RSS
Написать
Карта сайта
Eng

Россия на карте Востока

Летопись

18 июня 1887 секретарь ППО М. П. Степанов в своем письме благодарит уполномоченного Общества в Иерусалиме Д.Д. Смышляева за проведение работ на Сергиевском подворье

19 июня 1889 преставился русский игумен Пантелеимоновой обители на Афоне Макарий (Сушкин), почетный член ИППО

20 июня 1591 митр. Тырновский Дионисий вручил в Москве царю Федору Иоанновичу грамоту об учреждении Московского Патриархата с 106 подписями глав и представителей Константинопольского, Иерусалимского и Антиохийского патриархатов

Соцсети


Почему церкви так сложно защитить христиан?

Ватикан — серьезная дипломатическая сила. Одна из его задач в том, чтобы помочь христианам там, где они подвергаются преследованиям из-за своей веры. Однако реализация этой задачи наталкивается на сложность ситуации в различных регионах и неспособность Святого престола учесть все многообразие данных.

Интервью с Кристофом Дикесом (Christophe Dickès), историком, журналистом, специалистом по католицизму.

Atlantico: 13 марта состоится уже седьмая Ночь свидетелей, которая будет посвящена жертвам гонений Исламского государства. Что делает церковь в дипломатической сфере, чтобы помочь этим людям?

Кристоф Дикес:
Первая задача дипломатии Святого престола заключается в защите свобод католиков и христиан по всему миру.

Он может действовать несколькими средствами. Первое — это слова самого папы. Как известно, он публично обращается к государствам и международным организациям по этому поводу. Но у Ватикана имеется и собственный дипломатический аппарат, который готовит Папская церковная академия. В ней в свое время учились и некоторые понтифики, такие как Лев XIII, Бенедикт XV и Павел VI.

Однако его дипломатия обычно предпочитает действовать в тени, вдали от СМИ, чтобы не поставить под угрозу сложные переговоры. Поэтому о дипломатии Святого престола по определению известно немного. В отличие от политиков она никогда не кичится достигнутым. Она стоит на службе христианского понимания человека и его достоинства. Иногда о ее действиях все же становится известно СМИ, как, например, было при восстановлении дипломатических отношений Кубы и США. Но это исключение из правила... Поэтому сейчас чрезвычайно сложно дать оценку реальным действиям дипломатии Святого престола на Ближнем Востоке.

— Разве Ближний Восток — не особый случай?

— Вы абсолютно правы. В каждой части света есть свои собственные исторические и геополитические особенности. Как всем известно, Ближний Восток и Африка отличаются большими политическими сложностями. То же самое относится и к религиозной сфере. Там существует множество христианских общин, но все они разобщены традициями и церквями. Копт не похож на православного... Сегодня же Святой престол, как кажется, куда лучше осведомлен о ситуации в Латинской Америке, чем на Ближнем Востоке. В чем, по сути, нет ничего удивительного, раз сам папа — аргентинец. Его действия в Южной Америке намного решительнее подобно тому, как в прошлом Иоанн-Павел II использовал знание Восточной Европы.

О Ближнем Востоке Святому престолу известно на порядок меньше. Но папа все равно задействует дипломатические рычаги. Это касается поездки в Турцию, выступления в Европейском парламенте в ноябре прошлого года и сложившихся привилегированных отношений с Россией. Как у нас часто забывают, в ближневосточной политике России существуют те же дипломатические традиции, что и у Франции: речь идет о защите христианских меньшинств. Не исключено, что ватиканская дипломатия пытается сформировать ось Брюссель-Анкара-Москва по ближневосточному вопросу в целом и сирийскому в частности.

— Какие ограничения стоят перед Ватиканом?

— Времена Пия V, который в 1571 году возглавил коалицию королей и князей в сражении с турками при Лепанто, остались в далеком прошлом. С конца XIX века понтифик является лишь нравственным авторитетом.

В его распоряжении имеется всего одно оружие: сила слова. Папа Франциск, пусть и неохотно, неоднократно говорил об оправданности войны. Что это означает? Что по традиции Святого престола существуют справедливые войны. Так, например, Иоанн-Павел II признал необходимость вмешательства в Югославии.

Франциск сделал то же самое по поводу конфликта в Ираке и Сирии с тоталитарным и кровавым Исламским государством. Почему? Потому что доктрина справедливой войны основывается на принципе необходимой самообороны. С точки зрения церкви для этого требуется три условия: решение о войне должно приниматься легитимной властью, противник должен заслужить вмешательство своими действиями, война должна вестись во имя блага. Все три этих условия были поставлены философией Фомы Аквинского и выполнены уже давно. Святой Августин еще задолго до Фомы поставил и два других условия: необходимая самооборона и ответ на агрессию пропорциональными средствами.

— Что делает церковь, чтобы помочь гонимым христианам в гуманитарном плане?

— Гуманитарные программы и защита прав человека являются одними из основ политики Святого престола. С церковью напрямую или косвенно связано множество организаций и ассоциаций вроде Caritas, Kirche in Not, Мальтийского ордена... Напомню, что церковь фактически является главной НКО в Африке, хотя папе не нравится этот светский термин, который совершенно не отражает глубоко религиозного характера подобной гуманитарной работы. Как и любые гуманитарные инициативы, она нацелена на защиту мирного населения от любых войн. На Ближнем Востоке и в Африке этому препятствует невозможность получить доступ к зонам конфликтов. Поэтому все по большей части ограничивается периферией, то есть работе в лагерях беженцев, которые спасаются из подконтрольных Исламскому государству регионов. Но это уже огромная помощь.

Оригинал публикации: Nuit des témoins pour les chrétiens persécutés : les difficultés de l’Eglise dans ses efforts pour les protéger

Опубликовано: 13/03/2015

Перевод: InoSMI


15 марта 2015 г.

Пред. Оглавление раздела След.
В основное меню