RSS
Написать
Карта сайта
Eng

Анонсы

22-23 апреля

Конференция «Библейские и литургические темы и образы в искусстве Востока и Запада: диалог культур, традиция и современность», Москва

25 апреля

Лекция из цикла «Христиане Ближнего Востока», Москва

4 мая

Лекция «Церковь Богородицы Левишка в Косово. Начало ХIV века», Москва

5 мая

Лекция «Вознесение Господне: праздник и икона», Москва

11 мая

Лекция «Пещерный монастырь Вардзия. Храм Успения Богородицы. ХII-XIII вв.», Москва

15 мая

Лекция «Православная иконография Пасхи в раннехристианском и византийском искусстве», Москва

18 мая

Лекция «Монастырь св. Богородицы в Гелати. Собор Рождества Богородицы. ХII-ХIII вв.», Москва

19 мая

Лекция «День Святой Троицы – Пятидесятница», Москва

22 мая

Лекция «Иконография Воскресения Христа в искусстве средневековой Европы и ее влияние на православное искусство», Москва

25 мая

Лекция «Храм Богородицы в Ахтале. XIII в.», Москва

1 июня

Лекция «Монастырь св. Георгия: храм и росписи мастера Дамиане в Убиси. XIV в.», Москва

Россия на карте Востока

Летопись

24 апреля 1918 была арестована вел. кнг. Елизавета Федоровна, в 1905-17 гг. возглавлявшая Палестинское Общество

25 апреля 1883 для публикации объявлений ИППО выбраны "Московские ведомости" и "Церковный вестник"

25 апреля 1901 с инженером Г. Шумахером подписан контракт на сооружение подворья ИППО в Назарете

Соцсети


Краткое описание Барградского Николо-Александровского храма в Петрограде


Барградский храм св. Николая Мурликийского и св. Благов. Велик. Кн. Александра Невского.
Петроград, 2-я Рождественская.

В толчее столичной жизни, у бойкого рынка, на тесной площадке в скрещении нескольких улиц, поднялась нежданно-негаданно высокая маленькая церковка.

Поднялась, забелела станами, невиданною в Питере звонницею на одной из стен; свободно вознесла на высоком, легком поясе своего купола главу в вид ратного шелома, и стоит, строгая и радостная, скромная и торжественная.

Строители храма, кипевшие своим замыслом, с первых шагов властно схватывают вас и переставляют далеко, за несколько веков.

Отрешимся от ежедневной жизни и отдадимся в их власть.

Необходима грань между божественным и человеческим, между житейскою суетою и священною задумчивостью храма.

Сени с коленчатою узковатою лесенкою, полуосвещенная, со своими расписанными стенами: какой прекрасный переход от жизни к религиозной мечте. Вошли в них – и уже забылся мир.

Откройте старые двери, какие были в теремах, и погрузитесь в древнюю Рycь.

Любовью и мечтою о прошлом созданный храм охватывает вас.

Этот иконостас, с иконами, сплошь древними: какие чувства, какие тона!

Смотрите на лик Богоматери в «деисусе», в Её скорбные и сильные очи, А эти краски, то праздничные, – «поющие, взывающие», то нежные, тихие... Эта светло-палевая риза в крестах на Николае Чудотворце: хочется трогать руками, ласкать эту радостную материю.

Несколько лет назад известный наш археолог В. Т. Георгиевский сделал открытие, явившееся событием в истории русской археологии: прекрасно сохранившиеся фрески в глухом Ферапонтовом монастыре новгородской епархии, работы одного из лучших русских иконописцев, Дионисия (конец XV и начало XVI веков).

Светлая душа Дионисия выразилась в прозрачном голубом фоне его созданий, в особой радостности его красок. Роспись стен нового храма представляет собою первую в России попытку художественного переложения древней иконописи.

Экзамен выдержан.

Художники Плотников и Щербаков вошли в свежую, цельную душу того времени и в наивных образах воплотили ясную религиозную мечту.

Виду седой древности этого псково-новгородского храма соответствует и великолепная отделка и утварь.

Эти бессменные рамы и украшения всего. иконостаса, глубокий киот для чтимой иконы Скоропослушницы, – копия киота, где в Успенском соборе в Москве стоит знаменитая «Владимирская», Царские двери со столбиками, дивный, серебряный семилампадник перед Престолом, обронной работы (чеканка), словно опрокинутые малые венцы, разные подлинные ковши, подсвечники, тарелки, аналойчики, древние пелены перед иконами,– все это шепчет ласково и умиленно:

«Старая Русь вам кланяется!»

Посмотрели бы вы на выносные подсвечники невиданной четырехгранной формы, или на зеркальце для духовенства с рамою, крытою оловянным кружевом.

И ходишь-ходишь среди этой восставшей в тихом сеянии, трогающей и зовущей старины.

Подымешься по узкой лестнице на xopы и оттуда смотришь на игру празднующих красок. По еще более узкой лесенке винтом сбежишь вниз в «Палату» для заседаний Попечительства.

Любуешься подлинною печью светлозеленых изразцов, стульями, ларцами... Сейчас войдет в высокой горлатной шапке стырый спесивый боярин и заговорит…

Всякая мелочь тут обдумана, пролюблена, выношена в душе тем энтузиастом старой русской красоты, каким является князь А. А. Ширинский-Шихматов.

Это первый радостный крик здесь, в северной столице, старой Руси к бледной подражательности.

Русскому Богу – свеча в древнерусском светильнике.

Е. Поселянин

§ I.

В 1867 году в Париже произошло злодейское покушение на драгоценную жизнь Царя-Освободителя АЛЕКСАНДРА II. Движимые чувствами радости по поводу милости Божией, явленной России сохранением жизни народолюбивого ее Царя, и преданностью своею. Богом хранимому венценосному Монарху, торговцы Старо-Александровского рынка на Калашниковском проспекте решились, в память этого события, воздвигнуть часовню во имя небесного покровителя сего ГОСУДАРЯ – св. благоверного великого князя Александра Невского и глубоко чтимого на Руси св. великого угодника и чудотворца Николая, архиепископа Мирликийского.

Часовне этой, освященной 9 мая 1879 года, посему и было присвоено наименование Александро-Николаевской.

В 1875 году по ходатайству тогдашнего русского посла в Константинополе графа Н. П. Игнатьева, делаявшего мечту – воcстановить Сионский храм в Мирах Ликийских, где был погребен Святитель и чудотворец архиепископ Николай и где почивали его мироточивые мощи до перенесения их в 1087 году в Италию в город Бари, – прибыли в Петербург, с разрешения Святейшего Синода, два иеромонаха русского Пантелеймоновского монастыря на Афоне – Афанасий и Варсонофий для сбора милостыни на восстановление вышеназваннаго храма. Одновременно ими принесены были сюда следующие святыни: часть Животворящего Древа Господня, частицы мощей св. великомученика и целителя Пантелеймона, св. Николая, архиепископа Mиpликийского, и друг., икона Божией Матери Скоропослушницы – список с чудотворной иконы того же имени, хранящейся в Афоно-Дохиарском монастыре, и икона св. Николая, архиепископа Мирликийского.

Прибывшим афонскими инокам-сборщикам удалось легко снискать себе благосклонность и доверие торговцев Александровского рынка и убедить их сооружаемую ими Александро-Николаевскую часовню приписать к Сионскому храму, находящемуся в Mиpax Ликийских (в Малой Азии), с тем, чтобы дoxoды ее шли на восстановление этого храма. Торговцы Старо-Александровского рынка дали единодушное свое согласие, а Святейший Синод, с высочайшего соизволения, исполнил волю строителей, подчинив часовню ведению местного епархиального начальства.

Aфoнcкие иepoмонaxи Афанасий и Варсонофий водворили в этой часовне привезенные ими святыни и стали совершать в ней молебны и панихиды для обывателей Петербурга.

Начавшаяся вскоре русско-турецкая война помешала их дальнейшей деятельности в Петербурге, и монахи были отозваны на Афон, передав в хозяйственное управление при Св. Синоде собранные ими 3605 руб. Средства эти непрерывно пополнялись доходами часовни и к 1885 году достигли свыше 70 тыс. рублей, переданных в Православное Палестинское Общество, которому в Боге почивший Августейший председатель его, великий князь СЕРГЕЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ получив наследственные права на мирликийский участок от его владетельницы: княгини А. М. Голициной, поручил всецело «мирликийский вопрос». Общество должно было позаботиться не только о восстановлении разрушенного храма в Мирах, но и утвердиться в правах на земельный участок, на котором находится этот храм и который был приобретен еще в 50-х годах прошлого столетия известным паломником-писателем А. Н. Муравьевым на деньги, собранные в России путем пожертвований и записан на имя княгини А. М. Голициной, тещи графа Н. П. Игнатьева. В виду того, что мирликийский храм покинут был русскими афонскими иноками, по случаю войны: России с Турциею, и поступил в долговременное заведывание духовенства Писидийской митрополии (в духовном подчинении коей мирликийский храм находится), турецкое правительство стало оспаривать права России на этот участок, по праву давности, а потом и прямо объявило этот учacтoк земли неотчуждаемым, в виду якобы военных соображений.

«Вопрос мирликийский» оставался в таком неопределенном положении до 1910 года, когда, по предсмертному желанно графа Н. П. Игнатьева, выраженному в письме его на имя М. П. Степанова, он снова был возбужден в Константинополе через посла нашего Н. В. Чарыкова. Последний, указав на бесплодность наших усилий достигнуть благоприятного решения «мирликийского вопроса» турецким правительством, со своей стороны признал вполне целесообразным и возможным в настоящее время превратить этот вопрос в «бар-гpaдский», как имеющий насущное жизненное значение для нашего паломничества, с построением в Бари храма в честь св. Николая и странноприимницы при нем. Мысль эта, уже давно преподносившаяся деятелям Императорского Православного Палестинского Общества, нашла полное сочувствие и живое одобрение и со стороны августейшего Председателя Ее Императорского Высочества Великой Княгини EЛИЗABETЫ ФЕДОРОВHЫ. Для того, чтобы обеспечить содержание наших русских учреждений в Бари и предположенного к построению храма, решено было и доходы Александро-Николаевской часовни обратить на эти учреждения. Совет Императорского Православного Палестинского Общества возбудил пред Святейшим Синодом ходатайство о передаче названной часовни, к этому времени превращенной в храм, в его ведение.

Маленькая Александро-Николаевская часовня, как известно, осенью 1885 г. сгорела дoтла. В мусоре пепелища была обретена нетленною икона Божией Матери «Скоропослушницы», писанная на толстом картоне, с явными следами огненного опаления, доселе еще неизгладившимися. Такое чудесное спасение святыни храма произвело на благочестивых обитателей окружающей часовню местности и жителей Петербурга громадное впечатление. Молва, переходя из уст в уста, быстро облетала не только всю столицу, но и ее отдаленные глухие окраины. К иконе Божией Матери Скоропослушницы во временное помещение ее на Калашниковском проспекте потянулись вереницы богомольцев и пред нею непрерывно совершались молебны. Явная милость Божия, сопутствовавшая усердию молитвы и твердости в вере с надеждою прибегавших к заступничеству и скорой помощи Владычицы, усилила в значительной степени прилив богомольцев в часовню. Св. икону, по желанно жителей столицы, ежедневно начали развозить по домам. Быстро на месте сгоревшей часовни была выстроена новая каменная часовня, по размерам значительно уже больше первой, и в ней, кроме молебнов и панихид, совершались ежедневно всенощные бдения и обедницы с чтением акафистов.

Звание почетного ктитора этой часовни в 1888 г., с ВЫСОЧАЙШЕГО соизволения, принял на себя Августейший председатель Императорского Православного Палестинского Общества великий князь СЕРГЕЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ, а управление хозяйственною частью этой часовни было возложено на особое Попечительство во главе с его председателем и ктитором часовни графом Н. Ф. Гейденом.

Мученическая кончина великого князя СЕРГЕЯ АЛЕКСАНДРОВИЧА в 1905 году подала мысль графу Н. Ф. Гейдену и Попечительству возбудить вопрос пред епархиальным начальством о превращении часовни в храм во имя Святителя Христова Николая архиепископа Мирликийского, в молитвенную память о великом князе – почетном ктиторе. Ходатайство это благосклонно поддержано было Ее Императорским высочеством Великою Княгинею ЕЛИЗАВЕТОЮ ФЕДОРОВНОЮ, высказавшей непременное пожелание, чтобы в молитвах о почившем великом князе объединена была и память о всех верных слугах Царя и Отечества, крамолою убиенных. По сему ходатайству Святейший Синод разрешил «Мирликийскую часовню», обведенную кругом новыми стенами с пятью главками и колокольнею, превратить в церковку.

Почетное ктиторство храма в это время, с ВЫСОЧАЙШЕГО соизволения, принял на себя Его Императорское высочество Великий. Князь МИХАИЛ АЛЕКСАНДРОВИЧ.

Искусственность превращения часовни в храм скоро же дала себя чувствовать. Храм оказался тесным и низким, крайне неудобным для богослужений как летом, так и зимою: в знойное лето в нем царили духота и теснота, а зимой через растворенные двери проникал убийственный, пронизывающий богомольцев и священнослужителей холод, а по верху валил пар, дававший обильные осадки. Кроме того, наскоро возведенные обводные стены дали угрожающую трещину. В виду этого, как только перешел храм в 1911 году в ведение Императорского Православного Палестинского Общества, с назначением доходами его содержать русский храм во имя св. Николая в Бар-Град (в Италии) и странноприимницу при нем для русских паломников, Общество и Попечительство храма, имея в своем распоряжении около 15 тыс. рублей, пожертвованных на сооружение нового храма, через иеромонаха Валаамского монастыря о. Георгия, покойною Еленою Коноваловою, и 28 тыс. рублей, собранных Попечительством на тот же предмет и хранившихся в Императорском Православном Палестинском Обществе, пришли к мысли заново воссоздать на прежнем месте храм в более благолепном и удобном виде.

§ II.

Составление предположений по созданию нового храма поручено было архитектору С. С. Кричинскому, строителю храма в память 300-летия дома Романовых на Полтавской улице. В виду почти полного отсутствия в Петрограде образцов древнерусского зодчества, согласно определенно выраженного желания Ее Высочества Великой Княгини Елизаветы Федоровны и по мысли вице-председателя Палестинского Общества и председателя высочайше учреждённого барградского Комитета князя А. А. Ширинского-Шихматова – знатока и любителя русского искусства, было решено строить новую церковь наподобие небольших храмов со звонницами XV-XVI в. Новгородско-Псковской области.

Незначительные размеры места, отведенного городом под постройку, и положение храма между высокими домами трех пересекающихся улиц, привели С. С. Кричинского к мысли разработать внешний вид церкви значительной выcoты при небольшой площади, дабы окружающие здания не заслоняли и не подавляли бы церковного строения.

§ III.

В соответствии с внешним видом храма решено было украсить и внутренние стены росписью. За образец были указаны открытые знатоком иконописи В. Т. Георгиевским стенные росписи, сохранившиеся доселе в Новгородском Ферапонтовом женском монастыре и принадлежащие кисти выдающегося художника времени великого князя Иоанна III Васильевича (1462–1505 гг.) Дионисия, который, как известно, трудился над росписями стен Московского успенского собора и Иосиф-волоколамского монастыря.

Исполнение стенной росписи нового храма было поручено двум художникам В. А. Плотникову и В. С. Щербакову, работа которых, по обоюдному согласию, распределилась таким образом: вся средняя часть храма и иконы снаружи его предоставлены В. А. Плотникову, а правая и левая стороны храма, лестницы на хоры и входная паперть В. С. Щербакову, при чем каждый из них предварительно обязан был представить свои предположения на одобрение вице-председателя Императорского Православного Палестинского Общества князя А. А. Ширинского-Шихматова и особого наблюдательного совещания, в составе которого входили профессор А. А. Дмитриевский и историк искусства В. Т. Георгиевский.

Святыня храма – св. икона божией Матери «Скоропослушница» побудила названное выше совещание предоставить главное алтарное полукружие изображению Богоматери с коленопреклоненными ангелами, наподобие существующего в Ферапонтовом монастыре. Под нею написана Св. трапеза с восьмиконечным крестом, а на стены над углублением – Покров Пресвятой Богородицы; на полукружии, соединяющем восточные выступные откосы, изображены Св. пророки, предсказывавшие о рождении Спасителя от Девы Марии. На стенах северной и южной в алтаре имеются изображения евхаристии, или преподание Иисусом Христом шести апостолам Пречистого Тела, а другим шести апостолам (на другой стороне) Пречистой Крови; в нижнем поясе святителей- составители литургии: св. апостол Иаков, св. Василий Великий, св. Иоанн Златоуст, св. Григорий Богослов, св. Григорий Двоеслов, св. Афанасий Александрийский, св. Спиридон Тримифундский и др.

В куполе изображен Господь Вседержитель; там же между окон архангелы, еще ниже св. праотцы, в парусах (на углах) св. евангелисты, на преграде хор икона Знамения Божией Матери с ангелами, на западной стене – Страшный Суд; на полукружии, соединяющем западные столпы, написаны изображения: вверху – преп. Зосимы и преп. Марии Египетской и других Палестинских преподобных; под хорами на западной стене – притча о богаче и бедном Лазаре, на своде – Палестинские преподобные, а в углах изображение явления Бориса и Глеба воину, стоящему на страже, с предсказанием о победе св. Александра Невского над немцами в так называемом «Ледовом побоище», и кончина благоверного великого князя Александра Невского (северная часть). На малых полукружиях имеются изображения первоучителей славянских свв. Кирилла и Мефодия, св. Владимира и св. Ольги, св, Алексия митрополита Киевского, преп. Аникиты и преподобных Палестинцев.

Вся эта роспись принадлежит кисти художника В. А. Плотникова.

В жертвенном отделении, в самом его углублении, имеется изображение св. Иоанна Предтечи и жертвенника с его принадлежностями, а стенах заполнены изображениями св. диаконов. В храме на западных столпах изображены: вверху – св. Александр Невский, внизу – св. Димитрий Солунский; на западной стене: вверху – волхвы, «Боготечную звезду узревшие», внизу – благовещение Пресвятой Богородицы и еще ниже, в медальонах, – свв. Гурий и Кириак отшельник; на северной стене: наверху – «О тебе радуется обрадованная», ниже – «Рождество Христово» и «Поклонение волхвов» и еще ниже – «св. Николай останавливает казнь» и «Погребение св. Николая». В своде, на восточной стене – притчи о неключимом рабе и о лепте бедной вдовицы.

В южном полукружии, в куполе, изображение благословляющего св. Николая, с Евангелием в руке, в крещёной ризе, а стены его заполнены изображениями преп. Сергия Радонежского и Киевских угодников свв. Антония и Феодосия, Алимпия иконописца, Кукши, преп. Нестора Летописца и других. На южной стене: вверху – Похвала Пресв. Богородицы, жизнь Божией Матери, рождество и ласкание родителями; еще ниже – посвящение св. Николая во епископа и явление его некоему князю; на западной стене: бегство в Египет, ниже – Введение во храм Богоматери, еще ниже, в кругах – св. Герман и св. Елисавета, на столпе: св. великомученик Георгий Победоносец и св. Иоанн Воин. В своде над ними – брак в Кане Галилейской и Христос на вечери в доме Симона и грешница с алавастром миpa; в полукружиях, по шести на каждом, изображены св. Апостолы и Палестинские святые.


Западная сторона храма с ктитроским местом и входом на хоры

Лестница, ведущая на хоры, занята изображениями жития и чудес св. Николая: рождение Святителя Христова, обучение грамоте, освобождение колодников, спасение утопающего, спасение корабля, чудо с ковром, спасение ребенка, утонувшего в Днепре (Никола Мокрый) и чудо у колодца.

На лестнице, ведущей с улицы в храм, у дверей изображены: ангелы, записывающие входящих и выходящих богомольцев, и из жизни св. Николая – тайная милостыня отцу бедняку, решившемуся предать своих трех дочерей гнусному пороку. Против входной с улицы двери ктиторская икона: св. Николай, архиепископ Мирликийский, и св. благоверный великий князь Александр Невский в воинских доспехах, держащий в руках изображение Николо-Александровского храма. На станах и в кругах размещены северно-русские святые: св. Никита, арх. Новгородский, св. Иоанн, арх. Новгородский, преп. Зосима и Савватий Соловецкие, Герман и Сергий Валаамские, Арсений Коневский, Довмонт, князь Псковский, Евфросим Псковский, Нил Сорский, епископ Леонтий ростовский и друг.

Живопись боковых кораблей и обеих лестниц принадлежите кисти художника В. С. Щербакова.

Оба названные художника пользовались услугами и сотрудничеством товарищей, чем и объясняется надпись на окне в западной стене паперти: «Храм сей сооружен иждивением и тщанием Императорского Православного Палестинского Общества в лето от Рождества Христова 1915-е. Стенное письмо работы Валентина Щербакова и Владимира Плотникова с товарищи».

§ IV.


Правая сторона иконостаса

Самую драгоценную достопримечательность храма составляете его четырехъярусный иконостас и иконы по стенам храма и в алтаре. Иконостас сборный и честь его собрания всецело принадлежите вице-председателю Императорского Православного Палестинского Общества князю А. А. Ширинскому-Шихматову. В поисках за художественной стариной ему посчастливилось напасть на усердного и добросовестного московского собирателя и знатока иконного старинного письма М. И. Тюлина, который явился ближайшим исполнителем указаний князя А. А. Ширинского-Шихматова. Собрание иконостаса в одно целое и украшение его басмою, по образцу иконостаса московского успенского собора, было поручено пользующемуся в Москве заслуженною известностью «Товариществу И. П. Хлебников и Сыновья».

В настоящем своем составе иконостас представляется в следующем виде:

Наместный образ – складен – Всемилостивый Спас Нерукотворенный, XVI века, прекрасного письма, в серебряном окладе с украшениями. На створках: справа- св. Алексий человек Божий, превосходной кисти XVI в., и слева – Алексий митрополит Московский, также XVI в. Складень кругом обложен басмою.


Наместный образ – Божией Матери «Скоропослушницы» греко-афонского письма. Риза и венец украшены драгоценными камнями большой ценности – плод усердия богомольцев храма и почитателей сей святыни. Икона, как по окладу, так и басменному ковчегу, установлена наподобие Владимирской иконы Божией Матери, что в Московском большом Успенском соборе.


Св. Николай, архиепископ Мирликийский, с чудесами – икона XVI в. в нижнем тябле иконостаса.
В наст. вр. находится в Русском музее

Рядом со Спасом – икона св. Николая, архиепископа Мирликийского, с чудесами, превосходного письма XVI века.

Рядом с храмовою иконою св. Николая находится икона XVI в. преп. Александра Свирского, память коего празднуется 30 августа, и ниже икона второго покровителя храма св. благоверного великого князя Александра Невского в иноческом одеянии (редкая икона XVII в.) и по бокам его св. благоверные князья-мученики Борис и Глеб.

У стены за южною алтарною дверью – икона Успения Божией Матери, прекрасного письма XV в.

Налево от наместного образа Богоматери большая икона рождества Пресв. Девы Марии с даяниями, XVI века, пожертвованная московским иконописцем Гурьяновым.


Св. Николай Мирликийский и св. мученица царица Александра – редкая икона XV в нижнем тябле иконостаса

Рядом превосходного письма и весьма редкая икона XV в. св. Николая, архиепископа Мирликийского, и св. мученицы царицы Александры. Икона эта пожертвована в память освящения храма М. И. Тюлиным. У северной стены – икона Покрова Пресвятой Богородицы, прекрасного письма начала XVII века.

Царские двери, обложенные внутри старинною парчею и одетые басмою, превосходной кисти XVI в. Того же времени и священные изображения на столбиках по бокам Царских врат.

Архангелы Михаил и Гавриил, на северной и южной дверях иконостаса, письма XVI века.

Во втором тябле иконостаса размещены праздники, среди коих выделяются своей красотою и сохранностью иконы XVI века: Воскрешение прав. Лазаря, Омовение ног апостолов Иисусом Христом, Христос на суде у Пилата, Несение Креста Спасителем, Снятие со Креста, Троица, Воскресение Спасителя, Уверение Фомы и Вход Господень в Иерусалим.

Третье тябло – «чин» превосходного редчайшего письма XVI в. В состав его входит Деисус, по бокам архангелы Михаил и Гавриил, московские чудотворцы свв. Петр, Алексий, Иона, Филипп, преп. Серий Радонежский и его ученик пр. Никон.

Четвертое тябло – пророки и над ними св. апостолы в поясном размере. Письмо начала XVII столетия.

Иконы для второго, третьего и четвертого тябл иконостаса приобретены почти исключительно на средства, пожертвованных А. Н. Заусайловым.

По южной стене около иконостаса помещается икона в рост преп. Серафима Саровского, с частицею его мантии. Далее на стене, в особом киоте, расположены малые иконы, начала и середины XVII столетия:

Икона Божией Матери «От бед страждущих», в серебряном окладе. По полям изображены Господь Саваоф, архангелы Михаил и Гавриил, московские святители Петр, Алексий, Иона и Филипп, св. Василий Великий, Григорий Богослов, св. Иоанн Златоуст, преп. Никон, св. Феодор Тирон, преп. Сергий Радонежский и св. Николай Чудотворец, Письмо и оклад XVIII в.

Рождество Пресвятой Богородицы, московского письма XVII в., обложена басмой с цветными камнями. Этою, весьма редкою по содержанию, иконою Великая Княгиня ЕЛИЗАВЕТА ФЕДОРОВНА благословила Николо-Александровское попечительство при закладке сего храма 8 октября 1913 г. Св. Николай Чудотворец, ярославского письма XVIII в., в сребро-вызолоченной ризе.

Воскресение Христово с двунадесятыми праздниками, современного палеховского письма.

Св. Иоанн Воин, сверху Нерукотворенный Спас, письма XVIII в., в старинном серебряном окладе.

Преп. Пафнутий Боровский, сверху Знамение Пресвятой Богородицы, Письмо конца XVI в., в старинном серебряном басменном окладе.

Преп. Гурий, Самон и Авива, письма XVII в., в серебряном басменном окладе.

Сошествие во ад, москов. письма XVII в., в серебряном басменном окладе.

Иконы Божией Матери и св. Иоанна Богослова, на досках с вызолоченною резьбою, письма итало-греческого, начала ХVII века.

Иконы Спасителя и Божией Матери, под старинное письмо, в серебряных окладах.

Преп. Сергий Чудотворец со Св. Троицею, письма XVIII в., в серебряном окладе.

«Низложи сильных со престолов», палеховского письма ХIХ века.

Богоматерь «Неопалимая купина», московского письма XVII века, в старинной серебряной басме того же времени.

Рядом с киотом, на той же южной стене, находится большая икона св. великомученика Георгия Победоносца, с чудесами, северных писем XVII в., в окладе.

На стене к западу – икона с двумя Новгородскими Святителями Никитой и Моисеем и Знамением Божией Матери.

На южном столпе – икона св. Николая Чудотворца, северного письма конца XVI века, и рядом с нею на арке – икона Знамения Божией Матери, старин. письма, в серебряной ризе XVIII века.

На северном столпе – икона св. Иоанна Воина в рост с Нерукотворенным Спасом, ярославского письма XVII в.; рядом с нею на арке – икона Тихвинская Божией Матери, в серебряном окладе XIX в.

На западной стене, около входной двери, икона Тихвинской Божией Матери на древе, с предстоящим св. Николаем Чудотворцем. Иконы Божией Матери и св. Иоанна Богослова, на досках с вызолоченною резьбою, письма итало-греческого, начала ХVII века.

Иконы Спасителя и Божией Матери, под старинное письмо, в серебряных окладах.

Преп. Сергий Чудотворец с Св. Троицею, письма XVIII в., в серебряном окладе.

«Низложи сильная со престол», палеховского письма ХIХ века.

Богоматерь «Неопалимая купина», московского письма XVII века, в старинной серебряной басме того же времени.

Рядом с киотом, на той же южной стене, находится большая икона св. великомученика Георгия Победоносца, с чудесами, северных писем XVII в., в окладе.

На стене к западу – икона с двумя Новгородскими Святителями Никитой и Моисеем и Знамением Божией Матери.

На южном столпе – икона св. Николая Чудотворца, северного письма конца XVI века, и рядом с нею на арке – икона Знамения Божией Матери, старин. письма, в серебряной ризе XVIII века.

На северном столпе – икона св. Иоанна Воина в рост с Нерукотворенным Спасом, ярославского письма XVII в.; рядом с нею на арке – икона Тихвинской Божией Матери, в серебряном окладе, XIX в.

На западной стене, около входной двери, икона Тихвинская божия Матерь на древе, с предстоящим св. Николаем Чудотворцем. В проходе, на северной части арки,– икона Владимирской Божией Матери, в сребро-вызолоченной ризе, XVIII века.

По северной стене: Святцы. рядом, над канунным столиком, равноконечный крест с распятием, письмо начала XVII века. По бокам распятия изображены Апостолы Петр, Симон, Павел, Иоанн Богослов и Филипп и Иосиф Аримафейский.

Далее по стене, в особом открытом киоте, находятся малые иконы:

Успение Божией Матери, московского письма XVII века, в современном серебряном окладе.

Образ «Недреманное око», на полях изображения Святых письма XVII века.

Спаситель, стоящий в облаках с ангелами и припадшими Святыми Иоанном Предтечею и Варфоломеем, в старинном серебряном окладе, письмо и окладе XVII века.

Святитель Николай, Мирликийский Чудотворец, современного феоно-греческого письма, в серебряном окладе с цветными камнями.

Божия Матерь «Млекопитательница», ярославского письма XVII в., в серебряном окладе того же времени.

Воскресение Христово со страстями, московского письма XVII века.

Св. Иоанн Предтеча, св. Архангел Михаил и св. Тихон, письма XVIII в., в современном серебряном окладе, Собор св.. Иоанна Крестителя, ярославского письма XVII века.

Знамение Пресвятой Богородицы с св. пророком Амосом и Святителем, северного письма ХVII в.

4 иконы «Достойно есть», ярославского письма XVII в., в серебряном окладе.

Знамение Пресвятой Богородицы с праведною Елизаветою, северного письма XVI века.

Св. пророк Илия, сидящий на камне в пещере, северного письма XVII века.

Над киотом, посредине, помещена икона «София Премудрость Божия», с избранными святыми, ярославского письма XVII в., в басменном окладе.

Рядом с киотом, непосредственно примыкая к северному концу нижнего тябла иконостаса, находится большая икона св. мученика патриарха московского Гермогена в рост, с частицею его мощей. Писана в старинном стиле художником наших дней.

В с.-в. углу, пред иконостасом, против иконы Покрова Богоматери поставлен Крест из масличного дерева, с частицею» Животворящего Древа Господня, пожертвованный Иерусалимским патриархом Дамианом.

Хоругви северного письма XVII века, украшения старинною парчою и железными прорезными орнаментами (редкой сохранности). На одной хоругви изображен Спас Нерукотворенный, а на оборотной стороне – Церковь Христова, на другой хоругви имеется изображение Святителя Николая в крещеной ризе, а на обороте – Спасителя с припадающими святыми.

В алтаре размещены следующие иконы:

Запрестольный крест северного письма начала XVII века, обложен басмою. На передней стороне Креста, в кругах, изображения: в средине Деисус, вверху Архангел Михаил и снизу Архангел Гавриил; сзади Креста: в средине св. Николай Чудотворец, по сторонам апостолы Петр и Павел, вверху евангелист Иоанн Богослов и внизу св. евангелист Лука.

Две запрестольные иконы Богоматери: I) Знамения, на тыльной стороне - св. апостолы Петр и Павел и Святитель Николай Чудотворец, северного письма XVII века и 2) Владимирская, на тыльной стороне – св. Николай Чудотворец. Обе запрестольные иконы, северного письма XVI в., обложены басмою.

Поставцы к Кресту и двум иконам Богоматери сооружения наподобие так называемых «тощих свещей».

На стене за престолом, над горним местом,– большая икона Спаса Вседержителя, сидящего на троне в архиерейских одеяниях, окруженного силами херувимов и серафимов, ярославского письма начала XVII века, в современном басменном окладе.

По сторонам горнего места, на особых подставках, расположены следующие иконы:

Ахтырская Божия Матерь, в серебряном окладе, XVIII века. Моление Св. Отцев ко Господу Богу и Богородицы о всем мире.

(«Боголюбская Б. М.»), ярославского письма конца XVII века.

Большая икона Тихвинская Божия Матери, в богатом серебряном окладе.

Вход Господень в Иерусалиме, ярославского письма XVIII века.

Покров Пресвятой Богородицы, московского письма XVII века.

Спас Нерукотворенный, в серебряной ризе, начала XVIII века.

Иверская Божия Матерь, в серебряном окладе.

Складень с иконою Божией Матери Казанская, в серебряном окладе, с цатою, украшенною цветными камнями. На скворцах складня изображены Св. Троица, благовещение, рождество Христово, Крещение Господне и Преображение, письмо конца XVII века.

В алтаре, на горнем месте, на особом аналогии помещена икона Воскресения Христова, Иерусалимской работы, пожертвованная Патриархом Дамианом в 1909 году.

На тыльной стороне иконостаса:

Св. Троица под дубом Мамврийским, письмо конца XVI века.

Ангел хранитель, современного письма.

Три иконы с двунадесятыми праздниками, ярославского письма XVII в., врезанные в новые диски; на одной изображены: Сретение, Крещение, Сошествие Св. Духа на Апостолов и успение; на другой: Благовещение Пресв. Богородицы, Рождество Христово, Воскресение и Вознесение Господне и на третьей: Вход Господень в Иерусалим, Преображение, Введение во храм Пресвятой Богородицы и Рождество Пресвятой Богородицы.

Деисус поясной, в серебряных венцах.

Две иконы: архидиакон Стефан и архидиакон Филипп, обе московского письма XVI века.

Большой образ Нерукотворенного Спаса, в серебряной ризе.

Казанская Божия Матерь, письмо XVII века.

Священномученики Антипа, Тихон и Феодор Тирон, письмо XVII века.

В жертвенном отделении:

Над жертвенником – икона Воскресения Христова с праздниками, в серебрянкой ризе и окладе, письмо XVII века.

Св. Диаконы Лаврентий и Евпл, московского письма XVI века.

Над южной входной дверью икона «Святое Отечество», московского письма XVII века.

В диаконнике, над входною дверью, икона – Собор архистратига Михаила.

Иконы, помещенные по южной, западной и северной стенам храма, а также на столпах, под арками, в алтаре, жертвенном отделении и диаконнике, составляют большею частью благоговейный дар О. И. Зубаловой.

Богослужебные принадлежности в большей своей части представляют художественное воспроизведение подлинников XVI и XVII веков, как, напр., чистого золота сосуды, напрестольное Евангелие, воздвизальный крест, молебные Евангелие и крест, лампады, подсвечники, выносной фонарь и фонари пред наружными образами, наружные бронзовые входные двери и т. п., но имеются и подлинные памятники древнерусского чеканного и обронного дела.

Серебряно-вызолоченное блюдо XVII столетия с выпуклым цветным орнаментом.

Другое сребро-вызолоченное блюдо, украшенное чеканными цветами по краям. На дне его резано: крест, а по бокам его коше и трость с надписями: кт Гднь, ко, трот,

Дарохранительница в виде церковки с изображением ангелов на узких сторонах ящичка, в который полагаются Агнцы; на одной, длинной стороне ящичка, изображение положения во Гробе Спасителя, а на другой – изображение креста, копия, губы, плетей, гвоздей, столба бичевания, петела и лестницы. Надпись на дарохранительнице гласит следующее: «Сей кнот построен старанием майора Михаила Афонасева сына Поламского села Кремля-ново к церковь архистратига Михаила 1759-го году Мая 27 дня». Круглый серебряный ковш для теплоты с надписью по краям: «Чаша Сергиевского Троицкого преподобного монастыря церковная 1773 г. го июня 7».

Два серебряных кадила XVII века,

Кувшин для омовения рук при архиерейском богослужении с надсечками по наружной стороне, работы XVIII века.

Блюдо для благословенных хлебов с двумя кубками XVII в., украшенными аметистами вверху (10 гнезд) и на поддонках (по 4 гнезда).

Зеркало с рамой, украшенной оловом под слюдой, работы XVII века.

Водосвятные чаши разнообразных величин, кувшинчик для согревания теплоты, подсвечники выносные для свеч и ручные, два больших паникадила в храме и три малых – одно в алтаре за престолом, одно на хорах и одно под хорами, металлический аналой у престола, рукомойник на цепях с тазом и треножником, складной аналой резного дерева для чтецов и друг. XVII-XVIII вв.

Ризница в большей части сделана по старинным образцам.

§ V.


Палата под храмом для заседаний Попечительства

Под храмом устроена палата для собраний местного церковного Попечительства, келии для служащих при храме иеромонахов, псаломщика и сторожа и комната для центрального отопления. Палата расписана по образцу Московских кремлевских дворцовых теремов XVII века художниками В. А. Плотниковым и В. С. Щербаковым. В палате имеется печь из изразцов XVII в. и находятся ларец XVII в. для хранения записной книги для почетных посетителей и церковного Синодика, и сундук, окованный железом – для документов и церковной казны, ХVII в.

Освещается палата люстрою XVII в., с электрическими лампочками в два ряда, закрашенными, с целью приблизить свет к восковой свече. Паникадила храма наполнены подобными же лампочками. Мебель палаты сооружена по старинным образцам.

Опубл.: [Дмитриевский А.А.] Краткое описание Барградского Николо-Александровского храма в Петрограде. - Издание Императорского Православного Палестинского Общества. Петроград. 1916

Дмитриевский А.А., профессор, секретарь Императорского Православного Палестинского Общества в 1906-1918 гг.

Тэги: Санкт-Петербург, Николо-Александровский (Барградский) храм в С-Пб., Барградский комитет, церковное искусство, недвижимости ИППО, Кричинский С.С., Ширинский-Шихматов А.А., вел.кн. Сергей Александрович, вел.кнг. Елизавета Федоровна, Гейден Н.Ф., граф

Ещё по теме:

Пред. Оглавление раздела След.
В основное меню