышев В. А. Учебные заведения ИППО // СИППО. 1897. Т. 8. С. 341–351.
Россия в Святой Земле. Документы и материалы. T. 1. М., 2000.
Список должностных лиц ИППО // Приложение СИППО. 1904. Т. 15. С. 74–125.
Учебные и врачебные заведения Православного палестинского общества в Сирии и Палестине. Отчет члена Совета Общества Н. М. Аничкова. Т. 1–2. СПб., 1901–1910.
Хитрово В. Н. Собрание сочинений и писем. СПб.: Издательство Олега Абышко, 2012. Т. 3.

Опуб.: Петербургский исторический журнал № 2 (2016). С.174-190.

Федотов П.В.

УДК 94(47).083+94(569.4) Петербургский исторический журнал. 2016. С. 174-190

КиберЛенинка

Тэги: школьное дело, школы ИППО, Аничков Н.М., Хитрово В.Н., Степанов М.П., Дмитриевский А.А., Кезма А.Г., Черкасова М.А., Антонин (Капустин)

Ещё по теме:

Пред. Оглавление раздела След.
В основное меню