RSS
Написать
Карта сайта
Eng

Россия на карте Востока

Летопись

22 октября 1891 скончался наместник Троице-Сергиевой Лавры архим. Леонид (Кавелин), возглавлявший в 1863-65 гг. Русскую духовную миссию в Иерусалиме

22 октября 1914 великая княгиня Елизавета Фёдоровна утвердила пакет документов для учительских семинарий ИППО

23 октября 1885 в Совете ИППО слушался вопрос о школе в Мжделе

Соцсети


Великая княгиня Елизавета Федоровна: “Она всюду вносила с собой чистое благоухание лилии…”

Образом великой княгини Елизаветы Федоровны (1864–1918), сестры последней русской императрицы, восхищались художники, создававшие прижизненные портреты княгини, он продолжает вдохновлять современных живописцев и иконописцев.

По свидетельству современников, красота Елизаветы Федоровны соответствовала ее духовным качествам. Ее сравнивали с нежным ангелом, феей, прекрасной лилией. Княгиня С. Н. Голицына писала в своих мемуарах: “Великая княгиня поразила всех своей красотой, манерой держаться просто и с достоинством”1. Из воспоминаний Великой княгини Марии Павловны младшей: “…Тетя Элла была … одной из самых красивых женщин, каких я когда-либо видела в жизни. Она была высокой и хрупкой блондинкой с очень правильными и тонкими чертами лица. У нее были серо-голубые глаза, на одном из которых было коричневое пятнышко, и это производило необычайный эффект”2. Но наиболее проникновенные строки вышли из-под пера великого князя К.К. Романова:

Я на тебя гляжу, любуясь ежечасно:
Ты так невыразимо хороша!
О, верно под такой наружностью прекрасной
Такая же прекрасная душа!3

Главными отличительными чертами великой княгини были религиозность и любовь к людям. Эти качества отражались в ее утонченной внешности, делая ее лицо необычайно одухотворенным. Художники, обращавшиеся к созданию портретов великой княгини царствующего дома Романовых, каждый по-своему стремились запечатлеть ее красоту “какой-то кротости и грусти сокровенной”.

Благодаря небывалому расцвету фотографии во второй половине ХIХ – начале ХХ века, появлению пикториальной фотографии, до нас дошли превосходные портреты великой княгини, выполненные в этом виде искусства. Учитывая, что в центре внимания пикториальной (живописной) фотографии была женщина, красота Елизаветы Федоровны давала фотографам неисчерпаемый источник вдохновения.

Образ ребенка сохранили фотографии, выполненные в кругу семьи герцога Гессен;Дармштадского Людвига IV и принцессы Алисы, дочери английской королевы Виктории. Облик Елизаветы Федоровны, одной из красивейших женщин Европы, донесли до нас фотографии, где она запечатлена в парадных платьях на глухом фоне или в дворцовом интерьере. Они выполнены фотографами Д. М. Асикритовым, прусским подданным К. А. Фишером и фотографом дирекции императорских театров, итальянцем К. И. Бергамаско. Известны также фотографии А. Пазетти, В. Г. Чеховского, Д. Веймера, П. А. Орлова, Е. А. Горнштейн, Г. В. Трунова, Ф. Ханфштенгля. Порой великая княгиня предстает на фотографиях в театральных костюмах после домашних спектаклей или костюмированных балов.

Камерностью мироощущения наполнены интимные фотопортреты великокняжеской четы, Елизаветы Федоровны и Сергея Александровича, также семейные портреты Романовых. После трагического убийства великого князя Сергея Александровича фотопортреты Елизаветы Федоровны передают “величие вдовьей печали” и самозабвенное монашеское служение, где особенно проникновенна вся ее скорбная фигура в апостольнике в Марфо-Мариинской обители.

Наиболее ранним из известных живописных портретов Елизаветы Федоровны считается “Портрет Великой княгини Елизаветы Федоровны” (ГЭ), выполненный в 1885 году немецким художником Карлом Рудольфом Зоном (1845–1908). В Европе это был известный художник, которому весьма охотно заказывали портреты члены императорских фамилий, в том числе королева Виктория.

Зон изобразил Елизавету Федоровну в белом (это был ее любимый цвет) строгом закрытом платье на фоне парка с цветущей яблоневой веткой в руках. Очевидно, здесь яблоневый нежно-розовый цвет символизирует женскую красоту. Существует еще один портрет Зона, о нем великая княгиня писала своей бабушке, королеве Виктории, не называя, правда, имени художника: “Мой портрет начали писать, и я думаю, что он будет очень удачный. Возможно, Вам интересно будет знать, как меня пишут — платье из очень бледно-розового газа, много кружев, немного открытое, так чтобы видна шея, и рукава не очень длинные, я держу открытый зонтик в одной руке и в другой — большую белую соломенную шляпу с цветами, перевязанную розовой лентой. Все выглядит так, будто я гуляю по саду”4. К.Р. Зон создал два портрета молодой Елизаветы Федоровны на фоне природы с элементами сентиментализма.

Один из наиболее поэтичных образов великой княгини создан Фридрихом Августом фон Каульбахом (1850–1920). Свой талант художник унаследовал от отца, исторического живописца Фридриха Каульбаха. В домах европейской знати Каульбах-младший стал популярен благодаря аристократическим портретам, преимущественно женским. Его героини всегда мечтательны, написаны в стиле французского романтизма ХIХ века. Елиавета Федоровна высоко ценила незаурядный талант немецкого живописца и заказала ему свой портрет.

Каульбах создал погрудное изображение в технике пастели, восходящее к Елизавете Тюрингской (или Венгерской). Подвижническая деятельность этой святой, жившей в ХIII веке, которая является родоначальницей герцогов Гессенских и “домашней святой” в честь которой она была названа, оказала огромное влияние на Елизавету Федоровну. Следуя примеру Елизаветы Тюрингской, великая княгиня посвятила свою жизнь милосердию.

На портрете Каульбаха Елизавета Федоровна изображена совсем юной, с мечтательным взглядом больших прекрасных глаз. Голову украшает диадема в виде средневековой короны, надетая на прозрачную вуаль и ниспадающая на плечи. Этот мистико-сентиментальный портрет Елизаветы Федоровны восходит к романтическим произведениям художников-назарейцев, неуловимо подчеркивая ее глубокую связь с религией. Не случайно, почитаемый писатель художников “Братства Святого Луки” Вильгельм Генрих Ваккенродер (1773–1798) считал, что там, “где соединяются Искусство и Религия, там из слияния их источников образуется прекраснейший ток жизни”5.

Первоначально портрет Каульбаха украшал кленовый кабинет императрицы Александры Федоровны в Александровском дворце, как и четыре детских пастельных портрета великих княжон Романовых. В настоящее время портрет Елизаветы Федоровны находится в дворцово-парковом музее-заповеднике “Павловск”. Фототипии Фишера с этого портрета с дарственной подписью Елизавета Федоровна дарила на рождественскую елку в 1905 году. В 90;е годы ХIХ века Каульбахом был также создан ее парадный портрет для дома генерал-губернатора, однако местонахождение этого портрета в настоящее время неизвестно.

В Государственном историческом музее находится портрет Елизаветы Федоровны кисти Ф. И. Рерберга (1865–1938), выполненный в 1898 году. Выпускник Императорской академии художеств Рерберг был виртуозным рисовальщиком, мастером живописного и акварельного портрета. На портрете Рерберга Елизавета Федоровна предположительно изображена в театральном костюме Марии Антуанетты с диадемой из алмазов на голове в виде геральдической лилии, и с белыми лилиями в руках — в таком театральном наряде она присутствовала на любительском спектакле по пьесе “Лилия”, посвященной Марии Антуанетте. Спектакль был поставлен в доме московского генерал;губернатора в 1898 году.

Российский исторический музей был под особым покровительством великого князя Сергея Александровича, который также патронировал “Общество художников исторической живописи” (1896–1905). В память о его благотворительной деятельности и поддержке художников Елизавета Федоровна преподнесла в 1911 году в дар историческому музею произведение Н. С. Матвеева “Торжественный выход Императорской семьи в Кремле в Вербное воскресенье” (1903). На картине великая княгиня Елизавета Федоровна и великий князь Сергей Александрович изображены следующими за императорской четой.


Великая княгиня Елизавета Федоровна.
В. К. Штемберг 1901 г. Холст, масло, 152×101.
Государственная Третьяковская галерея

В Государственную Третьяковскую галерею в 1932 году из Гатчинского дворца поступил портрет предположительно Елизаветы Федоровны кисти В. К. Штемберга (1901), долгое время считавшимся портретом императрицы Александры Федоровны. В портрете очевидно влияние французской школы живописи второй половины ХIХ века. В. К. Штемберг (1863 — не ранее 1917) учился в Императорской академии художеств, далее продолжил образование в Парижской Академии у А. В. Бугро и Робера-Флери, выставлялся в парижском Салоне. Штембергу позировали представители московской и петербургской знати: великая княгиня Ольга Александровна Романова, княгиня М. К. Тенишева, фрейлина императрицы Ф. М. Раевская, графиня Д. Е. Лейхтенберг (Богарне), М. К. Морозова, баронесса Д. Е. Гревениц, граф Ф.Ф. Юсупов, граф Д. А. Шереметев. Елизавета Федоровна изображена на портрете Штемберга в платье, украшенном каменьями, с розой, приколотой на корсет. В колористической гамме портрета — нежно-розового и серебристого и некоторой импульсивности мазка угадывается влияние импрессионистской школы, при этом четкость рисунка и строгость композиции выявляет увлечение салонным академизмом. По репрезентативности образа и особенно цветовой палитре портрет восходит к парадному изображению графини де Чинчон (1797) Франсиско Гойи из галереи Уффици; можно провести аналогии и с женскими портретами Томаса Гейнсборо, в частности с портретом Изабеллы Висконти (1769) из художественного музея Ливерпуля. Несмотря на то, что Штемберг любил изображать дам с цветами, в случае с портретом великой княгини Елизаветы Федоровны роза является символическим напоминанием о Елизавете Тюрингской и ее иконографического изображения “Чудо с розами”6.

Образы Елизаветы Федоровны присутствуют в росписях и рельефах ее любимого детища — Покровского храма Марфо-Мариинской обители милосердия. Архитектору храма А. В. Щусеву помогал молодой архитектор-график Никифор Тамонькин (1881–1951). В 1908 году по его эскизам на северном притворе храма были выполнены в рельефе из белого камня лики княжеской четы, окруженные крыльями (ктиторские портреты). Одухотворенные черты Елизаветы Федоровны узнаются и в “таинственно-величавых” росписях Покровского храма М.В. Нестерова (1862–1942), в том числе в образах Марфы. На этюде Нестерова “Великая княгиня Елизавета Феодоровна” (ок. 1910–1912 г.г.) она изображена у стен храма в белом апостольнике с букетиком цветов в руке. Это произведение создавалось как этюд к картине “Невеста Христова”, но по тонкости письма и одухотворенной наполненности образа явилось вполне самостоятельным произведением.

Достаточно таинственная история связана с портретом Елизаветы Федоровны, созданном в 1912 году для Елисаветинской женской гимназии в Большом Казенном переулке, где была учреждена стипендия великой княгини. По одной версии картина была написана К. Ф. Юоном (1875–1958), по другой — его учеником. Юон рассказывал, что однажды к нему в мастерскую пришла дама, которая попросила сделать портрет. Сам Юон был занят и доверил эту работу, которую нужно было сделать очень спешно, своему ученику, орловскому художнику Ивану Митрофанову. Возможно, существовало два портрета: оригинал и его копия. С 1917 года картина находится в Государственном литературном музее И. С. Тургенева в Орле. По свидетельству старшего научного сотрудника этого музея Галины Павловой до атрибуции портрет хранился в фондах музея, как портрет Лизы Калитиной7. 


Портрет Елизаветы Федоровны.
П. Трубецкой. Статуэтка. 1898 г. Мрамор, 40,5 х 29 х 26,5.
Государственный Русский музей.
Ск-1453. Пост. в 1946 через ЛГЗК.

Говоря об иконографии Елизаветы Федоровны, следует отметить, что сама она была удивительно одаренным человеком и много рисовала. Как вдумчивый художник, постоянно изучающий натуру, она любила изображать родных и близких, но обращалась и к созданию автопортретов. Об этом есть упоминание в письмах к великому князю Сергею Александровичу: “Нынче утром я опять позировала (Паоло Трубецкому — Е.А. Ржевская), а перед тем пыталась нарисовать свой портрет, смотрясь в зеркало, a l’impressioniste, это оказалось вовсе не легко, хотя выражение лица схватывается быстро”8. В Эрмитаже находится произведение, выполненное Елизаветой Федоровной в 1895 году в технике пастели, атрибутированное как автопортрет (кат. 54). Однако фотография Елизаветы Федоровны с фрейлиной Е. Н. Козляниновой (в центре) и Е. А. Шнейдер наводит на мысль, что на пастели изображена именно Екатерина Николаевна Козлянинова (Кити). Тем более что графические портреты, выполненные Елизаветой Федоровной, в том числе акварельный портрет ее сестры, императрицы Александры Федоровны (1898), подтверждают, что она довольно точно передавала портретное сходство. 


Портрет Александры Федоровны, написанный великой княгиней. 1898

Завершая небольшой обзор прижизненных портретов Елизаветы Федоровны нельзя не упомянуть о прекрасном акварельном портрете великой княгини 1887 года, созданный С. Ф. Александровским (1842–1906). По тонкости письма и чуткости к передаче прекрасного образа великой княгини это один из лучших камерных портретов конца ХIХ века, восходящий к традиции акварельного портрета “пушкинской эпохи”; не случайно акварели художника высоко ценили мирискусники А. Бенуа и К. Сомов. Не так давно портрет Елизаветы Федоровны Александровского выставлялся на аукционе Sothbey’s, в настоящее время находится в частном собрании.

Среди образов Елизаветы Федоровны, созданных современными живописцами, наиболее известен парадный портрет кисти академика Василия Нестеренко (2008), заказанный художнику Правительством Москвы и подаренный в музей Марфо-Мариинской обители милосердия. Произведение создано по фотографии 1885 года, где Елизавета Федоровна изображена в русском бальном платье. В музее Марфо-Мариинской обители также находится произведение Нестеренко, где Елизавета Федоровна написана в монашеском одеянии в образе настоятельницы обители. По мотивам фотографии 1898 года создана картина академика Дмитрия Белюкина “Государь Император Николай Александрович, Государыня Императрица Александра Федоровна и Великая княгиня Елизавета Федоровна” (1993); над образом преподобномученицы работал также академик Сергей Присекин в работе “Святая мученица Елизавета Федоровна” (2008).

В 2012 году самарский живописец, заслуженный художник РФ Рудольф Баранов создал образ св. Елизаветы Федоровны, которая изображена в рост в белом апостольнике — “она всюду вносила с собой чистое благоухание лилии; быть может, поэтому она так любила белый цвет: это был отблеск ее сердца”9 — на фоне образа Храма;на;Крови во имя Всех Святых в земле Российской просиявших, в Екатеринбурге10. Несмотря на то, что это портретное изображение преподобномученицы, но по живописному решению оно приближается к иконописному образу, что во многом обусловлено палехской школой живописи. От Президиума Российской академии художеств полотно Баранова было передано в дар Елисаветинско-Сергиевскому просветительскому обществу в селе Усово, где находилось родовое имение Великого князя Сергея Александровича. Торжественное вручение состоялось 23 февраля 2012 года в рамках научной конференции, посвященной Елизавете Федоровне, организованной Обществом музыкальной культуры им. М.В. Юдиной. Произведение современного исторического живописца, заслуженного художника РФ Игоря Машкова “Освящение храма во имя святой равноапостольной Марии Магдалины в Иерусалиме в 1888 году” посвящено торжественному освящению церкви Св. Марии Магдалины в Гефсимании. Оно было приурочено ко времени путешествия в Святую Землю великих князей Сергея и Павла Александровича и великой княгини Елизаветы Федоровны в период с 29 сентября по 6 октября 1888 года и было освящено Патриархом Иерусалимским Никодимом11.

Тревожностью печальных весенних дней 1918 года наполнено произведение Натальи Кургузовой-Мирошник. Художница изобразила на фоне Обители хрупкий и смятенный образ настоятельницы, которая, скорбя о России, в эти дни писала: «Нужно устремлять мысли к небесному отечеству, чтобы зреть вещи в истинном свете и суметь сказать “да будет воля Твоя”, видя, что наша любимая Россия полностью разрушена. Помнить, что святая Русь, Православная Церковь, которую “врата ада не одолеют”, еще существует и будет существовать всегда. Те, кто верят в это, поистине увидят внутренний свет, который светит во тьме среди бури»12.

Момент трагической гибели 5/18 июля 1918 года Елизаветы Федоровны и крестовой сестры Обители Варвары Яковлевой, а также великого князя Сергея Михайловича и князей императорской крови Иоанна, Игоря и Константина Константиновича, Владимира Палей в Алапаевской шахте изобразила Вера Глазунова в своей дипломной работе “Великомученица Елизавета Федоровна” (1997).

К лучшим камерным скульптурным произведениям, посвященным Елизавете Федоровне, следует, прежде всего, отнести ее прижизненное изображение, выполненное князем П. П. Трубецким. Сама Елизавета Федоровна высоко ценила талант этого художника и писала великому князю Сергею Александровичу: “Портрет пастелью закончен — очень хорош, а бюст вправду похож, он все переделал за три дня, того же размера, только гораздо больше движения в одежде и рот хорош. У него есть подходящий кусок мрамора, и когда он закончит в мраморе, то сможет все поправить за один сеанс”13. По поводу портрета пастелью, очевидно, идет речь об очень красивом профильном изображении Елизаветы Федоровны (нач. 1890-х), где она изображена в дымчато;голубом платье на золотистом фоне (ГТГ).

Русская Зарубежная Церковь приняла Елизавету Федоровну священномученицей в 1981 году. Как писала графиня Александра Олсуфьева, горячо любившая великую княгиню: “Исполнились пророческие слова епископа Трифона: ее добрые дела просияли перед Богом. Говорят, ее тела не коснулось тление, и к раке мученицы притекают толпы людей, чтобы ее заступлением снискать милость Всевышнего”14.

В 1998 году в знаменитой усыпальнице английских королей, Вестминстерском аббатстве в Лондоне, на западном фасаде в числе девяти других христианских мучеников ХХ века было установлено скульптурное изображение Елизаветы Федоровны. Святая представлена в монашеском одеянии с крестом в правой руке, словно обращенная в молитве к Господу.

Во время прославления Елизаветы Федоровны в лике святых Русской православной Церковью в 1992 году появились образы, отражающие ее святость.

В 1990 году у стен Покровского храма в Обители на Ордынке была установлена скульптурная композиция св. преподобномученицы Елизаветы Федоровны Вячеслава Клыкова (1939–2006), выполненная из белого мрамора. Хрупкая женская фигура в монашеском одеянии стоит на невысоком пьедестале, на котором написано: “Великой княгине Елизавете Федоровне с покаянием”. В 2004 году по просьбе насельниц Свято-Елизаветинского монастыря под Калининградом15 Клыковым была создана скульптура преподобномученицы, сидящей на скамье. Сыном скульптора Андреем Клыковым выполнен не менее одухотворенный образ настоятельницы Обители, который был в 2010 году установлен в селе Усово Московской области у церкви Спаса Нерукотворного образа. Здесь Елизавета Федоровна представлена сидящей в глубоком раздумье.


Церетели З.К. Марфо-Мариинская обитель милосердия. 2004

Групповой портрет Елизаветы Федоровны и крестовых сестер “как одна душа” создал президент Российской академии художеств Зураб Церетели в выполненной в бронзе композиции “Марфо-Мариинская обитель” (2004). Церетели часто обращался к образам царской семьи, династии Романовых, он создал 74 бронзовых бюста царей и князей российских, но в этой своей работе художник подчеркнул именно монашеское служение великой княгини. Как известно, Елизавете Федоровне в тревожные революционные годы несколько раз предлагали покинуть Обитель и выехать за границу, но она отказалась. Сохранились письма великой княгини сестрам уже после ареста: “Вы мне стали каждую минуту дороже, как я вас оставлю, как вас утешить, как укрепить? Помните, родные мои, все, что я вам говорила. Всегда будьте не только мои дети, но послушные ученицы. Сплотитесь и будьте как одна душа — все для Бога — и скажите, как Иоанн Златоуст: “Слава Богу за все”16.

Несмотря на то, что в скульптурной композиции Церетели преподобномученица изображена не со свечой в руке, а с благословляющей десницей, прочувствованность художником этой темы — высокого монашеского служения — невольно отсылает к рассказу Ивана Бунина “Чистый понедельник”, где есть такие лиричные строки: “Но только я вошел во двор, как из церкви показались несомые на руках иконы, хоругви, за ними, вся в белом, длинном, тонколикая, в белом обрусе с нашитым на него золотым крестом на лбу, высокая, медленно, истово идущая с опущенными глазами, с большой свечой в руке, великая княгиня; а за нею тянулась такая же белая вереница поющих…”17


Скульптура Елизаветы Федоровны в Раифском Богородицком мужском монастыре. Казань
Фото: www.rutraveller.ru

Очень трогательную скульптурную композицию из белого камня, посвященную Елизавете Федоровне, выполнили послушники Раифского Богородицкого мужского монастыря, которую установили в этой же обители. Елизавета Федоровна неоднократно совершала паломнические поездки в православные храмы казанской земли и посещала Раифский монастырь.

14 октября 2009 года, в день празднования Покрова Пресвятой Богородицы, под Петербургом (деревня Лужки) открылась Покровская обитель. Во внутреннем дворике был установлен памятник-бюст святой Елизавете Федоровне, выполненный скульпторами Владимиром и Сергеем Ивановыми.

Иконописные изображения преподобномученицы Елизаветы Федоровны имеют тридцатилетнюю историю Русской Зарубежной Церкви и двадцатилетнюю Русской православной. Однако задолго до того, как была написана первая икона преподобномученицы Елизаветы Федоровны, ее как святую, изобразил М. В. Нестеров. На рисунке, сделанном цветными карандашами, изображена молодая женщина с пальмовой ветвью в руках, над головой у нее нимб, как у святой.

Первый иконописный образ Елизаветы Федоровны по благословению Русской Зарубежной Церкви был создан Маргаритой Малеевской (Раутман). Этот образ находится в Покровском соборе Мельбурна. Исследователем Ольгой Трофимовой точно подмечено отличие между зарубежными и отечественными изображениями святой: “У первых икон святой Елисаветы особая история, которую обусловили трагические события ХХ века и многолетнее разделение Церквей. Ко времени прославления преподобномученицы в России ее уже канонизировали в Русской Православной Церкви Заграницей. Зарубежные иконы повлияли на композицию отечественных, но в отличие от большинства из них, российские образы каноничны по манере письма и не несут на себе отпечатка религиозной живописи Серебряного века. Часто зарубежные иконы фактически повторяют фотографии святой последних девяти лет жизни, на которых строится вся современная иконография Великой княгини”18.

К прославлению великой княгини в России было создано каноническое изображение Верой Карповой. На ее иконе Елизавета Федоровна написана по пояс на золотом фоне. Она обращает правую ладонь к молящимся — знак внимания к их молитвам, а в левой руке держит Марфо-Мариинскую обитель. Эта икона послужила образцом многим современным иконописцам. На иконах Святая Елисавета помимо Покровского храма может держать храм Святителя Митрофания Воронежского19, или свиток, на котором написан Символ веры, или четки. Существует иконописное изображение Елизаветы Федоровны вместе с инокиней Варварой, разделившей с ней заключение и мученическую кончину. В Марфо-Мариинской обители милосердия находится икона “Собор святых Марфо-Мариинской обители милосердия”, где представлены Елизавета Федоровна, преподобномученица Варвара, мученица Евдокия Кузьминова, преподобноисповедник Сергий (Сребрянский), написанная Ольгой Гоник. Опираясь на первые иконописные изображения, другие современные мастера создают образы преподобномученицы Елизаветы Федоровны.

Несомненно, гордостью отечественного изобразительного искусства является тот факт, что в 1997 году художник;монументалист Александр Корноухов выполнил мозаичную композицию для личной капеллы Иоанна Павла II в Ватикане. Капелла посвящена 2000-летию Христианства. Тема мозаики — Небесный Иерусалим — двенадцать апостолов, за которыми сидят по трое святых, среди которых св. Елизавета Федоровна. Эту работу благословил Патриарх Московский и Всея Руси Алексий II. За основание своей мозаичной композиции Корноухов взял фреску “Страшный суд” из Успенского собора Московского Кремля20. Размышляя о природе мозаики, Корноухов пишет: “Мозаика мне представляется таинственной частью некоего целого архитектуры, ландшафта, живущей судьбой этого целого. От него зависит ее условность, ее роль, и через целое она становится реальностью”21.


Корноухов А. Мозаика для храма равноапостольной Марии Магдалины в Гефсимании в Иерусалиме.
Фото: st-anastasia.ru

Непосредственно сам образ преподобномученицы Елизаветы Федоровны Корноухов выполнил в 1989 году для храма Марии Магдалины в Гефсимании в Иерусалиме. Он располагался над ракой с мощами Елизаветы Федоровны. Однако, по словам самого художника, в виду того что мозаика была из местного камня и положена на известь, и только золото и несколько основных цветов смальт художник взял из остатков, сохранившихся в храме “Всех наций” (1919–1924) в Гефсимании, мозаика не очень хорошо держалась и через некоторое время осыпалась. Затем образ Елизаветы Федоровны выполнил архимандрит Алексий (Розентул), который был начальником Русской Духовной Миссии в Иерусалиме (1988–1992); помимо церковного служения он занимался иконописью, церковной музыкой и богословием.

Фрески Никольского кафедрального собора Американской православной церкви были выполнены Александром Чашкиным, учеником архимандрита Зинона. В росписи Чашкина “Новомученики и исповедники российские” (1994) преподобномученица Елисавета изображена в иноческом облачении и с нимбом.

В середине девяностых годов появилось одно из первых мозаичных образов Елизаветы Федоровны в Москве, в нижнем храме Вознесения Господня за Серпуховскими воротами22. Здесь на золотом фоне представлена преподобномученица с храмом в руке. В настоящее время иконописные образы Елизаветы Федоровны источают благодать во многих православных храмах по всему миру.

Иконография художественных образов этой необыкновенной женщины — цельной, редкой “избранной” натуры — богата прекрасными произведениями, созданными при жизни великой княгини. Многие из них, как портрет кисти Штемберга, еще ждут своих исследователей. Образы, созданные современными живописцами, за редким исключением, во многом повторяют или слегка варьируют ее фотографические портреты, как в случае с большинством ранних иконописных изображений, написанных заграницей. В иконописных образах и скульптурных изображениях преподобномученицы Елизаветы Федоровны, созданных в России за последние два десятилетия, тонко раскрывается одухотворенность ее натуры, драма судьбы, подвиг мученичества и образ святости. 

______________
Примечания

1 Цит по: Голицына С. Н. Письма преподобномученицы Великой княгини Елизаветы Феодоровны. М., 2011. С. 46–47.
2 Там же. С. 126.
3 К. Р. Дневники. Воспоминания. Стихи. Письма. М.,1998.
4 Цит по.: Асварищ Б. Три портрета из Эрмитажа // НОМИ. №4. 2003. C. 32–33; фотография этой работы К.Р. Зона из альбома “Королева Виктория” размещена на сайте: http//аtenais.Moitoto.ru/126871/f3641620.
5 Об искусстве и художниках. Размышления отшельника, любителя изящного, изданное Людвигом Тиком. C. 279.
6 Суровый муж запрещал Елизавете давать милостыню бедным. Как-то она несла в переднике хлеб, чтобы отдать его нищим, но по пути встретила мужа. “Что там ?” — спросил он. Святая вспомнила многочисленные кары, которыми он грозил ей и ее приближенным, и солгала: “Розы”. “Покажи!” — приказал муж. Святая раз вернула подол, и по слову ее случилось чудо: там действительно были розы. Она была спасена.
7 http://hghltd.yandex.net/yandbtm?text…время 13.03.2012; Лиза Калитина героиня романа И.С. Тургенева “Дворянское гнездо”.
8 Письма преподобномученицы великой княгини Елизаветы Феодоровны. М., 2011. С.274.
9 Письма преподобномученицы великой княгини Елизаветы Феодоровны. Православное сестричество во имя преподобномученицы Елизаветы. М., 2011. С. 367. 10 Храм-на-Крови во имя Всех святых в земле Российской просиявших был возведен в Екатеринбурге к 85-летней годовщине гибели семьи Романовых.
11 Храм относится к церковной юрисдикции Русской Православной Церкви заграницей, является главной церковью женского Гефсиманского монастыря Вифанской общины Воскресения Христова. Храм был заложен 21 января (2 февраля) 1885 года. 21 февраля 1921 года Елизавета Федоровна и ее верная помощница, не оставлявшая ее до смерти инокиня Варвара были погребены в храме св. Марии Магдалины в Гефсимании, на освящении которого она присутствовала вместе с мужем в 1888 году.
12 Елизавета Федоровна из письма к графине Александре Олсуфьевой. Письма преподобномученицы великой княгини Елизаветы Феодоровны. М., 2011. С. 17.
13 Там же. С. 287.
14 Там же. С.22.
15 Свято-Елизаветинский монастырь расположен в Славском районе Калиниградской области.
16 Письма преподобномученицы великой княгини Елизаветы Феодоровны. М., 2011. С.18.
17 “Чистый понедельник” был написан 12 мая 1944 года, когда Бунин находился в эмиграции во Франции. Там он создал цикл “Темные аллеи”, куда входил этот рассказ. “Чистый понедельник” И. А. Бунин считал одним из лучших рассказов: “Благодарю Бога, что он дал мне возможность написать “Чистый понедельник”.
18 Ольга Трофимова. Образ преподобномученицы Елизаветы в православной иконописи. http://korolev.msk.ru/books/919/kalendar2007_07/h02t.htm ...время 20.03.2012
19 В 1892 году Постоянная Комиссия детских приютов по становила открыть в Петровском парке новый приют под наименованием “Елисаветинского”. 4 мая 1893 года состоялось открытие приюта “В Августейшем присутствии Великой Княгини”. В 1895 году при приютах Принца Ольденбургского и Елисаветинского было завершено строительство храма Святителя Митрофания, Воронежского чудотворца.
20 Западную стену Успенского собора Московского Кремля занимает огромная, построенная пирамидально композиция “Страшный суд” (1642–1643).
21 Корноухов А.Д. Размышления о природе мозаики //Техники и технологии в сакральном искусстве. Сост. Рындина А.В. М., 2012. С. 350.
22 В начале ХVIII века каменная церковь строилась на средства цесаревича Алексея Петровича. В 1714 году был освещен нижний храм во имя иконы Иерусалимской Божией Матери с приделами девяти Мучеников Кизических и Алексия Человека Божия.

Ржевская Елена Александровна, кандидат искусствоведения, сотрудница Российской академии художеств
E-mail: LRjevskaya@rah.ru 

Человек № 5 2012. С.120-135

Тэги: вел.кнг. Елизавета Федоровна, Романовы и искусство, живопись

Ещё по теме:

Пред. Оглавление раздела След.
В основное меню